"Продадут меня эти союзнички..."

Cлова Александра Колчака, задержанного чехами на транссибирской станции Нижнеудинск, стали пророческими К. П. Белов. Предварительный арест Колчака. 1965 г. К. П. Белов. Предварительный арест Колчака. 1965 г. Именно вынесенную в заголовок фразу, по воспоминаниям генерал-майора М.И. Занкевича (в ноябре 1919 - январе 1920 гг. - начальника штаба Ставки Главнокомандующего Восточным фронтом), произнес адмирал А.В. Колчак, согласившись отправиться на восток из Нижнеудинска в вагоне под флагами Великобритании, Франции, США, Японии и Чехословакии...

27 декабря 1919 года. Прибытие в Нижнеудинск

Драма в Нижнеудинске разыгралась на фоне отступления войск Верховного Правителя России (с 18 ноября 1918 г.) адмирала Александра Васильевича Колчака. В это же время к Владивостоку прорывались, стремясь спасти свои жизни и награбленное имущество, чехословацкие части. В начале 1919 г. командующий Чехословацким корпусом генерал-майор Я. Сыровы объявил участок магистрали между Новониколаевском и Иркутском операционным участком своих войск. Так Транссибирская магистраль оказалась фактически под контролем союзников, которыми командовал французский генерал М. Жанен.

27 декабря 1919 года два поезда Верховного Правителя (его собственный и состав с золотым запасом) прибыли на станцию Нижнеудинск. Два дня спустя они были задержаны чехами. Началось "нижнеудинское сидение", продолжавшееся около двух недель и описанное биографом адмирала П.Н. Зыряновым (на основе воспоминаний генерала Занкевича).

"Недалеко от станции поезда были остановлены семафором. Вскоре подошел чешский офицер, сообщивший, что согласно распоряжению штаба союзных войск поезда Адмирала задерживаются "до дальнейших распоряжений". Майор заявил также о своем намерении разоружить конвой верховного правителя. В этом ему было отказано, и он пошел за новыми инструкциями. Одновременно выяснилось, что в Нижнеудинске уже установлена новая власть.

Через несколько часов майор вернулся и ознакомил генерала М.И. Занкевича, начальника походного штаба Колчака, с полученными от союзников инструкциями:

Поезда адмирала и с золотым запасом состоят под охраной союзных держав. Когда обстановка позволит, поезда эти будут вывезены под флагами Англии, США, Франции, Японии и Чехословакии. Станция Нижнеудинск объявляется нейтральной. Чехам надлежит охранять поезда с адмиралом и с золотым запасом и не допускать на станцию войска вновь образовавшегося в Нижнеудинске правительства. Конвой адмирала не разоружать. В случае вооруженного столкновения между войсками адмирала и нижнеудинскими разоружить обе стороны; в остальном предоставить адмиралу свободу действий.

Эшелоны были препровождены на станцию и оцеплены чехословацкими войсками. Связь с внешним миром можно было осуществлять только при их посредничестве"1.

Одна из последних фотографий Верховного Правителя. Адмирал А.В. Колчак (слева) и контр-адмирал М.И. Смирнов (в центре) по дороге в Тобольск. Осень 1919 г.

29 декабря 1919 года. Задержание

Под видом охраны от нападения партизан "союзники" (теперь уже это слово можно писать именно так, в кавычках) фактически взяли Верховного Правителя в заложники. К тому времени вспыхнуло восстание в Черемхове, а за ним и в Иркутске. Пропустить Колчака "в тыл обложившим Иркутск революционным войскам было недопустимо. Пришлось повести дипломатические переговоры с чехами, пригрозив разрушением дороги, на предмет остановки его в Нижнеудинске" - свидетельствует отчет уполномоченного черемховского политцентра И.С. Алко.

О том же упоминал Г.К. Гинс (главноуправляющий делами Верховного Правителя и Совета министров): "...силы "нижнеудинской республики" были столь слабы, что один конвой адмирала мог бы справиться с "республикой", если бы чехословаки не закрыли доступа в город" - цитата из книги историка С.П. Мельгунова2.

В эшелоне Колчака находились около 500 солдат и 60 офицеров конвоя, штаба и военных чиновников. Союзное командование предложило адмиралу уехать из Нижнеудинска в одном из вагонов без конвоя и сопровождающих лиц. Но это было невозможно для Колчака. Через генерала Занкевича он отправил комиссару Японии Като телеграмму:

"Адмирал настаивает на вывозе всего поезда, а не только одного его вагона, т. к. он не может бросить на растерзание толпы своих подчиненных. В случае невозможности выполнить просьбу адмирал отказывается от вывоза его вагона и разделит участь со своими подчиненными, как бы ужасна она ни была"3.

Рассматривался и вариант ухода в Монголию. Колчак предложил солдатам конвоя самостоятельно сделать свой выбор - и большая их часть перешла на сторону большевиков. Нужна ли была в драматичнейшей ситуации такая "демократия"? Современный историк А.С. Кручинин так объясняет поведение адмирала: "...Александр Васильевич был не только военным, но и опытным путешественником, и прекрасно понимал, что в подобной экспедиции каждый участник должен быть надежным, - тем более, когда существовал не менее сильный "соблазн": столкнувшись с трудностями, не просто повернуть вспять, но и выдать своих офицеров врагу (именно так погибнет, например, барон Унгерн полтора года спустя)"4.

И все же отказ солдат поддержать его стал для Колчака страшным моральным ударом.

4 января 1920 года. Отречение от власти

Родилось и еще одно предложение - пробираться в Монголию только с офицерами. Занкевич вспоминает, как к Колчаку обратился один из "старших морских офицеров" с предложением покинуть Нижнеудинск в поезде, а офицеров распустить: ведь их никто не будет преследовать. "Значит, вы меня бросаете", - вспылил адмирал. "Никак нет, если вы прикажете, мы пойдем с вами". Когда мы остались одни, адмирал с горечью сказал: "Все меня бросили". После долгого молчания он прибавил: "Делать нечего, надо ехать". Потом он сказал: "Продадут меня эти союзнички"5.

Колчак прекрасно осознавал роковой характер своего решения. Но понимал он, пишет А.С. Кручинин, и другое: "Окружение Верховного Правителя вообще не желало каких-либо активных действий - оно хотело, чтобы всех вывезли союзники; но союзники вели речь об одном адмирале... и потому за него, как за якорь спасения, хватаются все. И адмирал, спасая своих подчиненных [курсив автора - Н.К.], идет в "союзный" вагон с горьким предчувствием..."6.

Естественно, Колчак отверг и предложение спастись в одном из чешских эшелонов вместе с адъютантом - лейтенантом Д.С. Трубчениновым7.

А иркутские мятежники все настойчивее требовали от чехов выдачи адмирала, ехавшего с ним Виктора Николаевича Пепеляева (председателя Совета министров в правительстве Колчака) и золотого запаса. Все это - в обмен на возможность чехам беспрепятственно эвакуироваться на восток. В это же время шли переговоры между возглавившим иркутское восстание "Политическим Центром" (коалиция эсеров и социал-демократов при негласном участии большевиков), Жаненом и Советом министров о сдаче последним власти Политцентру.

3 января 1920 года Совет министров посылает Колчаку телеграмму с требованием об отречении от власти и передачи ее А.И. Деникину. Адмиралу ничего не оставалось, как выполнить это требование, издав на следующий день свой последний указ.

Главнокомандующий Союзными войсками в Сибири генерал М.Жанен и командующий Чехословацким корпусом, генерал-майор Я. Сыровы.

Начало января 1920 года. Предательство

Поезд с вагоном, расцвеченным флагами "союзных держав", двинулся к Иркутску. Генерал Жанен цинично предал Александра Васильевича, заявив: "Мы психологически не можем принять на себя ответственность за безопасность следования адмирала... После того, как я предлагал ему передать золотой запас под мою личную ответственность и он отказал мне в доверии, я ничего уже не могу сделать"8. Помимо шкурных интересов и страха за свою жизнь у преступления "союзников" была и еще одна, более важная, причина, которую отметил А.С. Кручинин. "И если сохранялась хоть доля опасности, что, ступив на "твердую землю", Верховный Правитель возвысит свой голос против беззаконий, творившихся под руководством Сырового и при попустительстве Жанена, - желанным выходом для обоих становилось, чтобы адмирал Колчак "отрекся", а еще лучше - сгинул бы в какой-нибудь "демократической" тюрьме"9.

На выручку адмиралу пытался прийти Атаман Забайкальского казачьего войска Г.М. Семенов (с которым у адмирала были весьма непростые отношения). В 20х числах декабря из Читы вышла группа из трех бронепоездов под командованием ротмистра К.И. Арчегова. Один из участников событий писал о том, что ее командиру "...было на словах приказано - пробиться в Нижнеудинск во что бы то ни стало, не останавливаясь перед применением оружия"10. 25 декабря отряд сосредоточился на станции Байкал. Тут "семеновцы" узнали о восстании в Иркутске. В ночь на 31 декабря Арчегов выступил в направлении Иркутска, два дня в городе шли бои. Но чехи вынудили русские части прекратить боевые действия и отойти к станции Байкал. Здесь 9 января 1920 г. их разоружили "союзники"11.

И это была единственная попытка реальной помощи адмиралу Колчаку.

Штабной вагон генерала Мориса Жанена.Омск 1918-1919 гг.

15 января 1920 года. Прибытие в Иркутск

Эшелон Верховного приближался к Иркутску. На станции Черемхово к охранявшим Колчака чехам присоединилась охрана из революционных рабочих. Сподвижники Колчака, сумевшие уйти из Иркутска в Читу, еще пытались оказать давление на союзников с целью спасти адмирала. Морской министр Всероссийского правительства контр-адмирал М.И. Смирнов и генерал-лейтенант Н.А. Лохвицкий посылали телеграммы в Париж министру иностранных дел С.Д. Сазонову. Тщетно. "Формальный номер" исполнили японцы. "Полковник Фукуда [командующий японскими войсками в Иркутске - Н.К.] послал полковника Микэ к чехо-словацкому генералу Сыровой с предложением передать охрану адмирала батальону японских войск, находившихся на ст[анции] Иркутск, но Сыровой ответил, что это уже поздно, так как адмирал уже выдан повстанцам. Тогда Фукуда послал полковника Микэ к повстанцам с тем же предложением, но они отказались выдать адмирала японцам"12.

Круг замкнулся. И уж тем более его не мог разорвать "Протест бывших членов Российского Правительства, собравшихся в Харбине, предъявленный представителям Союзных государств"13.

Вечером 15 января поезд прибыл в Иркутск, где Колчак, Пепеляев, А.В. Тимирева и еще 113 человек, остававшихся в эшелоне, были заключены в Иркутскую губернскую тюрьму. Дальнейшие события хорошо известны.

7 февраля 1920 года. Развязка

7 февраля 1920 г. адмирал Александр Васильевич Колчак и председатель Совета Министров Всероссийского Правительства Виктор Николаевич Пепеляев были убиты без суда и приговора около устья реки Ушаковки при впадении ее в Ангару.

ВЗГЛЯД ПОЭТА Предательству в Нижнеудинске и трагедии Колчака посвятил стихотворение известный поэт Русского Зарубежья (и офицер колчаковской армии) Арсений Несмелов (А.И. Митропольский). Впервые оно было опубликовано в сборнике "Белая флотилия", вышедшем в Харбине в 1942 г.

В Нижнеудинске

День расцветал и был хрустальным,
В снегу скрипел протяжно шаг.
Висел над зданием вокзальным
Беспомощно нерусский флаг.

И помню звенья эшелона,
Затихшего, как неживой,
Стоял у синего вагона
Румяный чешский часовой.

И было точно погребальным
Охраны хмурое кольцо,
Но вдруг, на миг, в стекле зеркальном
Мелькнуло строгое лицо.

Уста, уже без капли крови,
Сурово сжатые уста!..
Глаза, надломленные брови,
И между них - Его черта, -

Та складка боли, напряженья,
В которой роковое есть...
Рука сама пришла в движенье,
И, проходя, я отдал честь.

И этот жест в морозе лютом,
В той перламутровой тиши, -
Моим последним был салютом,
Салютом сердца и души!

И он ответил мне наклоном
Своей прекрасной головы...
И паровоз далеким стоном
Кого-то звал из синевы.

И было горько мне. И ковко
Перед вагоном скрипнул снег:
То с наклоненною винтовкой
Ко мне шагнул румяный чех.

И тормоза прогрохотали, -
Лязг приближался, пролетел,
Умчали чехи Адмирала
В Иркутск - на пытку и расстрел.

1. Зырянов П. Адмирал Колчак, верховный правитель России. М., 2006. С. 551 - 552.
2. Мельгунов С.П. Трагедия адмирала Колчака. Из истории Гражданской войны на Волге, Урале и в Сибири. Кн. вторая. Ч. III. М., 2005. С. 432.
3. Занкевич [М.И.] Обстоятельства, сопровождавшие выдачу адмирала Колчака революционному правительству в Иркутске // Белое дело. Летопись Белой борьбы. Кн. II. Берлин, 1927. С. 151.
4. Кручинин А. Адмирал Колчак: жизнь, подвиг, память. М., 2010. С. 510.
5. Занкевич [М.И.] Указ. соч. С. 152.
6. Кручинин А. Указ соч. С. 511 - 512.
7. Богданов К.А. Адмирал Колчак. Биографическая повесть-хроника. СПб., 1993. С. 265.
8. Гинс Г.К. Сибирь, союзники и Колчак. Поворотный момент русской истории 1918 - 1920 гг. (Впечатления и мысли члена Омского правительства). М., 2008. С. 559.
9. Кручинин А. Указ. соч. С. 514 - 515.
10. Гордеев М.Н. Попытка спасти адмирала Колчака (Из воспоминаний участника) // Луч Азии. 1938. N 42. С. 41.
11. Там же.
12. ГАРФ. Ф. Р-5881. Оп. 1. Д. 473. Л. 13.
13. Там же. Л. 15-16.

Читать оригинал >> 18:06 06.10.2016

0 комментариев
ВНИМАНИЕ! Начался ЗБТ (Закрытый Бета-Тест) аккаунтов! Подробности смотрите здесь
Войдите, чтобы оставить комментарий. Нет регистрации?
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!
Получи аккаунт с доступом к ЗБТ бесплатно до 31 декабря! Подробности здесь
Новости MEDIA REPOST v2.0
Подробности смотрите здесь
Военные хроники (Сирия ON-LINE)
Сводка военных событий в Сирии. Пост обновляется.
Установить виджет online-ленты на свой сайт
Военные хроники (Новороссия ON-LINE)
Сводка военных событий в Новороссии (ЛНР и ДНР). Пост обновляется.
Установить виджет online-ленты на свой сайт
Мнения сообщества
Основатели
Дегенераты себя любят:> самого масштабного реалити-шоу России
Основатели
Такая массовка - только за гривны. Там иначе быть не может.
Основатели
> за свои публикации получали деньги от гражданина Белоруссии, проживающего в Москве- ахринеть. Проститутки?ещё
Основатели
Толерастия как явление уничтожит Европу, к бабке не ходи.
Основатели
Под дурью писано? Или жертвой ЕГЭ?И.реактор опять жжет.
Основатели
То с Востока приезжают в Москву вербовщики, то москвичи едут вербовать на Запад...Хорошо хоть эпоха ТРЫНДЮЛЕЙ началась.ещё
Основатели
Германия будет чмокать по полной.
Основатели
Может ещё вспомнят кто Хиросиму и Нагасаки взорвал?
Основатели
Неудачники недоактёр и шоумен - недогонщик.
Последние комментарии