«Глаза армии». День военного топографа

Каждый год 8 февраля в Российской Федерации отмечается День военного топографа. Он был установлен в феврале 2003 г. приказом министра обороны Российской Федерации №395 и отмечается с 2004 года. Дата праздника была установлена в честь принятия 8 февраля 1812 года Положения для военного топографического дела. В соответствии с этим указом и была создана структура, отвечающая за обеспечение российской армии картографическими и топографическими материалами. На самом деле, стоит ли говорить, что история топографической службы в России куда более продолжительна.

У истоков военной топографии

Бурное развитие топографии началось при Петре I, который уделял огромное внимание совершенствованию военно-инженерного дела, геодезии, картографии. В 1711 г. в составе российской армии появилась квартирмейстерская часть, на которую возлагались, в том числе, и задачи по обеспечению российской армии картографическими материалами. В квартирмейстерских частях были введены должности отдельных офицеров, занимавшихся вопросами составления карт, сбора сведений о местности. Это и были первые российские военные топографы. В Москве появилась Школа математических и навигацких наук, в которой проходили подготовку будущие геодезисты и топографы. Когда в 1763 г. был создан Генеральный штаб, в его состав было включено 40 штаб-офицеров и обер-офицеров — геодезистов и топографов, которые и положили начало созданной позже военно-топографической службе. «Глаза армии». День военного топографа В 1797 г. было создано собственное Его императорского величества Депо карт, занимавшееся составлением, печатанием и хранением топографических карт и атласов. Директор Депо карт находился в подчинении генерал-квартирмейстера российской армии. На пост директора Депо карт был назначен генерал-майор граф Карл Иванович Опперман (1766-1831) — профессиональный военный инженер, происходивший из дворянского рода герцогства Гессен-Дармштадт. Получив инженерное образование, Карл Опперман начал военную службу еще в гессенской армии, а затем попросился в российское подданство. Императрица Екатерина II ответила утвердительно и, как оказалось, не зря. Карл Опперман внес большой вклад в становление отечественной военно-топографической службы, инженерных войск и, в целом, в укрепление обороноспособности Российской империи. Под начальством Оппермана в Депо карт проходили службу 22 офицера, прикомандированных из Инженерного департамента, квартирмейстерской части и армейских подразделений. В 1801—1804 годах именно Депо карт подготовило и издало Столистовую карту Российской империи. 8 февраля 1812 года Депо карт было переименовано в Военно-топографическое депо, после чего переподчинено непосредственно военному министру. На период с 1812 по 1863 гг. Военно-топографическое депо превратилось в главный орган российской армии, отвечавший за снабжение картографическим материалом.


Корпус топографов

В 1822 г. под руководством Военно-топографического депо был создан Корпус топографов. В его обязанности входили непосредственное топографическое и топогеодезическое обеспечение российской армии, доведение топографического материала до штабов и войск. В состав Корпуса топографов входили офицеры — геодезисты, классные топографы, классные военные художники, неклассные художники, ученики топографов и художников, топографы унтер-офицерского чина. Служащие Корпуса топографов занимались проведением топографических съемок, созданием карт и планов, съемок местности — причем не только в интересах военного ведомства, но и Геологического комитета, Министерства земледелия, Министерства государственных имуществ, Комитета по строительству государственных дорог. В 1832 г. в состав Корпуса топографов входило 70 офицеров и 456 топографов. Были созданы 8 рот. Первая рота, численностью в 120 человек, называлась ротой Военно-топографического депо. Остальные семь рот действовали по всей территории Российской империи. Руководство Корпусом топографов осуществлял генерал-квартирмейстер Главного штаба через Военно-топографическое бюро.

У истоков организации Корпуса топографов стоял генерал-майор Федор Федорович Шуберт (1789-1865). В 1803 г., в возрасте четырнадцати лет, Шуберт начал службу в качестве колонновожатого при свите его Императорского Величества по квартирмейстерской части, затем участвовал в целом ряде военных кампаний в начале XIX в. Во время Отечественной войны 1812 года капитан Шуберт в должности квартирмейстера 2-го кавалерийского корпуса не только занимался своими прямыми обязанностями, но и проявил мужество и храбрость непосредственно во время сражений. «Глаза армии». День военного топографа Генерал-адъютант барон Федор Карлович Корф отметил в рапорте, что Шуберт лично помогал ему под огнем противника удержать от отступления кавалерийские полки. Храбрость Шуберта способствовала его быстрому продвижению в чинах — вскоре ему было присвоено звание подполковника, а затем полковника. Он служил в должностях обер-квартирмейстера в пехотном и гренадерском корпусах. В 1819 г. полковник Шуберт был переведен в Главный штаб — на должность начальника начальником 3-го отделения Военно-топографического депо, а в следующем году стал начальником триангуляции и топографической съёмки Петербургской губернии. Тогда же, в 1820 г., 31-летний полковник Шуберт был произведен в генерал-майоры. Поскольку именно Шуберт разрабатывал проект создания Корпуса топографов, его в 1822 г. и назначили на должность директора Корпуса. Через три года он стал управляющим, а в 1832 г. — директором Военно-топографического депо. Одновременно генерал Шуберт исполнял и обязанности генерал-квартирмейстера Главного штаба российской армии. В 1866 году Корпус топографов был преобразован в Корпус военных топографов, который возглавил начальник Военно-топографического отдела Главного штаба. Примечательно, что до сих пор в российских вооруженных силах сохранена практика совмещения должностей начальника топографической службы и начальника Военно-топографического управления Генерального штаба. К 1866 г. численность Корпуса военных топографов составляла 643 человека. В нем проходили службу 6 генералов, 33 штаб-офицера, 156 обер-офицеров, 170 классных топографов, 236 топографов унтер-офицеров, 42 ученика топографа. Следует отметить, что в 1866 г. в составе Главного штаба был создан Военно-топографический отдел, сменивший Военно-топографическое депо в качестве центрального руководящего органа военно-топографической службы. Что касается Военно-топографического депо, то оно было ликвидировано. Также были созданы военно-топографические отделы в штабах военных округов — Оренбургского, Западно-Сибирского, Восточно-Сибирского и Туркестанского. Для остальных военных округов предусматривалось иметь по 2-4 прикомандированных офицера и классных топографа из Корпуса военных топографов. В 1877 г., в соответствии с новым положением о Корпусе военных топографов, численность личного состава этой службы была сокращена до 515 человек. При этом в Корпусе также осталось 6 генеральских должностей, 26 должностей штаб-офицеров, 367 обер-офицеров и классных топографов. Следует отметить, что классными топографами назывались гражданские чиновники, входившие в штат Корпуса военных топографов, и имевшие соответствующие гражданские чины по Табелю о рангах Российской империи. Кроме того, в 1890 г. было принято и Положение о полевом управлении войск в мирное время, в котором предусматривался штат офицеров-топографов в различных соединениях. Так, в штаб армии прикомандировывалось 5 штаб-офицеров Корпуса военных топографов, а в штабные корпуса — по 2 обер-офицера и 1 младшему топографу. В 1913 г. был установлоен праздник военных топографов — 10 февраля (в честь преподобного Ефрема Сирина). По мере совершенствования технических средств, стоящих на вооружении российской армии, происходила и модернизация методов ведения топографической деятельности. Так, после распространения в Российской империи телеграфной сети, стал использоваться метод определения географических долгот, основанный на времени передачи по телеграфу между определяемыми пунктами, разработанный полковником Форшем. В 1915 г., в связи с появлением авиации, офицеры Корпуса военных топографов стали активно использовать метод аэросъемки. В начале 1917 г. были созданы фотометрические (позже — фотограмметрические) части.

Как учили военных топографов в Российской империи

«Глаза армии». День военного топографа Следует рассказать и о подготовке офицеров-топографов в Российской империи. Топографическая служба, в отличие от службы в гвардейских, кавалерийских частях, в военно-морском флоте, никогда не пользовалась особым престижем, связывалась с необходимостью долгой и кропотливой учебы, сложной, рутинной работы. Поэтому среди офицеров-топографов было мало выходцев из знатных семей. Длительное время будущие топографы учились своему делу и лишь после 8-12 лет работы и сдачи экзаменов они получали офицерское звание. Первым учебным заведением, где готовили специалистов в топографии и геодезии, была еще Школа математических и навигацких наук, открытая Петром I. В 1822 г., после создания Корпуса топографов, в Санкт-Петербурге было открыто Училище топографов. В «Дополнении к Положению о Корпусе топографов» перечислялись основные принципы организации подготовки офицеров — топографов и объявлялось о создании Училища топографов. 22 октября 1822 г. училище было открыто — как двухклассное, с четырехлетним сроком обучения. С этого времени 22 октября считается традиционным ежегодным праздником учебного заведения, готовящего военных топографов российской армии. Первый выпуск Училища топографов был проведен в 1825 году. Выпустили всего 12 офицеров, получивших звание прапорщика. В 1827 г. состоялся второй выпуск офицеров, после чего каждый год российская армия стала пополняться новыми офицерами — топографами. Малый штат Корпуса военных топографов обусловил и небольшое количество выпускников Училища топографов. Зато, как говорится, выпускники училища брали «не количеством, а качеством».

В 1832 г. Училище топографов было переименовано в Школу топографов, что связывалось с отсутствием тех льгот, которые закреплялись за специализированными училищами. Когда все топографы Корпуса топографов были сведены в роты, рота, дислоцировавшаяся в Санкт-Петербурге и составила Школу топографов, в штате которой числилось 120 топографов 1-го и 2-го классов. В 1863 г. Школе топографов вернули прежнее название — Училище топографов, тогда же для выпускников Училища топографов было предоставлено право поступления на геодезическое отделение Академии Генерального штаба. 24 декабря 1866 г. ( 5 января 1867 г.) было утверждено новое название Училища топографов — Военно-топографическое юнкерское училище. В училище были расширены учебные программы. Тем не менее, в 1883-1885 гг. набор в училище не проводился в связи с ростом революционного движения в стране. После возобновления в сентябре 1886 г. набора в училище, оно вновь было лишено привилегий остальных юнкерских училищ и в таком статусе существовало до 1892 г., когда за ним вновь закрепили право для выпускников поступать на геодезическое отделение Академии Генерального штаба. В 1906 г. в состав училища был введен дополнительный геодезический класс, численность которого определялась в 10 человек. Всего за 95 лет существования училища — с 1822 по 1917 гг., — в нем было подготовлено более 1,5 тысяч специалистов в области военной топографии и геодезии с офицерским чином. Офицеры-топографы сыграли важнейшую роль в обеспечении обороноспособности Российской империи, принимали участие во всех возможных военных кампаниях. Более того — уровень профессиональной подготовки и образования позволял руководителям Корпуса военных топографов в случае надобности брать на себя руководство Главным штабом. Среди офицеров военно-топографической службы Российской империи были выдающиеся ученые, внесшие большой вклад в развитие топографии как науки. 15 ноября (28 ноября — по новому стилю) 1917 года был издан приказ о демобилизации российской армии. Однако Корпус военных топографов продолжил свое существование под новым названием до 1923 г. — как структура Военно-топографического управления в составе Всероссийского главного штаба (Всероглавштаба), созданного 8 мая 1918 года и просуществовавшего до 10 февраля 1921 г., когда он был объединен с Полевым штабом РККА в Штаб РККА.

От военно-топографической школы к училищу

В 1923 г. Корпус военных топографов РККА был переименован в Военно-топографическую службу РККА. Так началась история уже качественно новой структуры. При Штабе РККА был создан Военно-топографический отдел, после создания в 1935 г. Генерального штаба РККА, в свою очередь, вошедший в его состав в качестве отдела. В Советской Армии военно-топографическая служба получила дальнейшее развитие и, фактически, сформировалась в том виде, в каком она существует и в настоящее время. Являясь частью штабной службы, военно-топографическая служба имела свои органы в штабах соединений, оперативных объединений, а также располагала собственными специальными частями и учреждениями, к которым относились топографические, геодезические, аэрофототопографические отряды, склады карт, картографические фабрики. Главной задачей военно-топографической службы оставалось составление и подготовка топографических карт, сбор геодезических данных, организация топографической подготовки войск, научно-исследовательская работа в сфере картографии, геодезии, аэросъемки.

«Глаза армии». День военного топографа



После начала преобразований в военной сфере, вызванных Октябрьской революцией и строительством Красной Армии, встала необходимость в создании специального учебного заведения для подготовки военных топографов. Дело в том, что в соответствии с Приказом Совета народных Комиссаров по военно-морским делам № 11 от 14 ноября 1917 года военно-учебные заведения старой русской армии предполагалось расформировать. Вместе с тем, в приказе Главного комиссариата всех военно-учебных заведений Российской Республики № 113 от 18 ноября и № 114 от 28 ноября 1917 года уточнялось, что специальные технические и военно-морские военно-учебные заведения, Военно-топографическое училище и Главная гимнастическо-фехтовальная школа не подлежат расформированию. Этот момент был очень важным, поскольку демонстрировал направленность на сохранение того опыта, который был накоплен данными военно-учебными заведениями. Тем не менее, 2 января 1918 г. Исполнительный комитет Совета г. Хвалынска, который был определен в качестве места сбора отправленных в отпуск юнкеров военно-топографического училища, принял решение о роспуске училища. Но этот роспуск был лишь формальным моментом в истории этого военно-учебного заведения. 18 июля 1918 г., в соответствии с приказом наркома по военным делам, в городе Вольске были открыты Первые Советские военно-топографические курсы на базе бывшего Военно-топографического училища. Однако поскольку Хвалынск находился в руках белочехов, которые решили перебросить личный состав юнкеров военно-топографического училища в Новониколаевск, а затем в Омск, было решено открыть Советские военно-топографические курсы не в Вольске, а в Петрограде. Начальником петроградских курсов назначили бывшего преподавателя геодезии Г.Г. Страхова, военным комиссаром — Е.В. Рожкова. Уже 16 декабря 1918 г. на курсах начались занятия. Именно этот день считается днем основания Советской школы военных топографов. Для прохождения обучения было зачислено 50 человек, еще 11 человек продолжали обучение на старшем курсе. К 1 апреля 1919 г. на курсах проходили обучение 131 курсант. Советской власти удалось принять на работу целый ряд видных ученых и преподавателей, что обеспечило нормальный учебный процесс на курсах и передачу знаний и опыта новому поколению курсантов. В 1919 г. был установлен трехгодичный курс обучения, а 5 июня 1919 г. 10 курсантов, завершивших обучение на старшем курсе, были распределены в качестве топографов в Рабоче-Крестьянскую Красную Армию. Это были первые военные топографы, подготовленные уже советской властью.

Тем временем, переброшенный в Новониколаевск личный состав юнкеров училища продолжал занятия. Осенью 1919 г. были даже принятые новые курсанты. Когда Новониколаевск освободили части 5-й армии Восточного фронта РККА, было принято решение продолжить учебный процесс курсантов. Для руководства политической жизнью был назначен военком Ф. Парфенов. 7 февраля 1920 г. училище было переименовано в -е Сибирские военно-топографические курсы. Вскоре они были переведены в освобожденный Омск, где разместились в здании Омского кадетского корпуса. В 1921 г. на базе курсов была открыта Омская военно-топографическая школа. На 1 ноября 1921 г. в ней проходили обучение 147 курсантов. 9 ноября 1922 г. Омскую военно-топографическую школу стали официально именовать 2-й Омской военно-топографической школой, а в начале 1923 г. ее передислоцировали в Петроград. В Петрограде обе военно-топографические школы были соединены, после чего вновь возродилось единственное в стране военно-учебное топографическое заведение — Петроградскую военно-топографическую школу. В 1924 г. на Первом съезде военных топографов было решено повысить уровень подготовки в военно-топографической школе. Этому решению способствовало выступление начальника и комиссара Военно-топографического отдела Штаба РККА А. И. Артанова, который обратил внимание на узкоспециальный характер подготовки в школе. Поэтому в 1925 г. было решено усовершенствовать учебные программы школы, повысить уровень политической работы в учебном заведении, создать при ней Курсы усовершенствования командного состава (КУКС). Кроме того, в школу были направлены командиры из самых разных родов войск, которые решили получить военно-топографическое образование. В 1928-1929 гг. школе придавалось аэрозвено. Позитивные сдвиги в организации учебного процесса школы не могли не быть отмечены вышестоящим руководством. В 1929 г. начальник Военно-топографического отдела Штаба РККА А. И. Артанов похвалил школу за хорошее оборудование учебных классов, особенно отметив классы фотолаборатории, трансформаторную и монтажную, классы военный и местности. Одновременно с усовершенствованием учебной базы возросло и количество курсантов, поскольку Красная Армия нуждалась во все большем количестве военных специалистов — топографов, которые направлялись для дальнейшего прохождения службы в армейские соединения. На Курсах усовершенствования начальствующего состава началась подготовка фотограмметристов, повышение квалификации специалистов — топографов, геодезистов, картографистов, а также переподготовка по топографическим специальностям командиров общевойскового профиля, артиллеристов, военных инженеров. Курсанты школы проходили стажировку в частях РККА в качестве младших командиров. В 1937 г. военно-топографическая школа была преобразована в Ленинградское военно-топографическое училище. Выпускники училища получали воинское звание лейтенант. Со второй половины 1930-х гг. лейтенанты, выпущенные училищем, принимали участие в ряде военных конфликтов, прежде всего — в боях у озера Хасан и на реке Халхин-Гол. Первым серьезным испытанием стало участие в советско-финской войне.

Военные топографы в годы войны

«Глаза армии». День военного топографа Полон подвигов и покрыт боевой славой путь преподавателей и выпускников Ленинградского военно-топографического училища в Великой Отечественной войне. После отбытия на фронт начальника ЛВТУ подполковника А. Гусева, училище возглавил полковник К. Харин, прежде руководивший учебным отделом. 30 июня 1941 г. курсанты училища начали подготовку к обороне Струго-Красненского лагеря, однако затем были возвращены в Ленинград. Второкурсники, прошедшие контрольные испытания, в июле 1941 г. были досрочно произведены в лейтенанты и выпущены на фронт. В связи с войной, училище перешло на ускоренный одногодичный срок обучения. Основной задачей училища в годы войны стала ускоренная подготовка специалистов для артиллерийской топографической службы, осуществлявшаяся в 4-м специальном учебном отряде. В июле 1942 г. полковник К.Н. Харин, возглавлявший училище, отбыл на фронт, а новым начальником учебного заведения стал подполковник П.С. Паша, который, в свою очередь, прибыл из рядов действующей армии. В описываемое время училище дислоцировалось в Абабково и лишь в январе 1945 г. было принято решение о его возвращении в Ленинград. 5 апреля 1945 г. училищу было вручено Красное Знамя и присвоено наименование «Ленинградское Краснознаменное Военно-топографическое училище». За годы Великой Отечественной войны более 3 000 выпускников Ленинградского военно-топографического училища были награждены орденами и медалями.

Великая Отечественная война практически в первые свои месяцы выявила основные недостатки предвоенной организации военно-топографической службы в РККА. Во-первых, оказалось, что в войсках отсутствовало необходимое количество карт, в некоторых соединениях их просто не было. Причиной этому стало расположение складов карт на западной границе Советского Союза. Отступающие советские войска были вынуждены уничтожать склады карт в Прибалтийском, Западном, Киевском военных округах, чтобы ценнейшие секретные сведения не достались наступающему противнику. На территориях, оккупированных гитлеровской Германией, оказался ряд важнейших объектов военно-топографической службы — картографическая фабрика в Киеве, мастерская оптико-механического профиля во Львове, картографические части в Риге и Минске. Во-вторых, учитывая, что перед войной основная масса военно-топографических частей РККА дислоцировалась на западе Советского Союза, с первых же дней войны их личный состав отправился на фронт. Потери военно-топографической службы в 1941 г. составили 148 офицеров, 1127 сержантов и солдат, 15 гражданских служащих. Учитывая, что военные топографы — специалисты узкого профиля, для подготовки которых требуется не только специальное образование, но и получение необходимого опыта, можно сказать, что в первые месяцы войны эти потери были невосполнимыми. Поэтому и пришлось переводить военно-топографическое училище на максимально ускоренные сроки обучения, так как нехватка военных топографов в этой ситуации чувствовалась особенно остро. Военно-топографической службе в сложнейших условиях Великой Отечественной войны приходилось решать очень обширный спектр задач, к которым относились: создание и обновление топографических карт, издание топографических карт для действующих и тыловых подразделений огромными тиражами, доставка, хранение и выдача карт, фотосъемка местности, в том числе непосредственно в ходе боевых действий, контроль точности привязки элементов боевых порядков артиллерии; засечка ориентиров на местности; тактическое дешифрирование аэроснимков и определение координат целей противника; топографическая разведка местности. Не забывала военно-топографическая служба и о такой важной задаче, как организация общей топографической подготовки войск, которая также находилась в ведении военных топографов. Вместе с тем, как бы не было сложно военным топографам на фронтах, не отменялись и задачи по дальнейшему изучению стратегически важных местностей в других регионах Советского Союза, в том числе — и вдали от линии фронта, на Дальнем Востоке и в Средней Азии, в Сибири на Урале.

Боевой путь советских военных топографов

Колоссальный опыт, полученный военными топографами в годы Великой Отечественной войны, был использован в послевоенные годы. Именно послевоенный период стал эпохой наивысшего развития и укрепления Военно-топографической службы Советской Армии. Общее усложнение военного дела во второй половине ХХ в. потребовало от Военно-топографической службы СА решения целого ряда новых важных задач. К ним относились: создание мировой космической геодезической сети и обоснование геоцентрической системы координат для применения ракетного оружия; создание цифровых карт крупных масштабов для систем наведения высокоточного оружия; создание средств наблюдения за космическими аппаратами и новой топогеодезической техники; совершенствование подвижных средств топогеодезического обеспечения для решения неотложных задач в оперативно-тактическом звене; создание электронных топографических карт для автоматизированных систем управления войсками и т.д. Соответственно, решение этих задач требовало и общего повышения квалификации военных топографов, совершенствования их подготовки. В послевоенный период улучшался учебный процесс и в Ленинградском военно-топографическом училище. Так, с появлением и совершенствованием ракетно-ядерного оружия, в программу подготовки офицеров и в учебные планы было введено обязательное изучение ядерного оружия и защиты от ядерного оружия. Кроме того, военные топографы начинают получать более обширные знания по целому ряду крайне важных для любого офицера дисциплин. Курсанты училища начинают изучать военно-инженерную подготовку, ракетное оружие и артиллерию, автомобильное дело, радиоэлектронику. Не забывает училище и давать курсантам знания по военной педагогике и психологии — ведь многим из них предстоит не только работать в сфере топографии, но и руководить личным составом. В 1963 г. училище получило новое название — Ленинградское военно-топографическое Краснознамённое училище. Дальнейшее развитие вооруженных сил потребовало перехода большинства военно-учебных заведений страны из числа средних военных училищ в высшие военные училища. В 1968 г. Ленинградское военно-топографическое училище было переименовано в Ленинградское высшее военно-топографическое командное краснознамённое ордена Красной Звезды училище. Соответственно, был установлен четырехгодичный срок обучения, осуществлен переход к системе кафедр. В училище было создано 11 кафедр: фототопографии, фотограмметрии, геодезии и астрономии, высшей геодезии, радиогеодезии и радиоэлектроники, картографии, тактических дисциплин, высшей математики, физики и химии, марксизма-ленинизма, иностранных языков, а также дисциплины русского языка, автомобильной подготовки, физической подготовки. Как и в других высших военных училищах, в Ленинградском высшем военно-топографическом командном училище появился батальон обеспечения учебного процесса. Поскольку училище стало высшим, для его начальников устанавливалась штатная категория «генерал-майор, генерал-лейтенант», для заместителей начальника училища — на одну ступень ниже. Начальникам кафедр, их заместителям и старшим преподавателям соответствовала штатная категория «полковник», преподавателям — «подполковник». В 1980 училищу было присвоено имя генерала армии А. И. Антонова.

Серьезным испытанием для советской военной топографии в 1980-е годы стала война в Афганистане. Боевые действия на территории другого государства, тем более со столь сложной и разнообразной местностью, представляли собой настоящий экзамен для военно-топографической службы. Борис Павлов, руководивший топографической службой 40-й общевойсковой армии, вспоминал в интервью, опубликованном в Военно-промышленном курьере за 2009 год, вспоминал, что на начальном этапе боевых действий в Афганистане советское командование не обладало крупномасштабными картами всей территории этого государства (См.: Уманцев, В. По точным ориентирам. Афганские душманы искали любую возможность добыть советские карты // Военно-промышленный курьер, 2009, № 8 (274)). Самой крупной картой была карта масштаба 1:200 000. Соответственно, перед военными топографами встала задача создания таких карт более крупного масштаба — сначала 1: 100 000, а затем и 1: 50 000. Как вспоминает офицер, «картами масштаба 1:100 000 войска 40-й армии были обеспечены к 1985 году на 70-75 процентов, к 1986-му — практически на все 100. А картами масштаба 1:50 000 были обеспечены полностью где-то к 1986-1987 годам». Топографическую подготовку советских офицеров Борис Павлов в том же интервью оценил как слабую, отметив, что его подчиненным из топографической службы армии приходилось проводить многочисленные занятия по топографической подготовке для офицерского состава всех подразделений, причем даже лейтенанты-топографы в данном случае выступали в качестве преподавателей перед старшими офицерами. В целом, топографическая служба в Афганистане со своими задачами справлялась достойно и ко второй половине 1980-х гг. смогла обеспечить крупномасштабными топографическими картами все действующие на территории этого государства подразделения.

«Глаза армии». День военного топографа



Топографы остаются «глазами армии»

В 1991 г., в связи с проводившимися в стране реформами и прекращением существования Советского Союза, Ленинградское высшее военно-топографическое командное краснознамённое ордена Красной Звезды училище было переименовано в Санкт-Петербургское высшее военно-топографическое командное училище. В 1993 г. в училище был введен пятилетний срок обучения, созданы два факультета — топографический и геодезический. Затем, в эпоху переименования военных училищ в институты, училище получило новое название — Военно-топографический институт имени А. И. Антонова (Военный институт (топографический)). В 2006 г. институт был включен в качестве филиала в знаменитую Военно-космическую академию им. Можайского. С 2011 г. бывший военно-топографический институт входит в состав академии в качестве факультета топогеодезического обеспечения и картографии (так называемый «7-й факультет»), с кафедрами топогеодезического обеспечения, картографии, высшей геодезии, фототопографии и фотограмметрии, метрологического обеспечения вооружения, военной и специальной техники. На факультете продолжается подготовка офицеров — специалистов в области военной топографии и геодезии.

Между тем, нельзя не отметить, что сложные 1990-е годы были отмечены многочисленными проблемами и для военных топографов. Сокращение финансирования вооруженных сил, низкие зарплаты, невнимание государства к элементарным нуждам военных специалистов — через все это пришлось пройти и военным топографам. Многие из них были вынуждены, в силу обстоятельств, уйти «на гражданку», и, надо сказать, имея хорошее практическое образование и большой опыт, а также «светлые головы», прекрасно устроились в гражданских компаниях. Ведь потребность в высококвалифицированных специалистах в сфере топогеодезии ощущается и в важнейших отраслях российской экономики. Вместе с тем, многие офицеры «советской закалки» остались на военной службе и внесли огромный вклад в становление военной топографии уже в постсоветской России.

«Глаза армии». День военного топографа



В современных условиях на смену старым бумажным картам давно пришли электронные, куда более удобные в обращении. Военные топографы оснащены новейшими передвижными геодезическими комплексами, фиксирующими мельчайшие изменения на местности во время передвижения по маршруту. Передавать координаты войскам эти комплексы могут на расстояние до 50 км. В то же время, и от бумажных карт полностью армия не отказывается — ведь техника техникой, а в случае ее отказа или перебоев может прийти на выручку и старая испытанная дедовская карта. В Южном военном округе создан экспериментальный Центр геопространственной информации и навигации Южного военного округа. С помощью новейших разработок в сфере цифровых и IT-технологий, военные топографы XXI века контроль состояния радионавигационного поля спутниковых навигационных систем ГЛОНАСС и GPS, обеспечивают системы АСУ военного округа и комплексы высокоточного оружия геопространственной информацией. В течение 10 минут военнослужащие могут развернуть новейшую аппаратуру и приступить к выполнению боевых задач. Как отмечено на сайте МО РФ, на вооружении экспериментального Центра находятся программно-аппаратные комплексы «Виолит» и «АРМ-ЭК», подвижная цифровая топографическая система «Волынец». Техническое оснащение Центра позволяет выполнять поставленные перед военными топографами задачи как непосредственно в месте постоянной дислокации, так и в полевых условиях, при необходимости выдвигаясь на местность.

В связи с прекращением существования СССР, в 1991 г. была образована Военно-топографическая служба Вооруженных сил России, которая в следующем 1992 г. была преобразована в Топографическую службу Вооруженных сил Российской Федерации. Начальником Топографической службы Вооруженных сил Российской Федерации одновременно является начальник Военно-топографического управления Генерального штаба Вооруженных сил Российской Федерации. В настоящее время эту должность занимает полковник Зализнюк Александр Николаевич, прежде с 2013 по 2015 гг. занимавший должность главного инженера Военно-топографического управления Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации. Российские военные топографы продолжают решать целый ряд сложнейших задач в интересах укрепления обороноспособности российского государства. Остается пожелать людям этой сложной и нужной военной профессии не терять и постоянно совершенствовать свое мастерство, обходиться без потерь, а главное — всегда оставаться нужными своей стране.


Автор: Илья Полонский

Читать оригинал >> 22:17 26.10.2016

0 комментариев
ВНИМАНИЕ! Начался ЗБТ (Закрытый Бета-Тест) аккаунтов! Подробности смотрите здесь
Войдите, чтобы оставить комментарий. Нет регистрации?
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!
Получи аккаунт с доступом к ЗБТ бесплатно до 31 декабря! Подробности здесь
Новости MEDIA REPOST v2.0
Подробности смотрите здесь
Военные хроники (Сирия ON-LINE)
Сводка военных событий в Сирии. Пост обновляется.
Установить виджет online-ленты на свой сайт
Военные хроники (Новороссия ON-LINE)
Сводка военных событий в Новороссии (ЛНР и ДНР). Пост обновляется.
Установить виджет online-ленты на свой сайт
Выборы президента США
Выборы президента США
Военные хроники (Турция ON-LINE)
Сводка военно-политических событий в Турции. Пост обновляется.
Установить виджет online-ленты на свой сайт
Мнения сообщества
Основатели
ТЕБЯ, СУКУ, ПОРА ХОРОНИТЬ.местечковый примат.
Основатели
Мозг нечеловечий. Ошибка природы. А также - стремление самоуничтожиться.
Основатели
> Эксперимент должен был выявить, "как будут развиваться молодые люди, что с ними будет в подобной среде"- следовательно, немцы по сю пору - тоже нечеловеческие змеелюди, и от них можно ожидать всего.ещё
Основатели
Пару лет назад на демонстрации в Германии таскали полторы фигуры - дядя Сэм буквой зю, с голым задом, из прохода вылезает фрау Меркель. Похоже, любят её.ещё
Основатели
> новость о том, сколько раз украинский фрик поцеловал в зад Кардашьян не является ни общественно полезной, ни общественно значимой- при этом являясь _крайне_ вредной.ещё
Основатели
> В годы Первой мировой войны Барух становится главой Военно-промышленного комитета США и раскручивает маховик наращивания вооружений, который позволяет на некоторое время преодолеть череду кризисов в экономике страны.- вот откуда ноги растут по сю пору.ещё
Последние комментарии