27.10.2016 15:44 Главная Новости
0

Очевидцы Хатыни

Хатынь — одна из белорусских деревень, уничтоженных нацистами в годы Великой Отечественной войны. Накануне Дня Победы Анастасия Воскресенская посетила мемориальный комплекс, расположенный на месте уничтоженный деревни, и поговорила с людьми, приезжающими в Хатынь, об эмоциях, которые они испытывают, находясь там, о нацизме и о том, может ли подобное повториться.

Роман, Подмосковье

Мы всей семьей на праздники приехали в Беларусь. В Хатынь заехали специально. Я здесь был очень давно — меня дед привозил, когда мне лет пять было. Так что я помнил все это очень приблизительно, но все же помнил. И если у меня это в столь раннем возрасте отложилось, значит и впечатления были сильными. Сейчас, конечно, эмоции уже притупились. Я пытаюсь детям теперь все это как-то донести. Мне кажется, не хватает этого сейчас в образовании — нынешнему поколению слишком мало рассказывают о том, что происходило, что было, кто это делал, и что происходит сейчас.

Фото: Сергей Черниченко

Эта ужасная трагедия, на мой взгляд, произошла потому, что в свое время мы как-то упустили ситуацию с нацизмом. Сейчас все это надо рубить на корню, причем без заигрывания с нацистами, неонацистами — с нашими и не с нашими.

В Подмосковье и Москве их тоже хватает, просто мало кто обращает на это внимание. Например, в спортзале у меня был случай: я сидел в раздевалке и при мне переодевался парень, у которого была набита татуировка с нацистской символикой. Я его спросил даже, что это такое, а он говорит: «так, просто». А у многих людей, даже в той же раздевалке, погибли на войне деды. Поэтому я говорю, что рубить все надо на корню, вплоть до уголовных дел.

Самое страшное, что это все может легко повториться. Я думаю, в 1941 году люди тоже не могли поверить, что все будет именно так.

Нина, Беларусь

Я учитель математики. Сегодня мы привезли сюда группу детей из школы. Накануне у нас был классный час по теме Хатыни и теперь дети воочию увидели это все. Я сама здесь, по долгу службы, не первый раз. А впервые я побывала здесь после восьмого класса. Я с Украины, с Донбасса, и под Минском у меня живет дядя. Я помню свои впечатления от того первого посещения. Конечно, это была скорбь, мурашки по телу. Оба моих деда погибли во время войны, поэтому я про эту боль знаю не понаслышке. Но когда я увидела Хатынь, меня эти эмоции захлестнули.

Дети, которых мы привозим, тоже очень серьезно ко всему здесь относятся. Один мальчишка сегодня спросил: «почему на многих могилах, символизирующих сожженные в Хатыни дома, нет цветов?» А я ему встречный вопрос задала: «вот ты знал, куда ты поедешь, почему не взял цветы?».

Ведь и мы, учителя, тоже не взяли. Да, мы скорбим, но мало делаем для этой памяти.

Фото: Сергей Черниченко

Возвращаясь к самой трагедии Хатыни и других, сожженных карателями деревень, скажу, что те, кто это делал, — нелюди. Когда я впервые попала сюда, мы ходили сами, без экскурсовода. Да и потом как-то упускали — то ли мы, то ли те, кто рассказывал об этом месте, — информацию о том, чьими руками было совершено это ужасное преступление.

А теперь, готовясь уже к разговорам о Хатыни с детьми, мы нашли информацию о том, что свои же уничтожали своих.

Большинство карателей были с Западной Украины, но были и поляки, и литовцы и белорусы, и русские. С другой стороны, не важно, кто они были по национальности, важно, что это были фашисты по натуре.

Сюда надо приезжать чаще, привозить детей, показывать им все это, чтобы подобная трагедия не повторилась. Люди должны знать и помнить правду.

Мне кажется, в Беларуси подобное повториться не может. Мы помним ужасы войны и слишком пострадали от всего этого, чтобы позволить такой трагедии случиться вновь. Сравнивая с Украиной, можно сказать, что все-таки Белоруссия пострадала больше, и мы об этом не молчим и не переписываем историю.

Фото: Сергей Черниченко

Тамара Николаевна, Минск

Я экскурсовод. Часто привожу сюда детей и вижу, как у них что-то начинает проясняться, как появляются слезы на глазах. К 70-летию Победы очень активизировались экскурсии на места боев, места памяти, в том числе и в Хатынь. Я впервые попала сюда, когда была маленькой девочкой. В 1969 году, после открытия, началось активное посещение мемориала. Тогда эмоции были другие. Когда становишься старше, начинаешь все воспринимать немного иначе: начинаешь понимать ценность жизни, и впечатления меняются. Здесь не то, чтобы хочется плакать, здесь слезы текут сами. Однажды я вела вечернюю экскурсию для ветеранов войны, и тут все в темноте подсвечивалось красным. Знаете, у меня текли слезы, они все рыдали. Это такие сильные эмоции!

Фото: Сергей Черниченко

Мы говорим про Хатынь, а ведь были сожжены 619 деревень в партизанских зонах. Немцы снимали с фронта целые дивизии на подавление партизанского движения в Белоруссии, ведь Витебское шоссе было самой опасной дорогой для фашистов.

История повторяется во многом потому, что у какой-то части населения, как оказалось, есть такое отношение к своим собратьям. Есть люди, которые считают, что можно кого-то уничтожить, а потом самим на этом месте очень хорошо жить.

Но мне хочется верить, что подобная трагедия никогда не случится.

Фото: Сергей Черниченко

Вера, Сергей и Владимир, Москва

Мы все здесь впервые и, конечно, слов нет — одни эмоции. Тут особенная атмосфера. Страшно, что такая трагедия не послужила уроком, и мы видим, как история повторяется. А все потому, что мир стал очень злой. Видимо наши деды привили память об ужасах фашизма своим детям, а вот они, выросшие в мирное время, воспитали детей иначе. Поэтому люди и не понимают, что это такое, какой это кошмар. Здесь испытываешь скорбь и боль, понимая, сколько невинных людей погибло. Белорусы больше всех пострадали, и у них эта память жива. Чтобы такое не повторилось, нужна идеология, а мы ее потеряли. Как-то утеряли мы основной смысл слова «свобода», подменив его другими понятиями.

Сейчас, к юбилею Победы, хотя бы привели в порядок братские могилы, а то, знаете, едешь и видишь вдоль дороги заброшенные, никому ненужные могилы, на которых люди собак выгуливают и шашлыки жарят.

Это страшно. Мы должны помнить сами и предавать детям эту память. Эту вечную память.

Фото: Сергей Черниченко

Юлия, Сергей, Валентина Ивановна, Ульяна и Алена, Подмосковье

Мы приехали в Беларусь на праздники и уже много где побывали. Но это место не похоже ни на что. Посещая, например, Брестскую крепость, ты чувствуешь скорее гордость, а здесь — место скорби.

Мы приехали из Подмосковья специально, приурочив посещение всех памятных мест ко Дню Победы, чтобы показать и рассказать детям их историю. Дочки уже все понимают, осознают, и видно, что здесь — в Хатыни — им было страшно. Мы не попали на экскурсию и даже рады этому, потому что им хватило эмоций и переживаний и без рассказа экскурсовода. Дети ходили по мемориалу, читали таблички и списки убитых семей и понимали, что среди сожженных карателями невинных людей было столько детей…

Фото: Сергей Черниченко

А теперь мы видим, как в Одессе точно так же сжигают заживо людей, и не понимаем, как такое могло случиться.

Что это? Жажда власти, гордыня? Одно можно сказать точно: люди, способные на такие поступки, — хуже зверей. Ветераны, пережившие войну, считали, что все, мир восстановлен навсегда. Они и представить не могли, что это сможет повториться. А теперь на Украине люди ходят со свастикой. Как можно?!

Фото: Сергей Черниченко

Анастасия Воскресенская

Читать оригинал >> 15:44 27.10.2016

0 комментариев
ВНИМАНИЕ! Начался ЗБТ (Закрытый Бета-Тест) аккаунтов! Подробности смотрите здесь
Войдите, чтобы оставить комментарий. Нет регистрации?
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!
Получи аккаунт с доступом к ЗБТ бесплатно до 31 декабря! Подробности здесь
Новости MEDIA REPOST v2.0
Подробности смотрите здесь
Военные хроники (Сирия ON-LINE)
Сводка военных событий в Сирии. Пост обновляется.
Установить виджет online-ленты на свой сайт
Военные хроники (Новороссия ON-LINE)
Сводка военных событий в Новороссии (ЛНР и ДНР). Пост обновляется.
Установить виджет online-ленты на свой сайт
Мнения сообщества
Основатели
определенно режет глаз гос. символика: "бЛя"
Последние комментарии