Нужен ли закон о профилактике семейно-бытового насилия?

Нужен ли закон о профилактике семейно-бытового насилия? Фото: Reuters.com

В очередной раз выдвигается законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия». Таковых уже было несколько, но все они были отклонены. Давайте подумаем: нужен ли в России какой закон, и если да, то такой ли, который предлагают?

Сразу отмечу, что вопрос семейно-бытового насилия очень важен для здорового социума. Есть отдельные нюансы: скажем, внимание уделяется именно физическому насилию, при этом психологическое практически игнорируется, хотя первое не так уж редко является результатом второго. Один из авторов законопроекта, адвокат Мари Давтян заявляет:

«Чаще всего домашнее насилие начинается с побоев, это так называемые дела частного обвинения, то есть статья 116 УК РФ (“Побои”) и статья 115 УК РФ (“Умышленное причинение легкого вреда здоровью”). Они квалифицируются в зависимости от того, какие травмы диагностировал медицинский эксперт. Полиция не возбуждает и не расследует дела частного обвинения. Их возбуждает мировой судья, а расследовать должна сама потерпевшая. Что особенно печально, потому что на потерпевшей лежит обязанность собирать доказательства. Она должна в рамках уголовного процесса самостоятельно против собственного мужа собрать доказательства. Для человека, не имеющего юридического образования, это нереально. Я уже не говорю о том, что это просто опасно, если ты живешь в одном доме с насильником. И процедуры эти крайне сложны, да и наказание там в 99% случаях — просто штраф. Который, кстати, тоже будет выплачен из семейного бюджета».

Далее расписывается, как избитая женщина должна «еще должным образом заявление написать», поэтому «в мировой суд мало кто доходит». Более того: «Очень часто женщины действительно не хотят, чтобы было уголовное наказание для их обидчика. … Для этого в мире уже давно придуман механизм охранных ордеров. Это действительно эффективный способ защиты».

Для тех, кто не в курсе, поясним: обидчику запрещается приближаться меньше чем на определённое расстояние к потерпевшему лицу, каким-либо образом общаться и т.д.

С точки зрения логики, если вас в семье избивают, издеваются психологически или вообще что-либо не устраивает — разводитесь. Для случаев реального избиения работает публичное право: сломаете кому в семье пару рёбер — дело будет возбуждено автоматом. Если же по мелочи «огрели скалкой», то полиции вмешиваться во внутренние дела семьи — действительно не логично.

А тут предлагается интересный метод: мол, вы не имеете права приближаться к жене, общаться с ней и детьми, но брак сохраняется! Не странно ли это?

Вот ещё пояснение «как это должно работать» от М. Давтян:

«Участковый приходит к обидчику домой и говорит: “Знаешь, что, дорогой, вот если ты еще раз ударишь жену, то мы тебя тут же забираем и благополучно отправляем в места не столь отдаленные”. И это работает».

Я вот тут чего не пойму: а что, жену ударить нельзя, а соседа можно? А почему? Точнее, зачем? С какой стати выводить семейные отношения из-под действия обычных УК и УПК?

Читатель уже догадался: ведь лишение родительских прав и так было, но пропихнули «ювенальную юстицию», которая отбирает детей по формальным поводам, противоречащим здравому смыслу. Обсуждаемый законопроект — из этой же серии. Рекомендуем внимательно прочесть статью члена Президиума Общероссийской общественной организации защиты семьи «Родительское Всероссийское Сопротивление» Александра Коваленина «Совет по правам человека просит ускорить введение произвола в России», здесь цитируем наиболее впечатляющие моменты:

«Допускается даже выражение “репрессивные меры профилактики” (ст.4.п.6). …

Под предложенное понятие “семейно-бытового насилия” можно подвести повседневные события семейной жизни:

1) Любое неисполнение каприза члена семьи и даже просто разочаровывающее поведение супруга, поскольку оно “причиняет нравственные страдания” (ст.3 п.2),

2). Всякую попытку повлиять на поведение супруга, всякое педагогическое принуждение или родительский запрет, так как всё это (при отсутствии признания исключительного права родителя определять интересы ребенка и пределы предоставления ему прав и свобод) можно подвести под “ущемление прав и свобод” (ст.3 п.2), “нанесение ущерба чести и достоинству его личности” (ст.3 п.4), “умышленное воздействие на психику человека” (ст.3 п.5), “посягательство на половую свободу” (ст.3 п.6)».

«Суть законопроекта состоит не в профилактике, и не в том только, чтобы ввести новый тип правонарушения — “семейно-бытовое насилие”, а в том, чтобы для сферы семейных отношений (которая по существующему законодательству должна быть защищена от постороннего вмешательства кого бы то ни было) не применять существующие в КоАП и УПК РФ процессуальные нормы, основанные на общепризнанных принципах демократического устройства общества (таких как соблюдение прав человека, право на неприкосновенность частной жизни, право на защиту, презумпция невиновности), а создать особый режим с новыми “основами правового регулирования”(ст.1) — “социально-правовую защиту”».

При этом авторы законопроекта не стесняются и прямо указывают, что существующее законодательство требует для применения мер совершение преступления, а им хочется создать особый механизм, чтобы иметь возможность применить карательные меры до совершения преступления. При этом тезис «это же профилактика!» не валиден, поскольку уже существует система работы полиции и комиссий по делам несовершеннолетних в рамках ФЗ-120 «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних».

Александр Коваленин указывает на особенности законопроекта в этом плане:

«1. Основанием (ст.18) для принятия мер индивидуальной профилактической работы (ст.17) является лишь факт поступления заявления о “насилии”, попытке “насилия” или угрозы “насилия” (ст.22 ч.1), без всякой процедуры разбирательства и установления вины.

2. Заявление может поступать от кого угодно — (ст.18 ч.3)… Особо перечисляются заявители, которые могут требовать наказания “нарушителя” без согласия “пострадавшего” (с.18 ч.1, с.5 ч.2, ст.22 ч.13) — “родственники пострадавшего”, “свидетели семейно-бытового насилия, включая несовершеннолетних”, любые “иные лица, в случае, если имеются основания [не сказано, у кого] полагать”, что нарушитель только еще “может причинить им моральный” и другой вред, “либо высказывает угрозы, оскорбления в их адрес”.

4. В предложенном режиме правого регулирования не прописано никакого процессуального порядка разбирательства и установления вины… Это не пробел законопроекта, а его сознательная установка: подчеркивается, что “социально-правовая защита граждан от семейно-бытового насилия осуществляется вне зависимости от возбуждения по факту семейно-бытового насилия уголовного дела, проведения дознания, предварительного следствия, производства в суде, если семейно-бытовое насилие продолжается, либо имеется угроза его совершения” (ст.29 ч.4). То есть доказательствами можно пренебречь».

Ну и, так сказать, вишенка на торте: право выявления фактов «насилия» получают, кроме полиции, «некоммерческие организации, международные и иные неправительственные организации». По сути предлагается дать НКО право нарушать базовое право — неприкосновенность частной жизни.

Ольга Леткова, главный консультант Правового управления Аппарата Совета Федерации, поясняет специфику нововведений, предлагаемых радетелями за отсутствие насилия:

«Тут получается, что в российское законодательство предлагается ввести ряд новых терминов насилия: это физическое насилие, психологическое насилие, сексуальное насилие – понятно, и экономическое насилие. Нужно сказать, что это заметно расширяет понятие насилия вообще, которое традиционно принято в нашем государстве за счет очень широких формулировок. Я не буду их зачитывать здесь по полстраницы, по целой странице на каждый вид этого насилия, но эти формулировки позволяют признать насилием буквально все действия родителей по воспитанию своих детей. К примеру, физическим насилием можно признать не только какие-то ограничения: угол – понятно, и физические ограничения – даже речи об этом не может быть, но некие запреты куда-то пойти – это тоже физическое насилие, угрозы применения этих запретов, то есть любые запретительные действия родителей являются физическим насилием, они ограничивают физическую свободу ребенка».

Принятие подобного закона приводит к абсурду: заключение брака будет явно невыгодно. Если я просто живу с женщиной, то в случае конфликта требуется применение УК согласно УПК; а если вступили в брак — то доказательств уже не требуется, можно применять «репрессивные меры профилактики». И зачем тогда заключать брак?

Такой «закон» очевидным образом направлен на разрушение семейных отношений и, в конечном итоге, представляет угрозу национальной безопасности вследствие уничтожения социальных связей, мутации социума в атомарную форму существования.

Учитывая, что это — далеко не первый законопроект на эту тему, можно утверждать, что его лоббируют специально, с осознанным намерением разрушения института семьи в России, снижения рождаемости, нагнетания социального напряжения и т.д.

Проблема бытового насилия — важна, но решаема в рамках имеющегося законодательства.

Читать оригинал >> 17:46 20.11.2016

0 комментариев
ВНИМАНИЕ! Начался ЗБТ (Закрытый Бета-Тест) аккаунтов! Подробности смотрите здесь
Войдите, чтобы оставить комментарий. Нет регистрации?
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!
Получи аккаунт с доступом к ЗБТ бесплатно до 31 декабря! Подробности здесь
Новости MEDIA REPOST v2.0
Подробности смотрите здесь
Военные хроники (Сирия ON-LINE)
Сводка военных событий в Сирии. Пост обновляется.
Установить виджет online-ленты на свой сайт
Военные хроники (Новороссия ON-LINE)
Сводка военных событий в Новороссии (ЛНР и ДНР). Пост обновляется.
Установить виджет online-ленты на свой сайт
Мнения сообщества
Основатели
определенно режет глаз гос. символика: "бЛя"
Последние комментарии