Бывший заключенный тюрьмы СБУ рассказывает о реальных условиях содержания. Борис Рожин. [22.11.2016]



История одного из заключенных харьковской тюрьмы СБУ. Для иллюстрации того, что было поручены скрывать от иностранной комисии в рамках секретной директивы http://colonelcassad.livejournal.com/2934674.html о сокрытии следов пыток и жестокого обращения с заключенными.

Бывший заключенный тюрьмы СБУ рассказывает о реальных условиях содержания

Вадим – мой близкий друг, который решил рассказать свою историю. Я считаю, что Европа должна знать, что действительно происходит на Украине и что делают украинские власти с их гражданами. Я сделал этот перевод для тех, кто еще остался в застенках СБУ. Переводил, как мог... Извините за возможные ошибки. Здесь лежит оригинал видео (https://youtu.be/Y72mHd0poZc), если считаете нужным – возьмите его и сделайте свой перевод, но помогите донести это все до обычных европейцев. Этот ужас должен когда-нибудь закончится, а эти уроды понесите справедливое Возмездие!



Немецкая версия: http://simonzzz2.livejournal.com/779.html
Английская версия: http://simonzzz2.livejournal.com/688.html

Ниже - адаптированная стенограмма:

Я Чеховский Вадим Николаевич - уроженец города Харькова, являлся политическим заключенным и незаконно содержался в следственном изоляторе Службы Безопасности Украины Харьковской области. Мировой общественности известно, что украинские правоохранительные органы, с ведома властей Украины, грубо нарушают права человека в стране, при этом украинские власти официально заявляют об отсутствии данных о преступлениях со стороны СБУ. Но большинство таких же узников совести, как я заявляли, что их подвергали пыткам в украинских спецслужбах.

Я знаю как минимум 46 человек, тайно содержавшихся в Харьковском СБУ, в их числе были и женщины. Сотрудники украинских спецслужб там нас избивали, применяли электрошок, угрожали изнасилованием, местью и смертью семьям, при этом я хотел бы еще раз обратить внимание на то, что тайные тюрьмы, система пыток в них поддерживается властями Украины. Скажу еще, что украинские власти, не смотря на заявления правозащитников, для функционирования тайных тюрем принимали меры для сокрытия свидетельств своего беззакония и нарушения прав человека. Об этом я еще скажу.

Теперь о преступлениях украинских властей, которые испытал на себе и которых мне рассказывали люди, находившиеся со мной в тайной тюрьме СБУ. Эти люди боятся выступать с официальными заявлениями, опасаясь за свою жизнь и жизни своих родственников, так как им угрожают, они получают угрозы со стороны правоохранительных структур Украины.

Я являюсь участником движения «Антимайдан», сейчас набирающего силу в городе Харькове. Как истинный патриот Украины, я не мог быть безучастным к событиям, происходящим в моей стране. Поэтому принимал участие в митингах на площади Свободы в городе Харькове, выступая против произвола и беззакония действующей украинской власти.

18 марта 2015 года без предъявления каких-либо обвинений я был задержан Службой безопасности Украины и содействующими им представителями батальона "Азов". Во время задержания меня жестоко избивали на глазах у моей гражданской жены, требуя признания в преступлениях, которых я не совершал. Ночью меня отвезли в Харьковское управление СБУ, где поместили в камеру для допросов. На протяжении всего срока незаконного задержания мои родные не знали, где я нахожусь ну и что со мной, и как я. В ту же ночь без предъявления обвинений была задержана моя жена, которую жестоко избив, посадили в допросную камеру на против, наверняка для того, чтобы оказывать на меня психологическое давление и добиваться нужных им показаний. От меня требовали признаться о членстве в террористических организациях, совершении терактов и других ужасных преступлениях против народа Украины.

После такого прессинга на меня и мою жену я, конечно, был сломлен. И где-то в течение недели в отношении меня было составлено несколько вариантов протоколов, охватывающих практически все особо опасные государственные преступления. Протоколы были составлены без каких-либо официальных юридических процедур. Вел допросы и составлял эти протоколы следователь Просняк Андрей, капитан юстиции. После того как я подписал эти все документы далее никаких допросов и иных следственных действий в отношении меня не велось и в камере для допросов я в одиночку провел около месяца.

Хочу особо рассказать об условиях содержания в этом помещении. В нем не было ни туалета, ни умывальника, ни спального места. Спать приходилось либо сидя на стуле, либо на полу. И было большим счастьем выспаться в полный рост, когда принесли какой-то старый матрац с запахом мочи и забрызганным кровью. Постоянно одолевали меня холод и сырость. Через камеру проходила труба из нее сочилась вода. В результате я заболел бронхитом. Медицинская помощь по поводу моих обращений оказывалась лишь частично. Я являюсь инвалидом, у меня одна почка. Я об этом заявил сразу, как только был задержан. Мне необходима поддерживающая терапия, но на мои просьбы о помощи и жалобы на боли никто не обращал внимания, лекарство не давалось. Кстати, в результате травм, которые были мною полученным при задержании и при первичных допросах, я нуждался в оперативном вмешательстве, в операции. Операцию мне провели. Отвезли меня в какой-то медицинский пункт. Отвозили в автозаке, куда я не мог понять, так как окон там не было - была такая маленькая камерка. Потом я был помещен обратно в камеру.

В середине апреля я был переведен в камеру №8, где находился Кулишь Виталий Николаевич, харьковчанин 1972 года рождения. Он был похищен сотрудниками СБУ из Дебальцево. Он там работал в Центре по урегулированию конфликта на Донбассе. В этой камере он сидел уже два месяца без суда и следствия, никаких процессуальных действий, никаких допросов с ним не проводилось. Первого мая нас впервые вывели на прогулку, во время которой я узнал кто находится в других камерах. В камере №7 находилась девушка, ее звали Анна, она была из города Донецк и находилась в заключении уже около шести месяцев. После пыток и допросов сотрудниками СБУ она получила психическое заболевание.

Мы ранее слышали, что из камеры №7 доносились какие-то крики, имитирующие крики животных. Но вот на прогулке узнали, что это кричала она. Кормили нас очень плохо. Давали две ложки каши, ложку капусты. В обед получалось 12 ложек супа, чай без сахара. От такого питания я потерял порядка 40 кг, а у моего сокамерника Виталия были на лицо все признаки дистрофии. В начале мая нам поступила срочная команда собрать все вещи для перехода в другое место. Также было требование убрать камеру, чтобы не было в ней видно следов пребывания людей. Вскоре от людей, которых привозили на допросы  (этих людей размещали в коридоре и пристегивали наручниками к окошкам камер, таким образом, у нас была возможность поговорить) стало известно, что приезжала комиссия по защите прав человека и она интересовалась секретными тюрьмами СБУ.

9 мая ко мне стали заходить оперативные сотрудники СБУ, и путем угроз и запугивания, меня принуждали дать ложные показания в отношении активистки «Антимайдана» Ковтун Марины. На нее было сфабриковано уголовное дело по разным статьям: терроризм, содействие террористическим организациям. И также еще нужно было оговорить Тапчаева Виктора Павловича, который был замучан сотрудниками СБУ и его смерть они пытались представить, как некое бытовое событие, то есть как бы какая-то бытовуха. Позже, 20 мая 2015 года, меня отвезли в суд Киевского района города Харькова, где мне было предъявлено обвинение в хранении оружия и была избрана мера пресечения - домашний арест. Несмотря на решение суда я был вновь помещен в камеру №8. Я задал следователю Просняку вопрос: «Зачем это все делается?» Он мне пояснил, что как бы меня пытаются ввести в рамки правового поля.

21 мая, на следующий день, 2015 года меня снова отвезли в суд Киевского района и принудили лжесвидетельствовать в отношении Ковтун Марины. В начале июня 2015 года поменялся начальник тюрьмы. Условия содержания стали немного получше. Стали иногда выдавать туалетную бумагу, иногда мыло. Пищу начали готовить непосредственно в помещении тюрьмы. Занималась приготовлением пищи также незаконно задержанная девушка. Ее звали Анна, фамилия Небога. Полное имя Небога Анна Вячеславовна, она харьковчанка. В тюрьме находилась до сентября месяца, затем ее куда-то увезли, сказали, что это в СИЗО городское и дальнейшая судьба ее неизвестна. В сентябре на меня вновь, ко мне начали вновь заходить сотрудники СБУ, оперативники начали оказывать на меня всяческое давление и требовать, чтобы я подписала соглашение между органами прокуратуры и суда о признании себя виновным по статье 263 уголовного кодекса Украины о незаконном хранении оружия. В обмен на это мне было обещана связь с моей семьей, а также минимальный срок лишения свободы. Учитывая безвыходность моего положения я, хоть как-то пытаясь обрести статус… ну хоть какой-то правовой статус, был вынужден согласиться подписать это соглашение. И суд мне был назначен на 24 сентября.

Я был осужден судом Московского района на один год лишения свободы и был направлен в городской следственный изолятор №27 до вступления приговора в силу. Находясь в этом изоляторе, я неоднократно обращался к администрации с целью связать меня с сотрудниками правозащитных организаций, ОБСЕ, Красного креста с целью, чтобы сообщить им о беззакониях, которые происходили в СБУ.

Позже я был переведен в колонию номер 12, где отбывал срок в течении года. В конце срока нахождения в колонии меня регулярно посещали сотрудники СБУ и путем угроз, а именно обещаниями нового более длительного срока заключения, пытались склонить к дачи ложных показаний на граждан России и Украины, якобы, причастных к террористической деятельности, совершениям терактов. Угрожали арестом моей семьи.

На редких прогулках, всего их было порядка десяти за полгода, когда я находился в тюрьме СБУ, у меня была возможность пообщаться с другими незаконно задержанными гражданами и рассказать друг другу о беспределе, пытках и других беззакониях происходящих на территории Украины. О том, как содержащихся в СБУ заключенных прятали от правозащитных организаций и о других фактах. Об этом мне рассказал другой мой сокамерник Алексей, который находился в заключении в СБУ с 2014 года и с которым мы встретились уже и после заключения. Со слов Алексея в конце 2014 года его, после задержания без соответствующих процессуальных действий, поместили в Харьковское управление СБУ. Стали оказывать физическое и психологическое давление на него, чтобы он сознался в том, чего не совершал. Ему было предложено признать вину в совершении ряда диверсий на территории приграничных районов Харьковской области. Он, как и другие содержащиеся в тюрьме СБУ, был задержан по политическим мотивам. Его и других задержанных официально отпустил украинский суд. Все они, как и я, там содержались незаконно. Наших родственников о задержании даже не уведомлял никто. Еще Алексей подчеркивает, что СБУ всячески пыталась скрыть от правозащитных организаций факт незаконного содержания людей в тайных тюрьмах. При проверке ими этих фактов задержанных постоянно перемещали в другие помещения.
В середине ноября 2014 года в течение шести часов прятали, предположительно, в актовом зале СБУ около 20 человек. В этот день приезжала проверка в СБУ по правам человека, которые хотели проверить законность содержания там людей. После этого в последних числах февраля 2015 года все 12 человек, которые содержались с ним в камере, вывели и прятали в течение 6 часов в кабинетах у оперативных сотрудников или следователей Харьковского управления СБУ.

20 апреля 2016 года 17 человек около 17 часов провезли на автобусе в здание, которое было огорожено забором с колючей проволокой на улице Карла Маркса. Там их продержали около 5 часов в автобусе, а потом уже вернули в камеры. Спустя месяц 20 мая 2016 года 19 человек задержанных в течение четырех часов укрывали в тире управления СБУ. За это время, что Алексей находился в заключении, на него постоянно оказывал давление оперативный сотрудник Антон Калюжный, он и ставил какие-то условия, требования. После выполнения условий оперативника, Алексея переодели в новую одежду и вывезли из места содержания. При этом он отмечает, что именно все допросы с пристрастиями и избиения проводил именно Антон Калюжный. И вся суть этих избиений сводилась к тому, чтобы человек признал свою вину именно в сепаратизме, в совершении каких-то терактов, в терроризме.

Также я еще хотел бы рассказать историю еще других некоторых других людей, с которыми мне пришлось пересечься в процессе нахождения в тюрьме СБУ. Вот, например, история Алексея, точнее можно сказать даже не история, а крик его души. Человек уже не молодой выехал на дачу, увидел как вооруженные силы Украины выводят Грады на боевую позицию и наводят их в сторону Донецка. Он позвонил своей жене, чтобы семья спряталась где-то в подвале и был засечен сотрудниками СБУ.  За этот разговор он был арестован, подвержен жесточайшим пыткам. Ему вкручивали саморезы под ногти, раздевали догола и пристегивали наручниками к дереву на морозе, а человеку уже 60 лет, он уже немолодой. Всю жизнь свою потратил, отдал точнее, на благо Украины, работал шахтером.А другой человек - молодой парень, Безлаковский Станислав, был задержан "Правым сектором" и только из-за того, что у него стоял рингтон "Вставай, Донбасс!" был жесточайшим образом избит. Избитый и весь больной, он ходил с трудом, был доставлен и находился в камере СБУ. С нами находился еще один человек, гражданин России, Владимиров Константин Юрьевич. Он приехал отдохнуть на Азовское море и был задержан радикалами из батальона "Азов", лишь только за то, что он является гражданином России. Был подвергнут жесточайшим пыткам так, что получил психическую травму и остался сумасшедшим.

Эти все люди незаконно содержались в застенках СБУ. То о чем я рассказал, это лишь малая часть фактов нарушения прав человека на Украине. Факты эти скрываются от правозащитных организаций, да и самих граждан Украины. После этих ужасных фактов власть Украины осмеливается отрицать нарушения прав человека. Я и другие, незаконно задержанные, в память о замученных и без вести пропавших в застенках Службы безопасности Украины считаем, что преступления украинских властей должны быть преданы гласности и требуем от международных организаций рассмотрения их преступных действий и наказания виновных. Ведь, это средневековье и беззаконие продолжается и сейчас.

Теперь я хотел бы зачитать списки узников Харьковского СБУ:

Сергей Корнеев, харьковчанин, 45 лет;
Альберт Стригунов, Донецкая область, 63 года;
Сергей Архипенко, Ждановка, Донецкая область, 45 лет;
Сергей Тонкошкур, Александр Чепигин, харьковчане, по 57 лет;
Александр Самойленко, 1993 года рождения, город Северодонецк Луганской области;
Олег Калашник, 47 лет, харьковчанин;
Виктор Савченко, 30 лет, харьковчанин;
Николай Хмарук, 55 лет;
Юрий Тищенко, 52 года, город Дружковка Донецкой области;
Андрей Ильин, 40 лет, город Константиновка, Донецкая область;
Петр Петрович Козлов, 65 лет, город Краматорск, Донецкая область;
Юрий Фокин, 35 лет, город Харьков;
Максим Агеев, Константиновка Донецкая область;
Виктор Гриценко, 52 года, Артемовск;
Сергей и Руслан Кир 30 и 17 лет из города Докучаевска;
Александр Шахаев, 55 лет из Запорожья;
Евгений Пацюк, 27 лет, Белоруссия;
Безобразов Владимир Алексеевич, Россия;
Кондалов Вячеслав, Россия;
Машкин Николай Григорьевич, Николаев;
Виталий Кулишь, 44 года, харьковчанин;
Ярослав Замко 1990 года рождения, город Миргород, Полтавская область;
Комиссаренко Сергей, город Торез, Донецкая область;
Казацкий Александр, 1982 года рождения;
Галимулин Владимир, 1973 года рождения;
Ткаченко Андрей, 1989 года рождения;
Салакуп Владимир, 1988 года рождения;
Владимиров Константин Юрьевич, 1987 года рождения, Россия
Гричин Дмитрий, 1968 года рождения;
Притула Андрей
Рощупкин Дмитрий, город Чугуев Харьковская область 1989 года рождения;
Долбин Олег, город Чугуев, Харьковская область, 1979 года рождения;
Вакарук Николай, 1982 года рождения;
Петренко Виктор, 1958 года рождения;
Ашихмин Виктор, 1957 года рождения;
Безлаковский Станислав, 1988 года рождения;
Шандр Александр Алексеевич, 1957 года рождения, город Донецк;
Гаврюшин Сергей, 1958 года рождения;
Берест Валерий, 1965 года рождения;
Небога Анна Вячеславовна, 1986 года рождения;
Монастырев Вячеслав, город Харьков;
http://simonzzz2.livejournal.com/1157.html - цинк

Более подробно на тему пыток и жестокого обращения, читайте в известных докладах Максима Григорьева:

Доклад №1. Пытки и бесчеловечное обращение.
Часть №1 - http://colonelcassad.livejournal.com/1914146.html
Часть №2 - http://colonelcassad.livejournal.com/1914466.html

Доклад №2. Военные преступления украинских силовиков: Пытки и жестокое обращение
http://colonelcassad.livejournal.com/2089403.html

Читать оригинал >> 14:59 22.11.2016

0 комментариев
ВНИМАНИЕ! Начался ЗБТ (Закрытый Бета-Тест) аккаунтов! Подробности смотрите здесь
Войдите, чтобы оставить комментарий. Нет регистрации?
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!
Получи аккаунт с доступом к ЗБТ бесплатно до 31 декабря! Подробности здесь
Новости MEDIA REPOST v2.0
Подробности смотрите здесь
Военные хроники (Сирия ON-LINE)
Сводка военных событий в Сирии. Пост обновляется.
Установить виджет online-ленты на свой сайт
Военные хроники (Новороссия ON-LINE)
Сводка военных событий в Новороссии (ЛНР и ДНР). Пост обновляется.
Установить виджет online-ленты на свой сайт
Мнения сообщества
Иммигранты
<Галина Васютичева не считает свое хобби чем-то аморальнымПо моему для здравомыслящих людей комментарии излишни. "К чему метать бисер...."ещё
Иммигранты
Показуха. У нас в военных ведомствах, милиции и других органах госструктуры полно нелицензионки.. Но они неприкасаемые....ещё
Основатели
Отличный показатель, куда страна катится...Сосунцы - защеканчики.
Основатели
И какое народу дело до куска сала на чьей-то жопе?"Некоторая дисфункция" )))) Анальная пробка не пролазит что ли?ещё
Основатели
Лучше бы видео показали, как из-за хохлятских аэрофинишеров 2 самолёта утопили.
Основатели
Дегенераты себя любят:> самого масштабного реалити-шоу России
Основатели
Такая массовка - только за гривны. Там иначе быть не может.
Последние комментарии