Саммит страусов

Единственным выглядящим актуальной пунктом повестки была тема первой сессии – глобальный экономический рост. Потому что в тех же США средние темпы экономического роста после 2008 года аналогичны показателям периода Великой депрессии – 1,3%. Учитывая, что современная статистика в сравнении со статистикой времен Великой депрессии уже представляет собой извращенную форму лжи, скорее всего вместо роста реально имеется спад. А некоторые экономисты уже даже утверждают, что реального роста нет уже полвека. Наче как объяснить, почему доходы средних американцев уже больше полувека не растут? Куда в таком случае делся полувековой прирост? Объяснение, что весь прирост присвоили мультимиллиардеры, не проходит, так как уже никто не спорит, что их гигантские состояния, это на самом деле надутые финансовыми манипуляциями гигантские пузыри.  И рейганомика была попыткой запустить рост с помощью финансового допинга. Но так как ничего из этого не получилось, власти начали «модернизировать» методики оценки роста. Получается, уже и этот «резерв» уже исчерпан – статистика не способна нарисовать больший хотя бы в сравнении с Великой депрессией рост.

Но разговоры о запуске роста экономики выглядят попыткой отвлечь внимание от критической ситуации в финансовой сфере. Дело в том, что коллапс мировой финансовой системы неминуем – в ней сформировались и уже превзошли критические значения все возможные дисбалансы. И эксперты уже пришли к выводу, что это будет самый большой финансовый кризис в истории. Так что спорят только о том, через сколько месяцев он произойдет. В такой ситуации обсуждение вопроса организации роста глобальной экономики призвано лишь уверить мировое сообщество, что лидеры ведущих стран занимаются положенным им делом – инициированием полезных всем общемировых процессов.

Тема второй сессии, изменение климата, вообще выглядит ритуальным мероприятием. Метеорологи до сих пор могут достаточно точно предсказывать погоду только на три дня. И уже двадцать лет морочат всем голову своим и прогнозами на сто лет вперед. Иначе как театром абсурда это назвать нельзя. И Трамп, как бизнесмен, то есть, человек дела, играть в этом театре отказался – вывел США из парижского соглашения по климату.

Тема третьей сессии – миграционный кризис. А это внутренне дело даже не всей Европы – только Евросоюза. И зачем пятнадцати участникам саммита участвовать в обсуждении проблемы, касающиеся только пяти участников – Германии, Франции, Италии, Англии и Евросоюза. Они что, ждут от первых советов. Или просто решили провести для них матер-класс – показать, как нужно обсуждать большие проблемы.

Тема четвертой сессии – цифровая экономика. Это самая пикантная тема. Потому что пока неизвестно, что это такое. Экономисты просто придумали новый термин, но пока не могут объяснить, что он означает. Предыдущая такого рода история окончилась конфузом. Тогда экономисты придумали термин «экономика знаний». И начали всех уверять, что этот термин объясняет сущность будущей экономики – постиндустриального общества. Мол, на смену техническому прогрессу, как двигателю экономического развития, придет научный прогресс. Но дело в том, что вся без исключения человеческая деятельность с первобытных времен основывается на знаниях. Чем она и отличается от деятельности животных. Соответственно, рассуждениями о приходе «экономики знаний» обществоведы демонстрируют лишь свою дремучесть. Ну а если учесть, что собравшиеся в Гамбурге лидеры понятия не имеют о сути хотя бы цифровых технологиях (представлении сигналов дискретными полосами аналоговых уровней), то обсуждение ими «цифровой экономики» выглядит финальным актом абсурдистского спектакля. 
     
В итоге главным результатом саммита стал разговор Путина с Трампом. В изложении политологов этот результат выглядит феноменальным. Но только потому, что вместо запланированного изначально получаса разговор продолжался два часа с четвертью. Потому что неизвестно, о чем именно они говорили и до чего конкретно договорились. Получается, грандиозность результата заключается в поломке регламента саммита – президенты начихали на него и говорили столько, сколько посчитали нужным. Прессе, конечно, бросили пару «костей» – договоренность организовать переговоры специальных представителей по Украине и согласование одной зоны деэскалации в Сирии.
В результате в изложении журналистов получалось, что саммит был созван только для того, чтобы Трамп и Путин смогли встретиться и пару часов о чем-то для них, безусловно важном. А все четыре темы официальной повестки саммита служили только для политического антуража. Учитывая, во что обошелся саммит, можно сделать вывод, что нынешние президенты стали обходиться обществам уже гораздо дороже не просто королей, а даже императоров.   

На самом деле реальная тема для обсуждения была. Не только в экономической сфере пиковая ситуация. В политической сфере ситуация не лучше. Дело в том, что уже полтора десятилетия терпят провал все без исключения внешнеполитические проекты Америки. Судя по всему, власти США понимают, что у них нет интеллектуального обеспечения, которое способно разрабатывать качественные политические проекты. И нет политиков, способных такие проекты успешно реализовывать. Поэтому американские власти благоразумно не разрабатывают внутриполитические проекты – понимают, что их провалы приведут к таким же результатам, к каким «арабская весна» привела вполне благополучные арабские страны. Медицинская реформа Обамы является единственным исключением, которое своим провальным результатом подтверждает неспособность лидера мира хоть что-то успешно реформировать. Наконец, предстоящее банкротство пятого по численности населения и объему ВВП штата Иллинойс свидетельствует, что ситуация в самих США достигла критического состояния.

Обществоведы уже согласились, что имеет место глобальный кризис, причиной которого является исчерпание возможности индустриальной модели государства обеспечивать общественное развитие. На протяжении трех веков индустриальной эпохи она выработала свой ресурс и требует замены на новую модель – адекватную современному уровню общественного развития. Соответственно, имеет место глобальный кризис индустриального государства. Тогда как развивающиеся мировые политический, экономический и социальный кризисы являются лишь производными – метастазами глобального кризиса. Причем он развивается уже полвека и СССР разрушила его первая волна. А в 2008 году на Запад пришла вторая волна кризиса.

Так что есть, что можно было бы обсуждать на саммите. Но, судя по всему, обсуждать реальные проблемы было некому. В итоге получился не саммит, а спектакль спрятавших головы в общую кучу песка страусов.
08.07.17
0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!