Сценарий украинского Пиночета не прошел



Американский профессор о срыве планов Порошенко связанных с введением полноценного военного положения на Украине.

Обстреляв украинские суда, Россия нарушила Соглашение о совместном использовании Азовского моря, подписанное в декабре 2003 года, где ясно сказано, что и военные, и торговые корабли обеих стран имеют право беспрепятственно там проходить. Это немедленно осудил Вашингтон и другие западные страны.

Здесь стоит отметить, что Соглашение это было прямо связано с Договором о дружбе, подписанным двумя странами в 1997 году. Но Украина вышла из этого договора в прошлом сентябре, хотя многие украинские юристы предупреждали, что выход из Договора подорвет правовое положение Украины в случае приграничного спора. Поэтому в октябре президент Петр Порошенко в одностороннем порядке подписал ряд директив, определяющих новые границы Украины в Азовском и Черном морях. В то время мало кто обратил внимание, что они, по всей видимости, включали также некий «обширный секретный раздел, содержащий указания для Совета национальной безопасности и обороны», которые должны были быть реализованы в течение следующих 30 дней.

Именно в свете этого реакция президента на недавний инцидент становится весьма интересной. В течение нескольких часов после военных действий России Порошенко удалось заставить свой военный кабинет объявить военное положение по всей стране, а также потребовать, чтобы Рада (украинский парламент) его одобрила. Ни один другой кризис, даже присутствие российских войск на Донбассе и в Крыму, не стал причиной таких драконовских мер. Поэтому решение сделать это сейчас, в начале предвыборной кампании, вызвало огромные подозрения.

Впервые широкая политическая коалиция подвергла действующего президента критике. Три бывших президента Украины написали открытое письмо парламенту, где заявили, что единственная причина, по которой был поднят вопрос военного положения — это грядущие выборы, и потому «большая часть общества считает, что таким образом будет ограничена демократия».

В недавнем онлайн-интервью оппозиционный парламентарий Нестор Шуфрич рассказал, что, когда выступал Порошенко, лидер Радикальной партии Олег Ляшко и главный конкурент президента Юлия Тимошенко буквально брали штурмом кафедру, требуя предъявить текст декрета о военном положении, за который они должны были голосовать. Когда Порошенко ответил: «Вы должны поверить мне на слово», собрание разразилось издевательствами и личными оскорблениями в его адрес.
То, что президент не смог провести свое предложение через парламент, который во многом контролирует партия, носящая его имя, кое-что говорит о его нынешнем политическом положении. Чтобы сохранить единый фронт и спасти свое президентское достоинство, после спешного телефонного разговора между Порошенко и немецким канцлером Ангелой Меркель, он предложил компромиссное решение, которое и было принято. Порошенко был вынужден сократить срок предлагаемого военного положения с двух месяцев до одного, а также ввести его лишь в десяти регионах страны. Также его заставили назвать точную дату президентских выборов: 31 марта 2019 года.

Возможно, мы никогда не узнаем, был ли этот недавний конфликт с Россией спланирован специально, чтобы улучшить плачевное политическое положение Порошенко. Но если это так, то этот проект, как и многие другие его инициативы (вроде ограничения общественного использования русского языка, уничтожения канонической украинской православной церкви и замены ее новой «национальной церковью», а также сокращения прав меньшинств на получение образования на родном языке), похоже, ему только навредил. Если Россия сейчас не атакует Украину на самом деле, над Порошенко будут много издеваться из-за его необоснованных опасений и устроенного им экономического и политического хаоса накануне выборов.

Лидер оппозиции Шуфрич с триумфом заявил, что парламент отбился от того, что он назвал порошенковским «сценарием Пиночета». Однако битве еще далеко до конца, и она уже оставила новые шрамы на украинском политическом ландшафте. В результате такой «победы» вся политическая активность на трети территории страны будет приостановлена как минимум на месяц. В действие вступит длинный список ограничений, включая военную цензуру в региональных изданиях. Для Порошенко оказалось очень удобно, что территория, попавшая под военное положение, почти полностью совпадает с базой политической поддержки оппозиционного блока. На этой же территории сильнее всего позиции Украинской православной церкви (Московского патриархата), преобладает русский язык, а рейтинг Порошенко близок к нулю.

Тем не менее трудно представить, что кого-то из западных лидеров все это сильно обеспокоит. Они попали в ловушку собственной антироссийской риторики, поэтому диалог с Россией — насчет Крыма или еще по какому-то вопросу — полностью исключен. Не смогут они ничего поделать и со стремлением Украины усилить конфронтацию, опасаясь обвинений в попустительстве российской агрессии. В результате военная ситуация в регионе может становиться только хуже — до тех пор, пока западные лидеры не спросят себя, действительно ли украинские интересы в конфликте с Россией совпадают с их собственными.

Николай Петро (Nicolai Petro) — профессор в Университете Род-Айленда, занимающийся темой мира и ненасилия. В 2013-14 году приезжал на Украину по программе Фулбрайта. Редактор сборника «Украина в кризисе» (Ukraine in Crisis, Routledge, 2017).

https://inosmi.ru/politic/20181129/244124080.html - цинк

0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!