НЕУЖЕЛИ ВЛАСТИ УЗБЕКИСТАНА ВЗЯЛИ КУРС НА БАНДЕРИЗАЦИЮ СТРАНЫ?

Коронавирус, видимо, поражает не только лёгкие, но и мозг. К такому выводу невольно приходишь, глядя на развернувшуюся бурную дискуссию, вызванную размещённым на портале regulation. gov. uz проектом закона о внесении дополнения в статью 42 Кодекса об административной ответственности, предусматривающего введение штрафов за несоблюдение требований закона о государственном языке в государственных органах и организациях. Страсти особенно накалились после упоминания этого вопроса всемирно известной Марией Захаровой на брифинге 14 мая текущего года.
Давайте попробуем тихо, спокойно, не нагнетая ситуацию, включив элементарную логику и здравомыслие, разобраться, в чём суть проблемы и какие последствия ждут нас в итоге принятия упомянутого проекта закона.

Во-первых, данный проект закона выложен на вышеуказанном портале для общественного обсуждения. Это, конечно, хорошо. Но, ни для кого не секрет, даже если все 100% жителей Узбекистана выступят против закона, он всё равно будет принят, ибо, если наверху возлегшим что-то взбрендит в голову, то это будет обязательно реализовано, а мнение народа будет традиционно проигнорировано. В таком случае напрашивается естественный вопрос: а надо ли было выкладывать проект закона на обсуждение и баламутить население страны? Да и кому нужна эта имитация видимости демократии?
Во-вторых, следует вспомнить, что сказано в законе «О государственно языке Республики Узбекистан». Статья 10 закона устанавливает, что «на предприятиях, в учреждениях, организациях и общественных объединениях делопроизводство, учётно-статистическая и финансовая документация ведутся на государственном языке, а в коллективах, где большинство работающих не владеет государственным языком, может осуществляться и на других языках». Как видите, изложено разумно. А в чём же загвоздка?- спросите вы. А в том, что в некоторых организациях действительно делопроизводство в основном осуществляется на русском языке, причём в большинстве своём узбеками, для которых русский язык более понятен, чем узбекский, т.е. они мыслят на русском языке, например, так же, как мыслил на нём покойный Ислам Каримов, которому все документы на подпись представлялись на языке Пушкина и Толстого. Несоблюдение требований закона о государственном языке в некоторых организациях осуществляется не по злостному умыслу, а потому, что так удобней и оперативней осуществлять свою деятельность. Но националисты, многие из которых прибыли в Ташкент из провинциальных городов и кишлаков, и не имеющие вследствие этого необходимого образования и образа мышления, узрели в этом подрыв государственных основ. Кроме того, они не владеют свободно русским языком, поэтому чувствуют себя ущербными на фоне русскоязычных узбеков. Еще Абу Рейхан Бируни говорил: «Человек не любит то, чего не понимает». А раз не понимают и чувствуют себя ущербными, значит, нужно ликвидировать причину своего дискомфорта, в данном случае русский язык.
В-третьих, объективности ради следует отметить, что делопроизводство обязано вестись на государственном языке с параллельным переводом, где это требуется ввиду сложившихся обстоятельств, на русский язык, как это и делается во многих госорганах, организациях и предприятиях. Но здесь есть камень преткновения: должна использоваться латиница. А она неудобна для сотрудников среднего и старшего поколения. Однако она удобна для молодёжи, обучавшейся на латинице в школах и ВУЗах. И этой молодёжи в госорганах становится всё больше и больше. Вот она-то и заинтересована прежде всего в переходе на латиницу, ибо кириллица создаёт ей определенные трудности. Лично моё мнение, не стоило маяться антироссийской дурью и навязывать латиницу: узбекскому алфавиту намного приятней находиться в кириллице.
В-четвертых, к сожалению, предпочтение отдаётся форме, а не содержанию. Если в той или иной организации вопросы решаются быстрей и качественней при использовании русского языка, стоит ли искусственными и националистическими барьерами замедлять процесс управленческо-хозяйственной деятельности? Пусть пользуются хоть китайским, хоть суахили, хоть эсперанто, но приносят пользу стране и содействуют её процветанию. Кроме того, ведение документооборота на двух языках влечет за собой увеличение затрат, хотя бы на бумагу, т.е. её будет тратиться вдвое больше. А в условиях кризиса, вызванного пандемией коронавируса, это особенно обременительно.
В-пятых, если известно, что в некоторых госорганах не уделяют должного внимания государственному языку, можно же, не принимая карательного закона, просто указать соответствующим руководителям на имеющиеся недостатки и предупредить, что за несоблюдение закона к ним будут приняты организационные меры вплоть до увольнения. Но предлагается ввести штрафы. Вроде и так можно, однако за этим проглядываются уши американцев и британцев, портящих своими бесконечными интригами и провокациями жизнь всему остальному человечеству. Казалось бы, маленькое, невинное дополнение в Административный Кодекс, но это же только первый шаг. Вроде не ограничиваются другие языки, но в итоге это приведет именно к ущемлению прав русскоязычных граждан, как в странах Прибалтики, на Украине и в других постсоветских республиках. Большой геноцид произрастает из совокупности мизерных, безнаказанных проявлений национализма. А если к этому добавится еще и исламский фундаментализм, то жди страшной катастрофы.
В-шестых, если попутно поставлена цель содрать с кого-то деньги, то это можно делать и без принятия закона. Никто не отменял право вышестоящей организации лишать виновных месячной или квартальной премии за невыполнение того или иного закона, того или иного приказа и распоряжения. Выполнение закона можно обеспечить и многими другими способами, даже просто лично дружески, но доходчиво побеседовав с соответствующими ответственными лицами. Можно также увеличить размер требуемой регулярной взятки, сообщив, что всё вернётся на круги своя, если взяткодатель будет соблюдать закон о госязыке. И всё, вопрос будет решен к взаимному удовольствию сторон.
В-седьмых, не введены штрафы за невыполнение многих других законов. Почему-то выбран именно закон о государственном языке. Если вводятся штрафы за невыполнение этого закона, было бы справедливо и логично ввести штрафы и за невыполнение всех законов республики. Но этого не делается. Значит, сознательно преследуется цель выживания из страны русскоязычного населения. То есть им дают недвусмысленно понять, мол, «чемодан, вокзал, Россия». Эта мысль будет развита ниже.

Теперь давайте вчитаемся в то, что сказала уважаемая Мария Владимировна Захарова в ответ на вопрос агентства РИА-новости: «Мы обратили внимание на полемику в средствах массовой информации, вызванную данным законопроектом. Складывается впечатление, что пока его сторонники в явном меньшинстве (прим.автора – в узбекских СМИ слово «пока» было опущено). Большинство комментариев свидетельствует о том, что сохранение русского языка в официальном обиходе в полном объеме в полной мере соответствует духу истории, времени и качеству двусторонних отношений, а главное — интересам самих граждан Узбекистана, которые зачастую делают выбор в пользу учебы и работы в России», Она также отметила, что в настоящее время по инициативе узбекской стороны ведется активная совместная работа над созданием полноценной программы обучения русскому языку в Узбекистане. В частности, планируется увеличение количества поставляемой учебной литературы по русскому языку, открытие дополнительных учебных центров русского языка, направление специалистов в эти центры, увеличение бюджетных и квотных мест в российских вузах для узбекских абитуриентов по специальности «русская филология». Где здесь хотя бы намек на вмешательство во внутренние дела Узбекистана?
Однако прочтём, что болтают наши деятели в ответ на слова Марии Владимировны. Вот выдержки из заявления Исполнительного директора центра «Стратегия развития» Элдора Тулякова: «Хотелось бы отметить, что комментарии официального представителя МИД России Марии Захаровой по законопроекту о делопроизводстве на государственном языке в Узбекистане являются необоснованными и однозначными…», «такое неуместное утверждение не соответствует международным правовым нормам», «Узбекистан вправе самостоятельно определять свою внутреннюю политику в соответствии с установленными международными стандартами и нормами, в полной мере внедрять в стране нормы основного закона».
А вот, как прокомментировал ответ российского официального лица Депутат Законодательной палаты Олий Мажлиса, председатель общенационального движения «Юксалиш» Акмал Бурхонов: «1. Урегулирование вопроса о государственном языке входит в вопросы внутренней политики суверенного государства. 2. Осуществление программ по русскому языку в сотрудничестве с Россией выражает степень уважения к представителям другой национальности, проживающим в нашей стране. Однако в Узбекистане государственным языком является узбекский язык, и делопроизводство в государственных органах на государственном языке является законным требованием. 3. На каком основании Захарова пришла к выводу о том, что сторонники данного законопроекта составляют меньшинство, и в официальном делопроизводстве полностью сохранился русский язык? 4. Делопроизводство в государственных ведомствах на узбекском языке не должно никоим образом воздействовать на динамику взаимоотношений Узбекистана и России. Вправе ли официальный представитель России рассуждать о том, противоречит ли этот вопрос интересам граждан Узбекистана, или не противоречит?».
Отличились и проправительственные узколобые борзописцы:
- блогер Мухрим Азамхужаев отметил, что современное качество взаимоотношений Узбекистана и России никоим образом несоразмерно с вопросом языка, и призвал депутатов и сенаторов принять законопроект, укрепляющий приоритет государственного языка, подобно тому, как они приняли инициативу присоединения к ЕАЭС;
- блогеры Хушнудбек Худайбердиев и Нозим Сафари обвинили Марию Захарову в предоставлении ложных сведений о том, что большинство жителей Узбекистана являются сторонниками русского языка.
А сумасбродный профессор Медицинской Академии Зарифбай Ибадуллаев гневно потребовал от властей Узбекистана послать России жесткий протест по этому поводу, приведя в качестве примера реакцию Казахстана на слова Путина об отсутствии в досоветские времена казахской государственности.

Парируя эти идиотские выпады в адрес Марии Захаровой, вынужден сказать следующее:
1.МИД России, как и МИДы других стран, вправе высказывать свои соображения по тем или иным вопросам, затрагивающим щекотливые аспекты, могущие негативно повлиять на отношения между странами и их дальнейшее взаимовыгодное сотрудничество. В данном случае – это вопрос о возможном ущемлении русского языка со стороны вероятно подкупленных западными провокаторами националистов Узбекистана. В высказываниях госпожи Захаровой нет никакого вмешательства во внутренние дела Узбекистана, выражена только озабоченность чисто дипломатическим языком.
2.Официальные лица и блогеры, обрушившиеся на мадам Захарову с критикой, совершили подмену понятий, по-шулерски передернув ее слова. Мария Владимировна не говорила, что большинство населения Узбекистана против этого закона, она лишь сослалась на полемику в СМИ, где действительно многие комментаторы высказались против этого закона. Численность комментаторов и численность населения Узбекистана – это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Поэтому упрекать госпожу Захарову в вымыслах или подтасовках нет оснований.
3.Официальный представитель МИД РФ не говорила, как утверждает Акмал Бурханов, что «в официальном делопроизводстве полностью сохранился русский язык». Она сказала: «Большинство комментариев свидетельствует о том, что сохранение русского языка в официальном обиходе в полном объеме в полной мере соответствует духу истории, времени и качеству двусторонних отношений». Про таких, как Акмал Бурханов, говорят: «Слышит звон, но не знает, где он». То есть гражданин Бурханов увидел то, что хотел увидеть или то, что смог увидеть, исходя из своего интеллектуального уровня.
4.Акмал Бурханов задался и таким вопросом: «Вправе ли официальный представитель России рассуждать о том, противоречит ли этот вопрос интересам граждан Узбекистана, или не противоречит?». Еще раз читаем фрагмент из речи госпожи Захаровой: «Большинство комментариев свидетельствует о том, что сохранение русского языка в официальном обиходе в полном объеме в полной мере соответствует духу истории, времени и качеству двусторонних отношений, а главное — интересам самих граждан Узбекистана, которые зачастую делают выбор в пользу учебы и работы в России». Во-первых, любой человек вправе рассуждать о чем угодно. Во-вторых, где Акмал Бурханов нашел у Марии Захаровой слово «противоречит»? Она лишь констатировала факт, что сохранение русского языка в обиходе соответствует интересам самих граждан Узбекистана, зачастую делающим выбор в пользу учебы и работы в России. Это означает, что владение русским языком делает наших соплеменников конкурентноспособными в России. Не с одним же узбекским языком ехать туда!

5.Элдор Туляков заявил что комментарии Марии Захаровой «являются необоснованными и однозначными…». Если бы он внимательно слушал или прочел слова Марии Захаровой, он бы усёк, что она сослалась на полемику в СМИ, которую можно легко проверить, и убедиться в правоте её слов. А тот факт, что несчастные узбекистанцы вынуждены выезжать в Россию в поисках работы, знают все. Поэтому высказывания Марии Владимировны вполне обоснованны. А что Туляков имел в виду, употребив термин «однозначными», не понятно. Наверное, он и сам не понял, что сказал.

6.Туляков также безапелляционно обвинил Марию Захарову, заявив: «Такое неуместное утверждение не соответствует международным правовым нормам». Видно, что Туляков не владеет нормами международного права. Пусть попробует доказать обратное, приведя международно-правовые нормы, которые нарушила синьора Захарова. Уверен, он не сможет этого сделать, но трепать языком горазд.

7.А на требование профессора Медицинской Академии Зарифбая Ибадуллаева послать ноту протеста российскому руководству можно лишь сочувственно ответить, что он идиот и что он позорит ученых Узбекистана своим скудоумием. Если у нас все профессора такие, то у страны печальное будущее. Этот остепенённый недоумок, как и другие остолопы, скопом набросившиеся на беззащитную женщину, не уловил, что Мария Захарова выразила не свое мнение, а лишь озвучила мысли граждан Узбекистана, в своем большинстве высказавшихся на сайтах узбекистанских СМИ против упомянутого проекта закона.

После развала СССР и отмены советской системы образования произошла чуть ли не поголовная чудовищная деградация населения постсоветского пространства. Не избежал этой участи и Узбекистан: количество дебилов стало зашкаливать, особенно в органах государственного управления. Им лишь бы прокукаретать что-нибудь патриотическое, а последствия они просто не в состоянии предвидеть. Они не видят дальше своего носа и кармана.

Более-менее взвешенное заявление по поводу развернувшихся споров обнародовало Министерство юстиции Узбекистана. Не буду его здесь приводить, лишь отмечу, что Министерство само назвало свое заявление «объективным и обоснованным». Смешно, конечно, ну и бог с ним.
Но примечательна другая мысль Минюста, отметившего, что в статье 42 Кодекса об административной ответственности говорится о нарушениях законодательства о государственном языке, но ответственности за неиспользование государственного языка в делопроизводстве госучреждений нет. «Именно поэтому некоторые госучреждения не соблюдают требования законодательства и не используют государственный язык в процессе работы», - заявили в пресс-службе.
То есть по логике Минюста только штрафы заставят госорганы использовать госязык, и к этому их следует принудить. То, как эффективно работают организации, пользующиеся русским языком, Минюст не интересует. Если бы интересовало, он просто составил бы перечень таких организаций и представил его Премьер-Министру с соответствующим проектом распоряжения. Председатель правительства отправил бы циркуляр по указанным адресам с предупреждением, что за несоблюдение требований закона о госязыке виновники будут наказаны как административно, так и финансово вплоть до понижения в должности и увольнения. И вопрос решился бы очень скоро без всяких карательных законов.
Но почему возник этот вредоносный проект закона, хотя никакой необходимости в нём нет? Ответы лежат на поверхности:
1.Сам по себе этот проект закона родиться не мог. Значит, есть заинтересованные лица. Кто они? Прежде всего, это националисты. Затем – агенты влияния Запада, засевшие в Минюсте и в других органах госуправления. В-третьих, дебилы, не владеющие русским языком.
2.Но основной бенефициар – США, которым не терпится внести раскол в общество, столкнув лбами не только русских с узбеками, русскоязычных узбеков с узбекоязычными узбеками, но в конечном итоге рассорить Россию и Узбекистан, которые в последние годы тесно сблизились.
3.Дается недвусмысленный сигнал русским и русскоязычным гражданам Узбекистана, что пора собирать манатки и покупать билеты в один конец.
4.В пресс-службе Минюста подчеркнули, что при подготовке этого проекта закона специалисты изучили опыт таких стран как Украина, Латвия, Литва и Таджикистан. Только дурак не поймет, что за этим стоят США и Великобритания. Упоминание именно этих постсоветских республик отчетливо свидетельствует, что указанный проект закона направлен исключительно против русских и русскоязычных граждан, а не на укрепление государственного языка. Как в Прибалтике дискриминируют русских, известно всем. Что происходит в нацистской Украине, тоже ни для кого не секрет. Там тоже начинали с незначительных поправок в законодательство о языке, а потом приняли серию антирусских законов: запретили говорить в общественных местах на русском языке, резко сократили телевизионные программы, вещающие на русском языке, запретили смотреть российские каналы, посещать российский сегмент интернета, а в этом году будет запрещено обучение детей на русском языке. И это не полный перечень бандеровских сумасбродств. Но самое интересное – это упоминание Таджикистана. Что там происходило в девяностые годы, как там выживали и убивали русских, как их грабили и издевались над ними, тоже не тайна за семью печатями. Из живших там до 1991 года русскоговорящих жителей на сегодняшний день в лучшем случае остался лишь 1 процент. 99% русскоязычных изгнали, основываясь, в том числе, и на закон о госязыке. Именно по этому сценарию готовится атака на русскоязычных и в Узбекистане. Это будет делаться постепенно, поэтапно наращивая ограничения русскому языку и, следовательно, его носителям.
При этом не упоминаются примеры Казахстана и Кыргызстана, где русский язык имеет статус официального языка. Почему бы Узбекистану не последовать примеру казахских и киргизских братьев и не придать русскому языку статус хотя бы официального? И тогда проблема исчезнет сама собой.
А лучше, если статус государственного в Узбекистане получат еще и русский и английский языки. Узбекский язык от этого не пострадает, как не пострадал за 70 с лишним лет советской власти, когда документооборот осуществлялся в основном на русском языке.
Националисты утверждают, что внесенный проект закона обеспечит развитие узбекского языка. Но это глупость. В госорганах используется казенный, штампованный, сухой канцелярский язык. Каким образом он может способствовать развитию узбекского языка? Да никаким.
Любой язык развивается прежде всего художественной литературой – прозой и поэзией, а также народным творчеством. Необходимо усилить работу именно в сфере культуры для развития языка, а не прикрываться лицемерными словами, вводя штрафы и прочую ерунду.
Почти в половине стран мира государственный и официальный языки законодательно не закреплёны (США, Швеция, Германия, Япония и т.д.). И ничего, живут, и языки их не исчезли и развиваются.

В десятках стран мира узаконены по два и более государственных языков. Например, в Финляндии вторым госязыком является шведский, хотя численность шведов к общей численности населения страны составляет всего 5%. В Индии два госязыка – хинди и английский, несмотря на то, что второй является языком колонизаторов. Благодаря именно английскому языку индийские специалисты, особенно математики и программисты, широко востребованы в развитых странах, прежде всего в США и Великобритании. А в ЮАР вообще 11 государственных языков.
Поэтому убогие представления наших националистов о чрезмерной важности наличия одного госязыка в Узбекистане и необходимости вытеснения языка «оккупантов» из обихода – это всего лишь свидетельство их умственной отсталости.
Благодаря именно русским и русскому языку Узбекистан совершил скачок из средневекового мракобесия в цивилизованный мир. Иначе мы до сих пор находились бы на уровне Афганистана. Травить теперь русский язык и русских – равносильно подлости ничтожеств.
Нужно забыть мрачные страницы совместной истории и двигаться вперед, поддерживая друг друга и укрепляя союзнические отношения. К тому же изучение и знание не только русского, но и других языков способствует лучшему пониманию своего родного языка.
И очень важно понять, если западным мерзавцам удастся рассорить нас с Россией, затем они устроят здесь такую резню, от которой взорвется вся Средняя Азия.
Первый Президент Узбекистана Ислам Каримов в частной беседе с высокими официальными лицами России однажды сказал: «Если что-то серьезное случится у нас, мы придем за помощью к вам». Очевидно, если американцы погонят талибов на Узбекистан, китайцы, как и другие народы, воевать за нас не будут. Спасение нам принесут только россияне. И этого не следует забывать ни в коем случае. Поэтому дружественные и братские отношения с Россией необходимо поддерживать, несмотря ни на какие подкупы и шантаж со стороны Америки и Европы.
Следовательно, необходимо отказаться от любых выпадов против русского языка и русскоязычных граждан Узбекистана.
Надеясь на благоразумие Президента Шавката Мирзиёева, всем прогрессивным узбекистанцам, независимо от их национальности, все же не стоит расслабляться, но следует сплотиться и всеми способами довести до него коллективный протест против вылазок отдельных националистов и агентов влияния Запада, пытающихся подсунуть ему на подпись червленый документ, таящий в себе катастрофические последствия не только для Узбекистана, но и для соседних стран.

Бахтиёр Ирмухамедов

Еще несколько мыслей в качестве постскриптума:
1.Если провести честное соревновательное тестирование на уровень IQ среднестатистического русскоязычного узбека и узбекоязычного узбека, несомненно, победит русскоязычный узбек. Это ни для кого не секрет. Так зачем же путем насильственного навязывания узбекского языка отуплять людей? Разве в интересах страны и государства иметь стадо медлительных баранов вместо высокоинтеллектуальных пассионарных созидателей?
2.Если Россия упустит этот момент и не повлияет соответствующим образом на руководство Узбекистана, в итоге она получит вторую Украину под своим боком.
3.Немного иронии. После распада Союза во всех постсоветских республиках началось карикатурное переписывание истории. Все нации принялись возносить себя до небес и выше (это – обратная сторона комплекса неполноценности). Практически все они заявили, что являются древнейшими народами, недвусмысленно намекая, что человечество произошло именно от них. Преуспел в этом деле и Узбекистан, объявивший несколько лет тому назад об обнаружении на своей территории останков древнейшего человека. Если следовать этой логике, получается, что все народы – потомки узбеков. Значит, и русский народ тоже фактически узбеки. А это значит, что русский язык создали узбеки. Если русский язык является детищем узбеков, разумно ли устраивать гонения на него? Если русский язык наш, не лучше ли придать ему статус второго государственного в Узбекистане? И, наверное, будет правильным, если все наши долбаны, накинувшиеся на Марию Владимировну Захарову, принесут ей извинения за своё неподобающее поведение, ибо она тоже наша узбечка по имени Марьям Валидамировна Захриева.

19.05.20
0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!