«Хезбалла 2.0»: Иранская стратегия в Йемене



«Хезбалла 2.0»: Иранская стратегия в Йемене

<...>

Уже в 2019 году это возымело неизбежные последствия — поток оружия из Ирана нарастал, причем помимо обычного стрелкового и противотанкового вооружения, хуситам были поставлены современные разведывательные БПЛА, баллистические ракеты, корректируемые снаряды, дроны-камикадзе, перспективные зенитные ракеты и т.п. Кроме того, для части нового оружия, были обеспечены возможности сборки непосредственно на территории Йемена. Это оружие начало оказывать влияние на ход боевых действий на тактическом и оперативном уровнях.

Резко пошли вверх потери в личном составе в результате участившихся ударов по полевым лагерям и районам постоянной дислокации частей коалиции.
Точечные удары баллистических ракет и дронов-камикадзе привели к большим потерям среди старшего и среднего командного состава, а также представителей гражданской администрации.
Поставки и производство баллистических ракет позволили хуситам перенести боевые действия непосредственно на территорию Саудовской Аравии, поражая военную и гражданскую инфраструктуру королевства.
Аналогичный эффект показали и новые БПЛА, которые систематически атакуют объекты на территории Йемена и Саудовской Аравии, регулярно вскрывая недостатки саудовской ПВО, на вооружении которой стоят самые передовые комплексы.

В 2020 году к этой боевой технике добавились новые крылатые ракеты (одна из которых в конце ноября поразила объект Saudi Aramco в Джизане), а также перспективные сверхзвуковые зенитные ракеты (вроде изъятой американцами «SAM №358», которой предположительно был сбит командный центр ЦРУ в Афганистане).
Большое значение для горной войны оказали поставки иранских винтовок, которые резко повысили эффективность действий снайперов хуситов.

И это лишь часть оказанной помощи, которая проходила по каналам КСИР и сил «Кудс». Касем Сулеймани, несмотря на свою занятость кампаниями в Сирии и Ираке, несколько раз тайно посещал Йемен, в том числе и незадолго до своей гибели в Багдаде. Он обеспечивал общее руководство поставками оружия хуситам, а также принимал участие в планировании наступательных операций 2018-2019 годов, в том числе и сверхуспешной атаки хуситов осенью 2019-го года.
Для действий Ирана тут не было чего-то нового. Аналогичным образом он поддерживал «Хезболлу», и поэтому в поведении КСИР прослеживается определенный шаблон, обусловленный в числе прочего и тем, что Сулеймани сам из первых рядов (во время войны 2006 года он в качестве наблюдателя действовал при штабе Хасана Насраллы) мог видеть, как менялось отношение Ирана к поддержке движения и к каким результатам это привело.



Разумеется, не стоит сводить все к прямым аналогиям, так как Ливан и Йемен — это разные страны, и там разные структурные особенности общества и государства. Если рассмотреть основные опорные точки укоренения хуситов в Йемене, то выделить можно следующее:

Как шиитское движение «Ансар Аллах» аккумулирует поддержку большинства шиитов Йемена по религиозной линии.
Как национально-освободительное движение оно выступает против иностранной интервенции.
Как государственно-ориентированное движение «Ансар Аллах» не поддерживает планы расчленения страны на Северный и Южный Йемен.
Как мусульманское движение оно выступает с традиционной поддержкой палестинцев и против еврейского государства.
Кроме того, важным элементом образа хуситов является их борьба с ИГ1 и «Аль-Каидой»1, что позволяет «Ансар Аллах» позиционировать себя как силу, которая борется с терроризмом в Йемене.

Все это позволяет движению, которое на заре его развития называли сектой, получать широкую поддержку среди больших масс населения страны, обеспечивая реальных сторонников и привлекая новых членов.
Имея в наличии уже сформированную организацию, закаленную годами боевых действий и с устоявшейся базой поддержки, Иран вполне осознанно ведет работу по обеспечению его долгосрочных политических позиций на Арабском полуострове, наращивая поставки оружия и продолжая легитимизировать «Ансар Аллах».
Можно отметить, что враждебный Ирану еще в 2015 году Катар, в 2019-2020 годах, по оценочным данным, оказал хуситам помощь в размере до 500 млн долларов. В бесперспективный проект Доха конечно не стала бы вкладывать столь серьезные деньги, хотя разумеется, ее цели несколько отличны от целей Тегерана, с точки зрения ослабления ОАЭ и Саудовской Аравии, но на данном этапе совпадают. Но если Катар видит в хуситах лишь сиюминутно полезный инструмент своей оппортунистической политики, то для Ирана это долгосрочный актив, как и «Хезболла

<...>

По сути, к концу 2020 года Иран сделал еще один большой шаг к достижению своих стратегических целей в Йемене.



Хуситы добились ситуации, когда они уже не рискуют проиграть войну, но продолжают боевые действия с целью достижения полной военной победы, в то время как саудовская коалиция уже фактически расписалась в том, что не сможет ее добиться. Фактически коалиция теперь воюет за относительно приемлемый мир и сохранение лица Мохамеда бин Салмана.

Хуситы обрели военно-технологический потенциал, который позволяет Ирану оказывать проекцию силы на Красное море, у вод Африканского рога, а главное — на территорию Саудовской Аравии и ОАЭ.
Укреплена организация, которая является второй по численности и первой по военно-техническим возможностям среди всех шиитских группировок «Оси Сопротивления», чьи ударные возможности превосходят даже ливанскую «Хезболлу».
Созданы гарантированные условия для участия хуситов в управлении Йеменом в любых форматах послевоенного урегулирования, даже в условиях отсутствия полной военной победы.
Война в Йемене продолжает истощать одного из двух главных региональных противников Ирана, который вынужден тратить на нее многократно больше, чем это делает Тегеран.
Продолжающийся конфликт создал для Ирана уникальную опцию, которая позволяет руками хуситов наносить прямые удары по территории Саудовской Аравии в ответ на гибридные действия США, Израиля и королевства против иранских сил в Ливане, Сирии или Ираке.
Иран имеет перманентную возможность атаковать каналы транспортировки нефти через Красное море, используя как крылатые и баллистические ракеты, так и небольшие лодки со взрывчаткой или ПТРК. Это дополнительная угроза, которой Тегеран уравновешивает давление на свои морские перевозки со стороны США.
Военные достижения хуситов и их последовательная антиизраильская и антиамериканская позиция укрепляют претензии Ирана на роль лидера исламского мира, где Тегеран сейчас активно конкурирует с Анкарой.
Военные победы объективно ослабили террористические группировки в Йемене (здесь следует выделить разгром ИГ в провинции Аль-Байда) и помешали формированию крупных террористических анклавов в Западном Йемене, хотя на территории под контролем саудовской коалиции такие анклавы благополучно существуют.
При любом из наиболее вероятных исходов Йеменской войны, Иран уже гарантировал себе большое военно-политическое и экономическое влияние в этой стране.

Специально для РИА "ФАН"

Полностью обзор с картами, инфографикой и прочим смотри и читай по ссылке https://riafan.ru/1345219-khezbolla-2-0-iranskaya-strategiya-v-iemene

* * *

Также вышел обзор событий в Йемене с 24 по 30 ноября.



Обостряется ситуация как в районе Мариба, к которому приближаются войска хуситов, так и на юге в провинции Абьян, где вовсю идет замес между поддерживаемыми ОАЭ боевиками STC и поддерживаемыми Саудовской Аравией хадистами и боевиками "Аль-Ислах".
Все это проходит на фоне празднования окончания британской оккупации Йемена в 1967 году.
Смотри обзор тут https://riafan.ru/1344891-iemen-otmetil-53-yu-godovshinu-nezavisimosti

0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!