Забыты и оболганы

Недавно украинский политолог Кость Бондаренко заявил на пресс-конференции в Киеве:
«В мире происходят некие события, которые перечёркивают всё то, что было вчера… Очень часто народ воспринимает политику как некий сериал, забывая, что было в позапрошлой серии». 

Конечно, это относится не только к Украине. К сожалению, так обстоят дела во всём мире.Психиатр-карикатурист А. Бильжо, а равно и все российские СМИ, тоже, видимо, забыли, что было в позапрошлой серии. А было то, что бильжовские единомышленники уже не единожды «развенчивали» подвиги советских героев. Мы уже двадцать пять лет, если не больше, слушаем о том, что Зоя – шизофреничка, что подвига панфиловцев не было, потому что если героев больше двадцати восьми, то подвиг не засчитывается, что Матросов споткнулся, Гастелло промахнулся и так далее всё в том же роде. Поэтому никакого открытия в словах Бильжо нет и быть не может. Таких «разоблачителей» в интернете – как на Барбоске блох. И с чего это взял Бильжо, что «сейчас я расскажу страшную, крамольную вещь, которая взорвёт интернет и меня, но, слава богу, я сейчас нахожусь далеко», непонятно. Честно говоря, взрыва действительно не должно было произойти. Во-первых, потому что, повторимся, об этом уже не раз писали и говорили сподвижники Бильжо, в сети можно встретить сотни публикаций на тему, что никакого подвига Зоя Космодемьянская не совершала. Во-вторых, не было никакого взрыва летом 2015 г., когда рассекретили документы о панфиловцах и ВГТРК усомнилось: а был ли подвиг. Не было и взрыва четыре года тому назад, когда журналисты одной из центральных газет описали ночлежку и притон, устроенные в музее Зои Космодемьянской. Так почему же рвануло сейчас? Не потому ли, что так было задумано?

Что, СМИ хотели отразить информационную и психологическую атаку? Но Бильжо – это не та фигура, с которой стоит воевать, а потому вместо отражения наши доблестные СМИ тысячу раз повторили слова «подиум», «шизофреничка», «ступор», чем лишний раз оскорбили память Зои. В Facebook`е, Twitter`е и Живом Журнале ежедневно пишутся километры разной чуши. По сюжету можно делать каждый день. Однако этого не происходит. Зато с бульдожьей хваткой все вцепились в Бильжо. Но неужели стоит обсуждать всей страной каждую порцию фейсбучного бреда? Так ведь никаких talk-show не напасёшься! И почему именно Бильжо вдруг и именно сейчас удостоился подобной чести – о такой PR-акции любая медийная личность только мечтает. Кстати, чести и внимания удостоился не один Бильжо, но и все те, кто принял горячее участие в обсуждении. Поэтому весь этот праведный гнев на поверку выглядит пляской на костях.

Только вот не правильнее ли было бы, с точки зрения общества и государства, попросту замалчивать разного рода пачкунов и болтунов, а не делать им всероссийскую рекламу, как, в своё время, сделали рекламу Pussy Riot, и не будоражить в очередной раз общество новыми порциями псевдоразоблачений? Чай, не 89-й год на дворе. А может, вместо того, чтобы драть глотки в Останкино, стоило бы снять и показать документальный фильм о той же Зое, о Вере Волошиной, об Александре Чекалине и многих других забытых и оболганных? Информационная война по-прежнему проигрывается. Зачем подняли шум вокруг Pussy Riot? Зачем заняли позу примерного ученика в деле с допингом? Зачем вытащили этого Бильжо? Может, хватит? Не кажется ли вам, уважаемые, что отступать уже некуда?..

Ну, допустим, по каким-то неведомым нам причинам не удалось промолчать. Так о чём же разговор? Что выясняем? Сумасшедшая – не сумасшедшая… Подиум – не подиум… Менингит – не менингит… Особенно же комично выглядят «стратеги», обсуждающие Приказ Ставки Верховного Главнокомандования № 0428 от 17.11.41. Ну, понятно, что если бы они писали приказы, всё было бы по-другому. И ленинградцев бы голодом не морили, и подмосковные деревни не жгли. Граждане были бы сыты и довольны, даже бы и не заметили, что где-то идёт война. В общем, не так воевала Красная Армия, одни убытки от неё населению.
Но пока граждане с пеной у рта и вытаращенными глазами спорили о том, как надо воевать и чем болела Зоя, сам Бильжо помалкивал и наверняка ухмылялся в свои пышные седые усы. А между тем было бы интересно узнать, что это вдруг его понесло с разоблачениями. На этот счёт, правда, уже существуют две основные версии: а) поступил заказ, надо выполнять; б) у бильжовского ресторана в Киеве могут аннулировать лицензию на алкоголь. А тут как нельзя кстати – 75-летие контрнаступления под Москвой и подвиг Зои.
Как бы то ни было, но Бильжо высказался, взрыв действительно произошёл, и маски, как всегда бывает в таких случаях, оказались сброшены. Так что грешным делом и подумалось: а уж не для того ли всё это устраивалось, чтобы прощупать почву, чтобы проверить – удалось ли наконец-то переформатировать русское сознание или оно ещё трепыхается. Выяснили, что ещё трепыхается. Будут работать дальше.

 Хотя и наследников других петрищевских персонажей – старосты Свиридова, предателя Клубкова, фашистских пособниц Солиной и Смирновой – тоже оказалось немало. Это именно Солиной и Смирновой не понравилось, что Зоя сжигала дома, так что они даже пытались бить её. Но ведь простая логика подсказывает: если не надо было сжигать подмосковные деревни с разместившимися в них немцами, то не надо было удерживать Ленинград, да и много чего другого не надо было делать. И так мы незаметно для себя выруливаем на проторенную уже дорожку: если бы немцы победили, мы бы сейчас пили баварское.

Но самое интересное, что все эти якобы обсуждения происходят по какой-то невидимой схеме. Сначала вам говорят: она была сумасшедшая, у неё был мутизм, поэтому она молчала перед казнью. Тут вы вмешиваетесь и восклицаете: неправда! Она лежала в больнице, затем в санатории – и это давно всем известно, это ни для кого не секрет. Но страдала она не шизофренией, а менингитом, после чего и проходила санаторное лечение. Да и при чём тут мутизм? Откуда вы знаете про то, что она молчала? Ведь со слов очевидцев, она произнесла речь перед казнью. В частности, сказала знаменитые слова «всех не перевешаете». И вот вам кажется, что вы на коне, что вы разгромили оппонента и что возразить ему нечего. Но оппонент, позёвывая, вам отвечает: пусть так, но что это за подвиг? Ведь мало того, что это совершенно бессмысленно – так немцев не победишь, так ведь она поджигала крестьянские дома и обрекала на холодную смерть женщин, стариков и детей? И тут вы начинаете доказывать: да она же это не сама делала, был осмысленный приказ – и она его выполняла. Небрежно, со снисходительной усмешкой оппонент парирует: да, она была жертвой преступного приказа Сталина № 0428 от 17.11.41. И, как жертва этого приказа, уничтожала своих, поэтому как можно считать её дела подвигом? И вы опять бросаетесь на защиту Зои, уверяя, что немцы в 41-м под Москвой – это не благодушные туристы и что если уж они селились в избах, то, наверное, не снимали углов за печкой, расплачиваясь рейхсмарками. Так что местные и без того ютились кое-как. Но если уж взялись воевать, так воюйте или сдавайтесь. А «преступный» приказ, кстати, содержит следующие слова: «При вынужденном отходе наших частей на том или другом участке уводить с собой советское население и обязательно уничтожать все без исключения населённые пункты, чтобы противник не мог их использовать». Так что сгоревший дом крестьянки Смирновой – мог бы стать её личным вкладом в общее дело борьбы с врагом. Идёт война, и каждый солдат, в том числе воюющие женщины и дети, ежеминутно рискует своей жизнью – не то, что домами и амбарами. А если все, вроде крестьянки Смирновой, встанут в третью позицию и скажут: «Не дам!», то о победе над врагом можно забыть. Победа в войне требует жертв. Но оппонент снова, лениво и снисходительно, но уверенно и непоколебимо уводит разговор всё дальше и дальше от сути. И вот вы уже соглашаетесь: да, конечно, надо бы разобраться, «не всё так однозначно», как говаривала знаменитая «крымчанка дочь офицера». Но тут-то оппонент и объявляет, что быть пойманным и повешенным – это вообще не подвиг. Ведь деревню, а стало быть, и немцев, она всё равно не уничтожила. А кроме того, представьте себе, что европейцы ради победы жгут дома сограждан. Что, не можете представить? Правильно! Потому что цивилизованные европейцы так не воюют. Азия – другое дело. Там такого – сколько угодно. А вот в Европе государственные интересы не расходятся с интересами граждан, поэтому война по-европейски – это война ради и для удобства, а не наоборот. И такие герои как Зоя – это признак мракобесия и нецивилизованности.

Словом, старая песня о главном: лучшее, что есть на свете – это европейцы. И тот, кто хочет хоть немного походить на европейца, должен отказаться от самого себя, должен стать другим – усвоить другую мораль, другие ценности, другие идеалы. Да и вообще, со времён Достоевского известно: как хорошо, если «умная нация покорила бы весьма глупую-с и присоединила к себе». В 1812 г. русские сожгли Москву. В 1941 – деревни вокруг Москвы. Но в следующий раз жечь уже будет некому, потому что «глупая нация», позволившая сделать себя ещё глупее, не станет жертвовать собой ради общего блага. Потому и вспыхивают время от времени эти болотные огни, ведутся одни и те же провокационные разговоры. Только начни обсуждать с такими оппонентами или очередными партнёрами «историческую правду», как они не оставят ничего святого, обгадив и разоблачив каждый камень истории. Поиск исторической истины окажется и уже оказался всего-навсего подлым предлогом, под которым воруют и уничтожают самосознание народа.

Но главное, что разговор о подвиге Зои всё-таки сумели увести от сути. Ведь дело не в том, чем она болела и болела ли вообще. Дело в том, что к подвигу нельзя подходить с линейкой. Подвиг измеряется не количеством сожжённых домов и сбитых самолётов, а готовностью жертвовать собой. Есть крестьянка Смирнова с последышами, которые не хотят жертвовать ничем, и есть Зоя, которая совершила подвиг, пожертвовав жизнью. А подвиг её заключается в следующем: восемнадцатилетнюю девушку, вчерашнюю школьницу, толпа здоровых мужиков избивает, насилует, гоняет босой по морозу, вырывает ногти и, наконец, публично вешает. Чтобы прекратились муки, нужно, в общем-то, немного: сказать кто, где и как. То есть выдать товарищей, подвергнув их смертельной опасности, и показать врагу свою слабость. Вместо этого она заявляет, что ничего не скажет, а перед смертью обращается с призывом не бояться. Не бояться непобедимой немецкой армии, дошедшей почти до Москвы, так, как не боялась сама Зоя. Подвиг в том, что это именно она ценой страшных мучений обратилась ко всему народу: не бойтесь их! Да, они страшная сила, они жестоки и беспощадны, они заняли всю Европу и дошли до нашей столицы, где в октябре началась было паника. Но вы – не бойтесь! И победите. Именно так понял её народ, именно поэтому её матери – Любови Космодемьянской – приходили потом бесчисленные письма. Не стремясь к этому, Зоя стала символом сопротивления и победы.

История с Зоей показательна в том смысле, что многие соотечественники ясно продемонстрировали: в чём суть её подвига они действительно не понимают. Точь-в точь как в разговоре Тараса Бульбы с Янкелем: «– Так это выходит, он, по-твоему, продал отчизну и веру? – Я же не говорю этого, чтобы он продавал что: я сказал только, что он перешёл к ним. <…> – И ты не убил тут же на месте его, чёртова сына? – вскрикнул Бульба. – За что же убить? Он перешёл по доброй воле. Чем человек виноват? Там ему лучше, туда и перешёл». Таких непонимающих немало, их можно разделить на несколько групп. Прежде всего, это «мутировавшие», то есть те, кто уже принял другую мораль и стал эдаким новым Янкелем. Ведь не секрет, что человек меняется, и в разные эпохи исповедует разные ценности. Для современной культуры или для культуры общества потребления характерно распространение логики товара на все сферы жизни, на любые отношения, здесь всё оценивается с точки зрения прибыли и выгоды. Прежние ценности и идеалы теряют свою актуальность и подменяются наслаждением, освобождением от давления требований действительности и морали. Человек, усвоивший мораль личного успеха и удовольствия, не может оставаться альтруистом, готовым к самопожертвованию. Вполне естественно, что для такого человека самопожертвование – это глупость и безумие. Вполне естественно, что такой человек подходит к подвигу с линейкой, весами и калькулятором, пытаясь измерить практическую пользу. И находя эту пользу малой, презрительно кривится. Но едва ли стоит спорить с таким человеком на его языке, доказывая, что и одна сожжённая конюшня – это много. Как говорила Зинаида Гиппиус, «если надо объяснять, то не надо объяснять». Потому что в случае объяснений разговор удаляется от сути, и подвиг действительно размывается и обесценивается. Попросту – забалтывается.
Вслед за «мутировавшими» идут «знающие», своего рода гностики. Это те, кто нуждается в самоутверждении, для чего всегда занимают отрицающую позицию по отношению к большинству, намекая на обладание каким-то особенным знанием. Если большинство считает Зою героиней, то это потому, что большинству так навязали советской пропагандой (российским телевидением, Википедией и пр.). Вместо этого нужно было читать правильные книги, а главное – думать самостоятельно. «Знающие» очень любят намекать на какие-то туманные обстоятельства, известные им одним как людям свободно мыслящим и независимым от общественного мнения. После прочтения какой-нибудь «разоблачительной» книжки «знающих» просто распирает от самоуважения, так что на окружающих они начинают посматривать свысока. Если в споре с ними вы сошлётесь на советский источник, они объявят вас жертвой советской пропаганды. Если вы скажете, что «разоблачения» давно разоблачены современными историками, они посоветуют не смотреть Киселёва.

Есть ещё и те, кому безразличны какие бы то ни было подвиги, но кому просто выгодно очернять советское прошлое. Хотя бы ради оправдания собственных «подвигов», совершённых в 90-е. Тогда они добились развала СССР ради приватизации, после чего до конца дней своих будут доказывать, что всё сделали правильно – ведь всё советское лживо и безобразно, так что жалеть о нём нечего.  

Возможно, это и нереально, но было бы правильно охранять отечественную историю от самых разных «разоблачителей», как и отечественную литературную классику от режиссёров-маньяков. История и классическая литература, как явления во многом иррациональные, оказались за пределами понимания современного сознания. Давно пора задуматься о законе, оберегающем граждан от кощунства. Ведь приняли же закон о защите чувств верующих. Так почему этот или аналогичный ему закон не стоит на страже тех, кто верит в героизм солдата-победителя?..
22.12.16
2 комментария
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Граждане
Пока эта тема не поднялась, даже и незнал кто такой бильжо. Да и знать таких моральных уродов не хочется. Никаких чувств кроме презрения и отвращения они не вызывают. Теперь это имя наверное станет нарицательным... например синонимом к слову "таракан".. мерзкий - но давить всеравно нужно, чтобы не размножался...
Граждане pit81
О, как раз одного бильжо только что задавил на кухне...