Гражданская в США. Рекруты и болезни

Если будет опять два голоса "за" и ноль комментариев, я сверну тему



Обе стороны, при всем старании, катастрофически недооценивали сложность войны, в которую ввязались. Линкольн получил от конгресса одобрение на вербовку добровольцев на 90 дней — так называемая «девяностодневная милиция» (краткосрочные контракты были традиционным бичом армии США еще в Войну за Независимость. Боязнь военного переворота была “пунктиком” и отцов-основателей, и многих правительств США, так что, армию старались ослабить даже в военное время). Состав ее был удивителен — в течение года до двадцати процентов добровольцев первого набора был комиссован по состоянию здоровья, первичный медосмотр успешно прошли (рекорд скорости — 40 человек в час на одного врача) около 400 женщин, два полных паралитика, и масса хромых, слепых, глухих, идиотов, эпилептиков, детей и стариков. Один из полков состоял на 100% из новобранцев, не осмотренных врачом даже формально. В массе своей, добровольцы представляли, с какой стороны у карабина приклад, но о воинской дисциплине, порядке и гигиене лагеря понятия были самые туманные. 
Армия набрала более сотни хирургов, в дополнение к имевшимся (98 хирургов и ассистентов на момент начала боевых действий), потом еще около сотни, а добровольческие и милиционные полки набирали еще и своих. При этом, в разных штатах предписанный экзамен для врачей проходил с разной степенью тщательности, а кое-где полковники настаивали на выбранной ими кандидатуре, и не важно, что образования медицинского нет, человек-то хороший! 
На Юге было даже и еще интереснее. В первый момент, из-за ошибки переписчика, из штата полка были выпущены хирург и ассистент - и в полку медицинскую помощь оказывать было вообще некому. В течение 1861-1862 года на военную службу несколько раз набирались хирурги, пока, наконец, 1 мая 1863 года не был принят закон, позволявший Президенту Конфедерации нанимать столько хирургов, сколько требуется для службы, без дополнительных согласований. 
Учитывая, что никто и никогда в истории США не собирал и близкого количества войск (в Мексиканской войне поучаствовало до 100 тыс. человек, но не одновременно!), нетрудно представить себе первые проблемы, с которыми столкнулись военные врачи.
Разумеется, это были проблемы лагерной гигиены, питания и эпидемий.
«Странно видеть, как образованные, опрятные люди, попав в военный лагерь, перестают стирать одежду и даже умывать лицо и руки», писал современник. Вопрос отхожих мест и уборки лагеря тоже внезапно встал со всей остротой — в городах привыкли к более-менее работающей системе поддержания чистоты и порядка, а привыкшие к жизни в глуши и вовсе не понимали, почему нельзя, как привычно, использовать в качестве туалета любой кустик.
Не могу не отметить, что во время Второй Мировой американская армия испытывала сходные проблемы — например, некоторые бойцы во время боев на Гвадалканале повадились использовать в качестве полевых ровиков... чужие окопы. Великая вещь — традиция.
При общем дефиците врачей, все вновь поступавшие на военную службу получали низший чин — ассистента хирурга. Все, без исключений — в том числе и бывший военный хирург, профессор кафедры анатомии и физиологии Мэрилендского университета Вильям Александр Хаммонд. Под давлением Санитарной комиссии, система продвижения по старшинству была сломана.
 Тем временем, забота о полевых ровиках выросла в проблему масштаба всей армии. В каждом третьем лагере северян после наступления темноты было разрешено мочиться на улицах. Инспекция Санитарной комиссии нашла каждый четвертый лагерь «отвратительным», и столько же получили оценку «грязный». Только 5% отмечены как «достойные».
Санитарная комиссия (очень быстро собравшая мощный коллектив консультантов, включая нескольких профессоров медицины) издала «Циркуляр всем полковникам армии». «Хорошо известно», писалось в этом циркуляре, «Что, когда значительное количество людей проживает в лагере несколько недель, образуется особый тонкий яд, эффект которого проявляется — в слабости мускулов; в боли в животе по утрам; внезапном послаблении кишечника; и, впоследствии, в дизентерии … и более смертельных заболеваниях, таких, как лагерная лихорадка и холера» - да, именно таков был уровень тогдашней эпидемиологии.
До 30% солдат-северян в начале 1861 года лежали в госпиталях. В начале года преобладали острые поносы, потом они сменились острой дизентерией. До эпидемий холеры, однако ж, не дошло, хотя и были мрачные предсказания, что за зиму в лагерях «армия потеряет до 50%».
На юге было не чище. Дежурным офицерам по полку вменили в обязанность инспектировать полевые ровики, полиция патрулировала лагеря, и законное право свободного человека бросать мусор, где удобно, жестоко попиралось. Медленно, с трудом, но эта политика давала свои плоды. Военные лагеря переставали быть «оскорблением для правительства и общества», и здоровье армии удерживалось в рамках приличий.

28.12.16
0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!