Крушение дегенеративного мифа. Юрий Селиванов

Псевдоисторическая версия о фатальной неспособности России на равных противостоять Западу окончательно вышла из доверия россиян

Проведенный в этом месяце очередной опрос российских граждан на тему их отношения к истории дал сенсационный результат. Число критиков роли Иосифа Сталина в Великой Отечественной войне достигло абсолютного минимума за все время подобных исследований. Если 20 лет назад, в 1997 году, 34% опрошенных связывали высокие потери в войне с неоправданной жестокостью руководителя страны, то сегодня таковых осталось только 12%. Такое снижение негативного восприятия Сталина, почти в три раза за столь короткий исторический срок, трудно назвать иначе, чем катастрофическим поражением антисталинистов и антисоветчиков с их идеологией тотального очернения советского прошлого. Поражением тем более поразительным, что все командные высоты в области массовой пропаганды, сиречь оболванивания населения, в течение 25 лет были и, во многом, до сих пор остаются под их полным контролем.

Отчего же тогда случилась с ними такая разгромная конфузия?

Думаю, что её причина, не в последнюю очередь, заключается в крайней недоброкачественности той, с позволения сказать, «исторической аргументации», которая использовалась в качестве обоснования антисталинского мифа. Да и откуда ей быть доброкачественной, когда сооружалась она торжествующими победителями уже на остывшем трупе бывшего Советского Союза, который и ответить им по этой причине не мог. Вот почему не стоит сильно удивляться тому, что эта пропаганда оказалась шита белыми нитками и никогда особым доверием народа не пользовалась.

Взять ту же цифру общих потерь СССР в той войне. Её последняя и до сих пор официальная модификация – 26,7 млн человек, была озвучена ни кем иным, как Михаилом Горбачевым в мае 1990 года, когда он уже добивал Советский Союз и ему кровь из носа было необходимо навешать на него как больше трупов. Политическая подоплека этой цифры настолько очевидна, что её просто смешно отрицать. Согласитесь – было бы крайне странно, если бы Горбачев, остро нуждавшийся в максимальной дискредитации СССР, вдруг стал превозносить его успехи в войне и преуменьшать потери.

Поэтому веры этой цифре априори нет и быть не может. Точно также, как и другим «разоблачениям» того периода, вроде тотального расстрела советским НКВД польских офицеров в Катыни, каковую версию утвердил к обнародованию тот же Горбачев.

Но не будем сейчас о Катыни – это тема отдельного разговора. Хотя бы потому, что до сих пор никто толком не объяснил — откуда на территории СССР после этого чуть ли не поголовного расстреляния, взялось столько вполне живых польских офицеров, что из них удалось сформировать даже не одну, а целых две польских армии!

Вернемся к чудовищной цифре наших военных потерь. Я не стану пересказывать здесь горы литературы, написанной по этому поводу. Не буду утомлять вас и подробными научными или наукообразными выкладками на эту тему. Всего этого в интернете хватает.

Обращу ваше внимание только на самое главное и очевидное, что прямо указывает на явную недоброкочественность этого якобы «исторического факта».

Про факт откровенной политизированности и коньюнктурной заданности исследований советских потерь в войне на рубеже 90-х годов, мы выше уже сказали. И повторим – уже одно это обстоятельство полностью исключает данные выводы из серьезного научного оборота, как явно политически ангажированные.

Но если тогда, при Горбачеве это было по крайней мере объяснимо – ставилась задача любой ценой «опустить» СССР, то сегодня соблюдение этого «антиисторического ритуала» выглядит по меньшей мере странным. Нынешняя Россия, хотя бы в силу своего крайне сложного геополитического положения, должна быть меньше всего заинтересована в принижении исторических заслуг своего народа и в раздувании, мягко говоря, недобросовестных версий о его фатальной отсталости и бездарности его руководства.

А именно это вытекает из официальной цифры наших потерь, которая якобы во много раз больше немецких и воспринимается массовым сознанием именно как неопровержимое свидетельство нашей неизбывной второсортности.

Хотя оснований для этого нет ровным счетом никаких. Для того, чтобы в этом убедиться, достаточно хотя бы чуть-чуть вникнуть в то, как эта цифра вообще получилась. Прежде всего, следует подчеркнуть, что большая часть так называемых потерь СССР — почти 20 миллионов человек, определялась не единственным полностью документальным способом – учетно-статистическим, а так называемым «балансовым», основанным на чисто умозрительных, гипотетических допущениях, которые крайне неточны и могут давать погрешность в миллионы человек.

Например, на официальном сайте минобороны РФ, который также стоит на позициях поддержки горбачевской версии, написано, что «общие людские потери, исчисленные … с помощью балансового метода, включают всех погибших в результате военных и иных действий противника, умерших вследствие повышенного уровня смертности в период войны на оккупированной территории и в тылу, а также лиц, эмигрировавших из СССР в годы войны и не вернувшихся после ее окончания».

Даже из этой цитаты видно, что концы с концами не сходятся. Миллионы советских людей угнанных оккупантами на работу в Третий рейх в своем большинстве отнюдь не погибли. И если даже значительная их часть не вернулась домой после окончания войны и просто осталась на Западе, то это вовсе не повод включать данную категорию в общее число погибших. Вопрос о «повышенной смертности на оккупированных территориях и в тылу» также запутан до полной невразумительности. Как хорошо известно, в годы войны в СССР голода не было. Жили трудно, даже очень трудно, но от голода, за исключением населения блокадного Ленинграда, в массовом порядке не умирали. И, уж во всяком случае, детям отдавали все лучшее и последние крохи. А из того же Ленинграда их вывозили в первую очередь. Тем более непонятно, откуда взялась страшная цифра почти в полтора миллиона детей якобы «умерших в результате повышенной детской смертности».

Уже не говоря о том, что эвакуация миллионов людей из западных регионов страны на восток в 1941 году проводилась фактически в пожарном порядке, без всякого учета этих массовых перемещений и окончательно запутала вопрос с количеством населения на местах.

В любом случае, так называемые «гражданские потери» населения, которые в основном – на 70 процентов и дают эту жуткую цифру, почти 27 миллионов погибших, что называется, вилами на воде писаны. И могут толковаться так, как угодно очередному политическому заказчику. Да и с потерями нашей армии тоже не все до конца ясно. Особенно на фоне сравнительно небольших потерь вермахта, которые, по разным данным, якобы в три-четыре раза меньше советских.

Сказки про то, что это объясняется фатальным неумением русских воевать, а немцы якобы были чуть ли не богами войны, настолько дебильные, что их вряд ли вообще стоит принимать во внимание. Во всяком случае, если немцы нас били крепко в 1941-42 годах, то мы не менее крепко дали им сдачи в 1943-45 гг. так что общий счет должен быть примерно равным. А если это не так, то это уже вопросы к счетчикам.

Мне, например, вообще категорически не нравится то обстоятельство, что у нас мало кто обращает внимание на весьма важную вещь. А именно на то, что сравнимые результаты можно получить только при сравнимых методиках исследования вопроса. Обратите внимание – когда речь идет о немецких потерях в той войне, обычно говорят только о потерях вермахта на фронте. Но позвольте, а как же те же немецкие дети? Неужели там не было повышенной детской смертности в период войны? А если была, то почему она не включается в общий список потерь?

А кто всерьез посчитал, сколько гражданских немцев погибло под руинами вчистую разбомбленных западными союзниками сотен немецких городов? Между прочим, цифры на этот счет «гуляют» в очень большом диапазоне. Так, например, в Дрездене от ковровой бомбежки погибло по одним данным 30 тысяч местных жителей, а по другим почти 200 тысяч. А потому что никто их вообще не считал! Там одних неучтенных беженцев с Востока могло быть полмиллиона! А если верхний предел этого диапазона приложить к всем сожженным немецким городам, то получится цифра не 600 с чем то тысяч, а как минимум три миллиона погибших. И это только по одному показателю.

А кто, например, считал количество погибших немцев в ходе их хаотической эвакуации с востока зимой-весной 45-го года? И сколько из них впоследствии умерло преждевременной смертью от полученных стрессов и травм? Такой статистики, во всяком случае, в широком обиходе, нет вообще.

Между тем, если все это сложить «до кучи» и посчитать по горбачевско-перестроечной методике, то общие людские потери Германии увеличатся в разы. Вы спросите – а какая разница сколько именно потерял враг? Отвечу – очень большая. Одно дело думать, что за почти 27 миллионов наших жизней немцы заплатили меньше чем четырьмя миллионами своих, на чём сегодня реально настаивает пропаганда. И совсем другое точно знать, что потери Германии были вполне сопоставимы с нашими и тоже исчисляются десятками миллионов человек.

И соответственно — у нас нет и не может быть никакого повода для национального самоуничижения. Для того, чтобы считать себя безнадежно отсталыми и способными только заваливать врага трупами, в чем нас до сих пор пытаются убедить. А нам с вами такое впечатление о себе совершенно ни к чему. Тем более, что оно по большому счету ложное. Мы ведь отнюдь не дураки. И наши предки тоже ни дураками, ни баранами, покорно идущими под нож, не были. Сужу об этом уверенно, потому что знаю их лично. И могу твердо сказать, что они сильно отличаются от тех картонных манекенов и китайских болванчиков, которыми их тужатся изобразить сочинители исторических мифов о якобы небывалых и ни с чем не сравнимых потерях СССР во второй мировой войне. Вы спросите – какой же вывод из всего этого следует? А тот, что пора нам, наконец, закончить с интерпретацией собственной истории в угоду очередному политическому заказу. Признать, в частности, таковым заказом явно несусветную горбачевскую цифру наших людских потерь. И провести, наконец, строго документальное и непредвзятое изучение этой темы. Без всяких домыслов и волюнтаристских искажений. Уверен, что в этом случае общие цифры и для нас и для Германии окажутся совсем другими. И эта правда, возвращенная из забвения, вернет нам и уважение к собственной истории, и уверенность в своих силах и энергию для будущих побед!

Аналитическая программа «Бэкграунд», сюжет №12: «Крах дегенеративного мифа»

Юрий Селиванов, специально для News Front

0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!