В Севастополе слишком много природы, — чиновники

«Общий документооборот Севприроднадзора за 2017 год составляет 37 тысяч 15 документов, включая 603 обращения, 514 приказов по основной деятельности», — с этих цифр начал отчёт о работе своего ведомства в 2017 году начальник главного управления природных ресурсов и экологии Севастополя Сергей Самойлов.

Согласно последним рекомендациям губернатора Дмитрия Овсянникова, рапорт руководителя Севприророднадзора, как и предыдущие отчёты глав трёх ведомств, прозвучал не в заксобрании Севастополя, а «в семейном кругу» — перед подконтрольной губернатору частью депутатов и лояльными общественниками. Была и обещанная трансляция на принадлежащем правительству телеканале — только вот рядовой зритель не много смог бы понять из словесного вороха цифр, перемежаемых длинными названиями нормативных актов и ведомств.

Читайте по теме: Как правительство Севастополя «пряталось» с бюджетом

Обследование, анализ, мониторинг, проверки, описание, инвентаризация, создание регламентирующих документов и выдача лицензий — безусловно, важная и необходимая работа. Вот только понять из доклада, что в реальности стало лучше, а что требует особого внимания, так и не удалось. Впрочем, задача и стояла по-другому: главным было вывести членов правительства из-под удара возможных правовых последствий. А он мог быть нанесён парламентариями только в заксобрании — постановлением об оценке работы ведомства, которое, напомним, «благословило» передачу в частные руки 3800 гектаров леса за 270 рублей в год и Тороповой дачи, вредительское террасирование морского обрыва у посёлка Кача и вырубку можжевельника. И которое готово за 86 рублей в год отдать в аренду на 49 лет частной фирме почти 3 тысячи гектаров балаклавского леса.

Итог: куропаток больше

Реальные итоги, проблемы и победы — если последние и были — утоплены так далеко, что трижды вынудили и.о. вице-губернатора Андрея Шишкина прервать своего подчинённого и предложить ему быть прозрачней и лаконичней.

«Не надо, пожалуйста, перечислять наименование документов и полное звание органов управления. Отчёт доведен до всех адресатов. Прошу вас доложить итоги», — безуспешно настаивал заместитель губернатора.

«Произведён учёт численности охотничьих ресурсов: олень благородный — 491 особь, косуля европейская — 651 особь, кабан дикий — 300 особей, заяц русак — 1270, фазан обыкновенный — 476 особей, куропатка серая — 1227, лисица — 126 особей, куница — 116 особей», — не изменил себе Сергей Самойлов, зачитывая даже запятые в дробных числах.

«Не надо говорить о количествах, — вновь воззвал к подчинённому Шишкин, — потому что численность оленей благородных — это хорошо. Но куропаток больше».

К сожалению, в статистику Севприроднадзора не попали число опротестованных прокуратурой договоров и анализ эффективности бесплатной аренды лесов, в том числе — заповедных.

Что было и чего не было

Вопросы «гостей» к главе Севприроднадзора касались пренебрежения к мнению и опыту севастопольских учёных, критериев выбора рек для расчистки, законности охоты в наших лесах и качества воды в море и пресных водоёмах. К слову, выяснилось: хоть «эффективность очистительных сооружений слабая», вода «чистая, не загрязнённая, а загрязнённая химическими методами, с хозяйственной деятельностью связанными».

Легко предположить, что в случае официального отчёта заксобранию Сергей Самойлов услышал бы несколько иные вопросы. С предложением назвать три возможных ForPost обратился к председателю постоянного комитета по градостроительству, земельным и водным отношениям Вячеславу Горелову. Даём их в обратном порядке.

3. «Межрайонная природоохранная прокуратура направила предписание Севприроднадзору об устранении замечаний и нарушений законодательств, которые выявила городская прокуратура в связи с установкой вольера на мысе Айя после депутатской проверки этой территории. Каково исполнение этого результата?»

Напомним, речь идёт о «капитальном сооружении системы „забор”», установленном в уникальном ландшафтном заказнике «Мыс Айя».

2. «В информации, полученной от Севприроднадзора, сказано, что при создании ООПТ „Ласпи” было изъято из границ проектируемой особо охраняемой природоохранной территории 60 земельных участков общей площадью около 100 га. Назовите фамилию, имя и отчество человека, который за это ответственен? Кто автор этого результата?»

Как ранее сообщал ForPost, Дмитрий Овсянников пытался возложить ответственность за это на Вячеслава Горелова, но в суде защитники губернатора объяснили, что их подзащитного просто неправильно поняли.

1. «Почему список 11 особо охраняемых природоохранных территорий (ООПТ), который Севприроднадзор включил в схему развития и размещения ООПТ, не совпадает с тем, что заявлен в проекте закона об утверждении схемы развития и размещения ООПТ, с ответами губернатора, которые были получены нами 13 марта 18-го года, и со стратегией социально-экономического развития Севастополя? Там зафиксированы, например, Мекензиевское плато и гора Гасфорта. Почему территории, явно имеющие право на такой статус, не включены в перечень законопроекта, который готовит Севприроднадзор?»

Надо отметить, что о разнице «депутатского» и «природнадзорного» списка ООПТ во время отчёта речь всё-таки шла. Отвечая на вопрос депутата Бориса Колесникова о том, для чего Севприроднадзор готовит законопроект со списком ООПТ, когда завтра уже в окончательном, втором чтении может быть принят аналогичный законопроект, подготовленный депутатами, Сергей Самойлов честно ответил: по его мнению, «депутатский» перечень перспективных охраняемых территорий избыточен, поэтому его ведомство настаивает на своём, покороче.

«У нас площадь ООПТ занимает 30% от всей площади Севастополя, и в рамках выполнения всех остальных, федерально-целевых программ, это [Севприроднадзора] самый наиболее щадящий и объективный перечень к принятию ООПТ. А там [у депутатов] он гораздо больше», — ответил он. На защиту выброшенных из-под защиты Севприроднадзора территорий никто из присутствующих не встал.

Между тем кивки в сторону федеральных целевых программ, которые якобы не дают реализовывать охраняемые территории, Вячеслав Горелов считает неубедительными: при анализе вопроса ещё в 2015 году стало ясно, что закон об ООПТ не мешает и не препятствует выполнению федеральных программ. Да и судить о том, 30% — много это или нет, в корне не верно.

«Подходить к этому нужно не с точки зрения процентов, а с точки зрения уникальности комплексов, которые мы защищаем. Если у нас таких комплексов в Севастополе 50% или 55%, их необходимо защищать. Да и назовите, какой конкретно федеральной целевой программе мешает ООПТ у реки Ай-Тодорка или на горе Гасфорта? Или Сапун-гора? Они [чиновники] просто прикрываются ФЦП и изобретают новые аргументы», — сказал Горелов.

В случае отчёта изобретать аргументы не пришлось: тема защиты ООПТ развития не получила.

Подготовленный депутатами законопроект со списком территорий, которым необходимо придать статус охраняемых природных объектов, сегодня принят на сессии законодательного собрания в окончательном, втором чтении.

Светлана Косинова

0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!