Разрешить критическую ситуацию в Севастополе может только Президент, - Алексей Чалый

Алексей Чалый сегодня сделал заявление на брифинге депутатов в Заксобрании Севастополя. Главной ее темой стала ситуация с «Муссоном», в защиту которого сейчас в Севастополе идет сбор подписей. Письмо с просьбой спасти «Муссон» организаторы этой акции планируют передать Президенту Владимиру Путину. Однако эта ситуация, подчеркнул Алексей Чалый, - лишь одно из проявлений той негативной атмосферы, которая сложилась в городе в последнее время.

«Муссон» – очень значимый для города объект, речь идет о десятках предпринимателей, которые потеряли работу, и о тысячах детей, которые занимались там спортом. Однако ситуация с «Муссоном» – лишь одно из проявления той чрезвычайно опасной для Севастополя системы, которую пытается выстроить губернатор. Уничтожаются многие живые ростки, которые есть в городе, если это противоречит неким интересам губернатора. И касается это очень многих. На «Муссоне» мы наблюдаем разруху: была деятельность, была жизнь, теперь нет деятельности и нет жизни. То же самое на «Южном Севастополе» – было предприятие, на котором работало 150 человек и выполнялись десятки заказов. Теперь его нет – есть лишь протокол о намерениях, которого никто не видел. Та же самая ситуация с «Инкерманом» – он впервые не высаживал виноградники, потому что не видит и не понимает своего будущего», - напомнил Чалый.

То же самое, подчеркнул он, относится и к большому количеству малых предпринимателей, которые пострадали за последнее время. Точнее, за последний год, когда Дмитрий Овсянников избавился от приставки «врио». Сложившаяся ситуация крайне опасна для города и требует разрешения, считает Чалый.

«Закон в большинстве случаев не содержит императивных норм – это лишь граница, за которую нельзя переходить. В пределах этих границ можно находить варианты и решения, которые могут быть очень разными. В данном случае, с моей точки зрения, правительство занимается, по сути, злоупотреблением правом или манипуляцией законом. То есть использует законные и полузаконные способы, чтобы решить задачу, смысл которой непонятен. А именно – нанесение ущерба ПАО «Муссон». Я думаю, что это связано с личным конфликтом с владельцем. Но, согласитесь, это не причина причинять ущерб городу. И, к сожалению, этот случай не исключительный. Это не голословное утверждение, я готов это подтвердить. Если Дмитрий Владимирович сподобится подать на меня в суд, я с удовольствием приведу примеры, которые поставят его в затруднительное положение. Поэтому думаю, что в суд он не подаст», - сказал Алексей Чалый.

Сбор подписей, подчеркнул он, - крайняя мера, на которую вынуждены были пойти люди.

«Я не очень вникал в то, кто именно собирает подписи – руководство «Муссона» или волонтеры, но это, с моей точки зрения, единственный выход, поскольку разрешить эту проблему эффективно и в реальном времени, похоже, может только президент. У него такая возможность есть», - сказал Чалый.

При этом он убежден: гораздо правильнее, если подобные проблемы решаются внутри городского сообщества. Однако в последнее время губернатор многократно предпринимал атаки на всех, кто может хоть как-то контролировать работу правительства – от Заксобрания и Контрольно-счетной палаты до ОНФ.

«К сожалению, нормальные механизмы обратной связи, которые предусмотрены системой власти, у нас в значительной мере не работают. Это, опять же, в значительной мере связано с теми усилиями, которые предпринимал в последнее время губернатор. Любая структура, которая имеет право так или иначе оценивать действия правительства, подвергается попыткам уничтожения. Все это – звенья одной цепи. Очень неприятная ситуация складывается в городе. Идет растаптывание законности, что недопустимо. Завтра это может коснуться кого угодно», - заключил Чалый.

Ольга Смирнова

0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!