Космонавт Батурин рассказал про аварийную систему спасения на "Союзах"

Система аварийного спасения экипажа, которую пришлось задействовать через две минуты после старта ракеты-носителя "Союз-ФГ" с космодрома Байконур 11 октября, сработала безупречно - российский космонавт Алексей Овчинин и астронавт НАСА Ник Хэйг остались живы и сохраняют шансы на космический полет.

И это, при всех прочих обстоятельствах, позитивный вывод из случившегося, дал понять в диалоге с "РГ" участник двух космических полетов Герой России Юрий Батурин. В тот день он представлял в Москве, в Музее космонавтики, свою недавно вышедшую книгу "Властелины бесконечности. Космонавт о профессии и судьбе".

Книга вышла с развернутым предисловием Алексея Леонова, а ее презентация в профессиональной аудитории главного космического музея России была назначена заранее - до злополучного старта. Но случившееся 11 октября внесло свои коррективы в сценарий.

По словам Юрия Батурина, это третий случай в истории пилотируемых запусков с Байконура, когда пришлось задействовать систему аварийного спасения экипажа. В первый раз она оправдала свое предназначение 5 апреля 1975 года: у корабля "Союз-18" с космонавтами Василием Лазаревым и Олегом Макаровым при выведении на орбиту не отделилась вторая ступень. На исходе шестой минуты полета был запущен алгоритм принудительного разделения ступеней ракеты и аварийного возвращения на землю спускаемого аппарата.

А в сентябре 1983 года, САС спасла жизнь советским космонавтам Владимиру Титову и Геннадию Стрекалову. Тогда случился пожар ракеты-носителя прямо на пусковой позиции, которая известна на Байконуре как Гагаринский старт. Он был полностью разрушен, но Титов и Стрекалов, испытав колоссальные перегрузки - до 21g - при аварийном отстреле спускаемой капсулы, остались живы.
Из этого ЧП и аварии с кораблем "Союз-18" были сделаны должные выводы - организационные и технические, и тридцать пять ничего подобного при пилотируемых запусках с Байконура не случалось. Но тревожные звонки уже начались. До 11 октября они касались, главным образом, запуска в космос автоматических аппаратов и грузовых кораблей. А теперь случился непростительный сбой с "Союзом" - по статистике, самой надежной из ракет этого класса.

Почему? "Потеря профессионализма и бездумный отказ от всего советского привели к этому, - заявил журналистам Юрий Батурин. - ГОСТы отменили. Отраслевые ГОСТы стали ненужными. В результате стандарты стали устанавливать сами производители. Естественно, им нежелательно задавать самим себе более высокие требования, чем они могут их обеспечить. И вот такой результат...".

По словам Батурина, это касается не только космической отрасли. Другой общей причиной он назвал то, что постепенно, уже много лет, профессионалов отстраняют от работы. "Принцип такой: подчиненный не должен быть умнее начальника. И во всей иерархии действуют по схожему принципу. Таким образом практически все профессионалы выведены из сферы производства", - считает Юрий Батурин. Что касается коллег, чей космический полет закончился, едва начавшись, Юрий Михайлович пожелал им скорейшей и полной реабилитации: "Перегрузка была до 6 единиц. Это в общем нормально. Реабилитироваться они будут от стресса и огорчения, что космический полет в этот раз им выполнить не удалось".

Только в "РГ"

В продолжение темы и с разрешения, которое Юрий Батурин дал "Российской газете", приводим актуальный фрагмент из его новой книги. "В технике абсолютной надежности не бывает. Возможен и неблагоприятный исход запуска. Поэтому на корабле "Союз" предусмотрена система аварийного спасения (САС) экипажа. Идея состоит в том, чтобы в случае аварийной ситуации во время старта увести корабль с экипажем на безопасную высоту и расстояние, после чего с помощью пара¬шюта доставить на Землю.

У САС есть свои двигатели: центральный двигатель, четыре управляю¬щих двигателя и двигатели разделения. За 30 минут до старта система спасения приводится в готовность, как говорят, "взводится". Автоматика САС начинает работу и функционирует по-разному, в зависимости от того, на каком участке выведения она понадобилась. Первый из них еще до того, как ракета оторвалась от Земли, - от взведения до команды "контакт подъема". В этот период она начинает функциониро¬вать, только если получает сигнал "Авария" (от систем ракеты-носителя или от руководителя пуска). Ав-томатика выдает команду на разделение спускаемого аппарата от приборно-агрегатного отсека и включает обе камеры центрального ракетного двигателя САС, задача которого увести бытовой отсек и спускаемый аппарат с экипажем от аварийного носителя на высоту, необходимую для работы парашютной системы.

Через 1,8 секунды после сигнала "Авария" включаются управляющие ракетные двигатели САС, чтобы в зависимости от направления ветра и учтенногов компьютерной программе расположения стартовыхсооружений формировать траекторию увода. Через 4 секунды после команды "Авария" включаются ракетные двигатели головного обтекателя, на котором и размещена САС. На вершине траектории аварийного увода запускаются ракетные двигатели разде¬ления, которые уводят аэродинамический головной обтекатель вместе с бытовым отсеком на расстояние, исключающее столкновение с отделившимся СА.

За всю историю пилотируемых полетов на кораблях типа "Союз" САС потребовалась всего два раза, что говорит о высокой надежности наших ракет-носителей. 26 сентября 1983 г. при подготовке старта ко¬рабля "Союз-Т" (его порядковый номер 10 потом перешел к следующему кораблю), в котором находились В. Г. Титов и Г.М. Стрекалов, прямо на стар¬товой площадке начался пожар в двигателе ракеты. При аварии на старте решение о включении САС принимают два человека - руководитель пуска и технический руководитель по ракете-носителю, которые находятся в бункере поблизости и получают доклады от всех групп (расчетов), обеспечивающих пуск. Распоряжения отдаются только голосом - никаких кнопочных наборов команд. Оба "стреляющих" независимо друг от друга за два часа до старта получают из штаба в конвертах пароль на случай аварии, действительный только для данного пуска.

Сначала все нормально. Руководитель пуска А.А. Шумилин отдавал команды строго по графику: "Ключ на старт", "Протяжка один", "Продувка"... Внезапно он увидел в перископ языки пламени - необычные, с черной копотью. "Это пожар", - понял он и несколько раз подряд прокричал аварийный пароль - "Днестр". Офицер в пультовой, находящейся в 20 км, как и положено, нажал кнопку "Авария". Но на борт эта команда может уйти только при нажа¬тии двух кнопок. Секундой позже команду "Днестр" выдал также технический руководитель по ракете А.М. Солдатенков. И второй офицер в другой пуль¬товой тоже нажал кнопку "Авария".

Команда ушла на борт, на все с момента обнаружения пламени за¬трачено 10 секунд. Чуть более секунды ушло на авто¬матический запуск двигателя САС, он оторвал голов¬ной блок от ракеты менее чем за секунду до взрыва! САС сработала блестяще.

На высоте около киломе¬тра произошло разделение отсеков корабля, и СА опустился на парашюте примерно в четырех кило¬метрах, тут же, на космодроме Байконур. При парашютировании космонавты в иллюминатор видели пожар, который практически уничтожил стартовую позицию. Огромные перегрузки при работе САС космонавты выдержали. Оба даже шутили. Титов попросил зарегистрировать рекорд - самый короткий полет в истории космонавтики продолжительностью пять с половиной минут. (Самый короткий полет на ракете действительно был занесен в Книгу Гиннеса). А Стрекалов сказал Титову: "Ты, Володя, военный, тебе не положено, а я, пожалуй, попрошу". Чеканя шаг, Стрекалов подошел к группе начальников и обратился по форме: "Товарищ генерал! Разрешите напиться по случаю досрочного прекращения космического полета...".

За спасение экипажа А.А. Шумилину и А.М. Солдатенкову были присвоены звания Героев Социалистического Труда. А Геннадию Стрекалову, когда экипаж возвратился на аэродром Чкаловский, даже машину не прислали, чтобы довезти до дома, в Москву. Его Георгий Степанович Шонин на своей машине подвез. (Титов жил в Звездном, рядом с Чкаловским.) А ведь впервые при аварии на старте была испытана система аварийного спасения, да не на собачках, а на людях! Потом все же экипаж награ¬дили - выдали по две тысячи рублей!

Второй участок работы САС - от команды "контакт подъема" до 20-й секунды полета. Поскольку высота еще мала, двигательная установка аварийной ракеты-носителя не выключается, чтобы побыстрее увести ее от стартовых сооружений на макси¬мальное расстояние. Парашютная система работает в запрограммированном ускоренном режиме. Третий участок. Если после 20-й секунды полет проходит нормально, то после достижения высоты 46 км (это происходит на 115-й секунде) двигательная установка САС сбрасывается, потому что на этой высоте безо¬пасно сработает парашютная система. САС при поступлении сигнала "Авария" работает, как и на первом участке, но с небольшими отличиями. Так как запас высоты достаточен для штатной работы пара-шютной системы, включается только одна камера центрального ракетного двигателя, работает только один управляющий двигатель, а ракетные двигатели головного обтекателя не включаются вовсе.
Четвертый участок длится от сброса двигательной установки САС до сброса головного обтекателя корабля.

5 апреля 1975 г. при выведении корабля "Союз-18", который пилотировали космонавты В.Г. Лазарев и О.Г. Макаров, произошла авария. На 288-й секунде полета не отделилась вторая ступень. Поэтому не пустился двигатель третьей ступени ракеты-носителя. И на 294-й секунде полета от автоматики поступила команда "Авария", по которой произошло разделение спускаемого аппарата и приборно-агрегатного отсека и включились два двигателя го¬ловного обтекателя. Через 0,32 секунды включилась вторая группа ракетных двигателей головного обтекателя, чтобы увести бытовой отсек и спуска-емый аппарат с траектории аварийной ракеты-но¬сителя. Затем по штатной программе ввелась пара¬шютная система.

Космонавтам пришлось испытать огромную перегрузку - в 21g, - правда, кратковре¬менно. Общая продолжительность полета составила всего 21 минуту 27 секунд, он оказался суборбитальным из-за аварии ракеты-носителя "Союз". Спускаемый аппарат с экипажем приземлился в горах Алтая, на склоне горы Теремок-3 на правом берегу реки Уба. Лишь через сутки поисково-спасательная группа нашла космонавтов и эвакуировала их с места нештат¬ного приземления.

К счастью, система САС за долгие годы потребовалась только два раза. Поэтому уже без приме¬ров расскажем о двух оставшихся участках работы САС. Пятый участок длится от сброса головного обтекателя до команды "предварительное отделение".

Теперь уже активных средств увода отсеков экипажа от аварийной ракеты-носителя нет, поэтому для аварийного спасения используются средства штатной системы разделения корабля. По сигналу авария автоматика САС выдает команды на аварийное выключение двигательной установки ракеты-носителя и разделение отсеков экипажа. Далее комплекс средств посадки, включая парашютную систему, работает по штатной программе.

Шестой участок - завершающий этап выведения корабля на орбиту продолжается короткий период от команды "предварительное отделение" до команды на выключение двигательной установки третьей ступени ракеты-носителя. На нем возможен выход корабля на нерасчетную орбиту. При поступлении сигнала "Авария" автоматика САС передает команду на отделение корабля от третьей ступени. Происходит разделение и затем, если необходимо, срочный спуск".

Автор: Текст: Александр Емельяненков
0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!