Большой разговор на энергетическом форуме: переживания Трампа, санкции и фантазии Британии

По какой причине Европа выбирает не американский газ, а российский, как США, сами того не желая, повышают стоимость нефти, и почему Владимир Путин хочет, чтобы против нас ввели все санкции, какие только возможно — обо всем этом президент говорил на заседании проходящей в Москве Российской энергетической недели. Тема обсуждения — большая экономика и — как следствие — большая политика. "Дело Скрипалей", кризис в богатой нефтью Венесуэле и будущее Сирии после разгрома ИГИЛ (запрещена в РФ) — все это также интересовало тех, от кого зависят мировые биржевые индексы.

Именно такие встречи, когда собираются вместе руководители крупнейших энергетических компаний мира и в кулуарах обсуждают важные дела, двигают котировки на мировых рынках и изменяют целые отрасли экономики. Но намного главнее — то, что скажет сегодня президент такой крупной энергетической державы, как Россия.

Владимир Путин на пленарном заседании расскажет, как для меняющегося мира сделать экономику устойчивой. Цена на нефть уверенно растет уже полтора месяца. Сейчас баррель марки Brent стоит чуть меньше 85 долларов. И это связано не только с экономикой. "Давайте прямо скажем, что такая цена на нефть — это в значительной степени результат деятельности сегодняшней американской администрации, — отмечает российский лидер. — Вот эти ожидания от введения санкций в отношении Ирана, значит, политические проблемы в Венесуэле. Вот смотрите, что в Ливии происходит. Государство разрушено. У нас была очень хорошая встреча с президентом Соединенных Штатов в Хельсинки. Но если бы мы затронули с ним тему, которую сейчас обсуждаем, я бы ему сказал: "Если ты хочешь найти виновника роста цен, Дональд, тебе нужно посмотреться в зеркало". Вот это правда".

Американскому репортеру Райану Чилкоуту, ведущему этой дискуссии, судя по вопросам, ближе была не экономическая, а политическая повестка. Путин это заметил и попросил: "Давайте мы будем говорить об энергетике. Не втягивайте меня, пожалуйста, во внутриполитические процессы и дрязги в Соединенных Штатах. Вы сами там разберитесь, а то опять скажут, что мы вмешиваемся во внутриполитическую жизнь Соединенных Штатов".

И это при том, что сами американские власти используют экономику для того, чтобы влиять на политику других стран. Но растущая нефть уже привела к тому, что рубль укрепился. "Мне кажется, что наши американские партнеры допускают колоссальную стратегическую ошибку, подрывают доверие к доллару, как к универсальной, по сути, единственной на сегодняшний день резервной валюте, — говорит Владимир Путин. — Подрывают веру в нее, как вот этот универсальный инструмент. Реально пилят сук, на котором сидят. Это странно даже, мне удивительно. Но это мне кажется, типичная ошибка любой империи, когда люди думают, что ничего не произойдет, все так мощно, так сильно, все так устойчиво, что никаких негативных последствий не будет. Ан, нет. Они наступают рано или поздно".

В самый разгар дискуссии все-таки удалось направить беседу в энергетическое русло. Но опять же с политическим подтекстом. Вопрос Путину — "А почему Европа должна потреблять именно российский газ, когда есть альтернатива — американский сжиженный?".

"Северный поток-2" — это чисто коммерческий проект, хочу это подчеркнуть, связан с увеличением потребления энергии, в том числе в Европе, и с падением собственной добычи в европейских странах, — напоминает президент РФ. — Нужно же где-то брать. Значит, наш объем на европейском рынке — это примерно 3-4% российского газа, много это или мало? Это не мало, но это не монополия, пожалуйста, Европа может, она это и делает, она закупает газ из других источников, но американский сжиженный газ на европейском рынке примерно на 30% дороже нашего трубопроводного газа. Но если бы вы что-то покупали одного качества, вам бы предложили продукт, но один на 30% дороже, что бы вы взяли? Ну, о чем мы говорим?".

"Я абсолютно согласен с президентом Путиным в том, что стоимость поставок газа свидетельствует о том, что российский газ — один из самых конкурентоспособных, — замечает на это главный исполнительный директор концерна Royal Dutch Shell Бен Ван Берден. — Тем не менее, мы должны учитывать ту систему, юридический порядок вещей, в котором мы сейчас живем. Если США наложит на нас определенные санкции, наложит санкции на сам проект, что, какой у меня будет выбор? Я не могу тут философствовать, мне придется покинуть проект".

"Господин Путин, вы бы хотели здесь внести ваш комментарий?" – спрашивает ведущий дискуссии.

"Мы все прекрасно понимаем, мы реалии понимаем, — отвечает Путин. — Мы реализуем проект собственными силами. У нас нет здесь проблем, их не будет. То есть, они могут возникнуть, конечно, но мы их решим. И есть вещи, которые выше политических интриг".

Правоту Москвы подтверждает Сабетта. Своим существованием. Северный порт на берегу сурового Карского моря. Рядом завод по сжижению природного газа, к которому тянутся сотни газопроводов с месторождений Ямала. В тяжелейших условиях вечной мерзлоты и Заполярья за считанные месяцы он был построен с нуля. Открывали Сабетту меньше года назад в условиях полярной ночи. Европейские инвесторы прилетели на Ямал, не испугались ни суровых условий (мороз — за минус 40), ни американских санкций.

"Вот Соединенные Штаты боролись с этим проектом, а первый танкер купили именно Соединенные Штаты, выгодно оказалось на этом рынке, в данном месте и в данное время выгодно было купить у "Ямал СПГ" и купили, — констатирует российский президент. — И сейчас еще поставки идут на американский континент, выгодно".

Цинизм ситуации в том, что при помощи санкции Вашингтон пытается вытеснять конкурентов. И, судя по последним заявлениям, отказываться от такого подхода не будет.

"Не могу не упомянуть, что и Россия сталкивалась с санкциями", — продолжает ведущий.

"Вы сказали в прошедшем времени или это неточный перевод? – уточняет Путин. — Сталкивалась. Что, санкции отменены, может быть, я чего-то пропустил?".

"Сталкивается, настоящее время", — поправляется ведущий.

"А, понятно. Вы знаете, я иногда думаю, что было бы хорошо для нас, если бы те, кто хочет вводить санкции, ввели бы все санкции, которые только можно ввести и как можно быстрее, — отвечает Путин. — Это развязало бы нам руки для защиты своих национальных интересов такими средствами, которые мы считаем наиболее эффективными для нас. А вообще это очень вредно. Это вредит тем, кто это делает".

Один из самых вопиющих поводов для санкционного давления — ситуация вокруг Скрипалей. "Я уже вижу, там смотрю некоторые информационные источники, ваши коллеги там проталкивают мысль, что господин Скрипаль чуть ли не правозащитник какой-то, — рассуждает на эту тему президент России. — Он — просто шпион, предатель Родины. Понимаете, есть такое понятие — предатель Родины. Вот он — один из них. И вот представьте себе, у вас есть Родина. Вы — гражданин своей собственной страны. И вдруг возникает у вас человек, который предает свою страну. Как вы к нему отнесетесь? Или любой здесь сидящий, представитель любой страны. Он — просто подонок, вот и все. А вокруг этого развернули целую информационную кампанию. Я думаю, что это пройдет когда-нибудь, надеюсь, что это закончится, и чем быстрее это закончится, тем лучше. А возня между спецслужбами это что, вчера родилось что ли? Как известно, шпионаж и проституция — одна из важнейших профессий в мире. Ну, я иногда смотрю на то, что происходит вокруг этого дела, я просто удивляюсь: ну, приехали какие-то мужики, начали травить бомжей там в Великобритании. Что за бред? Это что такое, в очистке что ли не работают, нет? Никому не нужно травить, этот Скрипаль, он — предатель, как я сказал, его поймали, он наказан был, отсидел в общей сложности пять лет в тюрьме, мы его выпустили — все, он уехал, еще сотрудничать продолжал там, консультировал какие-то спецслужбы. Ну и что?".

Сирия — как раз место, где Россия и США могли бы объединить усилия для борьбы с терроризмом. Но и тут Вашингтон продолжает следовать исключительно своим интересам. "Мы исходили из того, что мы, тем не менее, сотрудничаем в Сирии с американскими партнерами в борьбе с терроризмом, в борьбе с ИГИЛ, но по мере того, как ИГИЛ перестает существовать на территории Сирии, никакого другого объяснения даже за рамками международного права даже вообще не существует, — поясняет Владимир Путин. – Что, на мой взгляд, можно сделать, и к чему мы все должны стремиться, — мы должны стремиться к тому, чтобы вообще никаких войск иностранных третьих государств на территории Сирии не было. Ну, вот к этому нужно и двигаться. Включая Россию. И если это будет принято на уровне правительства Сирийской Арабской республики".

"Что бы вы хотели увидеть на следующих выборах?" – спрашивают у президента РФ.

"В России или в Соединенных Штатах? Вы меня сейчас спрашиваете про что?" – переспрашивает он.

"Что бы вы хотели увидеть относительно выборов в США в 2018 году?" – уточняет модератор.

"Я хочу, чтобы, скажу совершенно серьезно, хочу, чтобы мракобесие закончилось, связанное с мнимым вмешательством Российской Федерации в какую-то предвыборную кампанию в Соединенных Штатах, чтобы, наконец, Соединенные Штаты, элиты американские, элиты Соединенных Штатов успокоились, разобрались в конце концов между собой, чтобы там, также, как на нефтяном рынке восстановилось равновесие и определенный баланс здравого смысла и общенациональных интересов, и чтобы внутриполитические дрязги в самих Соединенных Штатах не отравляли российско-американские отношения и не влияли негативным образом на ситуацию в мире", — отвечает Путин.

Завершая дискуссию, президент России предлагает как можно быстрее уйти от различных противоречий, от попыток решить их неприемлемыми инструментами, за рамками международного права, укреплять ведущую роль Организации Объединенных Наций и на этой базе двигаться дальше.

0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!