Рига, готовь компенсации. Роман Носиков о последствиях оправдания Латвией легионеров СС

Когда коту нечего делать — он вылизывается. Когда восточноевропейскому чиновнику надо доказать свою лояльность — он русофобствует.

Депутат Европарламента от Латвии Сандра Калниете сожгла свое платье. Дело было еще 10 мая. В тот день несчастная, видно, обнаружила, что платье у нее — политически неблагонадежное, то есть по цветовой гамме сильно напоминает георгиевскою ленту. А мы уже знаем, как вовремя надетый жовто-блакитный купальник может исторгнуть рев восторга в толпе людей, желающих стать восточноевропейцами.

В итоге платье, которое целый год не вызывало особенного ажиотажа, в мае превратилось в компромат, заявление о политической неблагонадежности и сомнительной ориентации. Короче, надо что-то делать, иначе можно поплатиться положением!

В христианской культуре вещественное зло, всякие оскверненные вещи принято брызгать святой водой. В восточноевропейской религии есть ее аналоги. Один из них и использовала восточноевропейская депутат — она облила свое платье спиртом. Он достался ей от свекра, работавшего врачом в госпитале латышского добровольческого легиона СС.

Ритуал сожжения политически неблагонадежного платья депутату помог совершить другой слуга народа, Карлис Шадурскис, прозванный русскими Латвии «Черным Карлисом» — за маниакальное стремление запретить русский язык в системе образования.

В общем, вылизались как могли.

Это для нас экстаз или ненависть к желто-голубому купальнику — признак психического расстройства, клоунада и фиглярство. А где-то люди так живут. Для них это труд, искусство, философия, хорошие манеры. И хорошие карьеры. Как вы думаете, эти двое доползли до Европарламента, что-то делая для людей, что ли?

И все это было бы для человечества не более чем канканом потасканных особ в заведении с сомнительной репутацией, если бы не второе событие, о котором я также хотел бы рассказать.

14 мая Следственный комитет Российской Федерации возбудил уголовное дело о геноциде мирных жителей Новгородской области в 1942—43 годах.

В рамках международного проекта «Без срока давности» были произведены раскопки в районе деревни Жестяная Горка Батецкого района, в ходе которых обнаружены останки 42 мирных жителей. Они были казнены специально сформированной «тайлькомандой», в которую входили латышские СС. Согласно информации СК, «в состав группы входили 33 карателя — выходцы из Латвийской ССР, которые не были преданы суду и скрылись на территории США, Канады и ФРГ».

И это, конечно, только начало.

В совпадении обоих случаев есть, конечно, некоторое изящество. Вероятно, потому, что у Бога — отличное чувство ритма, неповторимый стиль и прекрасное чувство юмора.

Примерно так и должно было все произойти. Красная Армия или индейцы всегда должны врываться в город в разгар гулянки. Именно тогда, когда их совершенно не ждут и, собственно говоря, это и празднуют.

Чтобы не было времени на бессмысленные философствования и поиски объяснений произошедшему.

Чтобы визг и топот.

Чтобы почтенные джентльмены, даже не пытаясь сохранить хоть какое-то подобие приличий, прыгали без штанов из горящего борделя.

Чтобы в разные стороны бежали полуголые проститутки, а за ними — их клиенты из общества попечения морали.

Тут дело вот в чем. 29 октября далекого 1998 года парламент Латвии принял декларацию «О латышских легионерах во Второй мировой войне». В ней действия, совершенные легионерами СС, были приравнены к действиям по защите Латвии и на ее благо, с отрицанием их преступности. Таким образом, Рига объявила себя бенефициаром этих действий, а последние — совершенными в качестве исполнения воинского долга.

Таким образом, Латышское государство приняло на себя ответственность за преступления, совершенные его легионерами на территории России. Включая карательные операции, организацию голода на оккупированных территориях и «акции», предусмотренные немецким генеральным планом «Ост». Иными словами, нынешняя Латвия де-юре заявила себя как продолжателя преступного нацистского плана, осужденного на Нюрнбергском трибунале.

Это открывает возможности для юридического преследования не только выживших и уже думавших, что все позади, эсэсовцев. Но и всего государства Латвия, включая всех его должностных лиц, в уголовном и гражданско-правовом ключе — с исками о компенсации вреда, причиненного военными преступлениями латышских СС, всем пострадавшим и их родственникам.

А России и ее народу есть, что предъявить.

Сожженные дома, угнанный скот, принудительный труд, моральный вред, разграбленное имущество. Сережки, вырванные с кусками ушей, выбитые золотые зубы — за все это очень скоро жертвы смогут потребовать компенсации. Не только со старых легионеров, но и с самой Латвии, которая их оправдала и героизировала, выплачивала им дополнительные пособия. С латышских чиновников и политиков.

И ведь можно было этого избежать — если бы Латвия оказалась чуть более лицемерной и чопорной, чуть менее восточноевропейской. Но ей хотелось праздника. Хотелось реванша. Хотелось упиваться чьим-то унижением. Хотелось полного публичного оправдания.

А за все это надо платить.

Для граждан России это означает, что наша государственная система готова для принципиального изменения отношения к миру. Внутри системы созрели люди, которые готовы делать карьеры не выслугой лет, а выслугой дел. Люди, готовые решать государственные задачи, защищая интересы граждан России без ложного стыда и сантиментов.

Российская правоохранительная система меняется вместе со страной. И вместе со страной начинает новый для себя этап — большую уборку с раздачей старых долгов.

И на этом этапе очень многие скоро позавидуют мудрости котов.


Автор: Роман Носиков
0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!