Честный робот, ложь людей. Роман Носиков о косяке «Коммерсанта» и алгоритме отпущения

Что лучше всего предпринять, если ты по некомпетентности или мелочной пакостности случайно подложил коллегам большую свинью?

Оправдываться? Извиняться? Взять вину на себя и попытаться исправить ситуацию? Закричать «Держи вора!»?

Нет. Это все дилетантские подходы, хотя последний, конечно, грешит им в меньшей степени. Надо попытаться прийти к пострадавшим и толкнуть им себя — как эксперта по свиньям, разумеется.

Речь вот о чем.

14 августа газета «Коммерсант» — в качестве компенсации нехватки традиционных для российского августа дождей из жаб, рек с кровью и саранчи — выпустила новость, в которой сообщала офигевшим от предстоящего сокращения рабочей недели россиянам, что теперь, кажется, для их автомобилей будет установлен предельный срок эксплуатации. После которого — все.

Тысячи людей вспомнили тут о своей «ласточке», у сотен с ресниц сорвалась слеза, десятки схватились за сердце и валидол. А мириады блогеров с журналистами с осмысленностью обезьяны засунули шаловливые ручки в информационный кувшин, сжали там кулачок с информацией и побежали по сетевым джунглям, гремя звонкой пустышкой. То есть немедленно репостнули и отрерайтили новость «Коммерсанта» в блогах, соцсетях и сетевых изданиях.

Потребление валидола в стране снова возросло. Некоторые похоронные конторы задумались об IPO. А ставший популярным слух неизбежно, в силу действия алгоритма, попал в «Яндекс.Новости» — после чего начал копироваться уже оттуда.

Слух этот, разумеется, оказался фейком. Речь на самом деле шла о предложении одного из депутатов Госдумы ограничить срок эксплуатации коммерческих автомобилей.

Нижняя палата российского парламента, обнаружив, что из информационного зеркала на нее смотрит какой-то саблезубый клоун, прямо так, не переодеваясь, с красным носом, рогами, хвостом и в смешных ботинках, пришлепала к «Яндексу» и взяла за грудки, раздумывая — не откусить ли им голову, пока ее опять не переодели. Говоря проще, Госдума вызвала «Яндекс» на правеж.

Новостные издания в ужасе замерли, понимая, что без «Яндекс.Новостей» у них начнется авитаминоз и недофинансирование. Все вдруг почувствовали странный запах и начали оглядываться в поисках того, кто же все это устроил. В самом деле, кто все натворил-то? Какая ... первой опубликовала скандальную непроверенную новость?

Пока всеобщие взгляды не скрестились на виновнике торжества, как зенитные прожекторы на «Юнкерсе», пока не завезли деготь и перья, виновник решил действовать сам. Он опубликовал статью, в которой, глядя в небо и стараясь не замечать, как окружающие засучивают руки, с прозрачными глазами пофилософствовал о превратностях технологий и преимуществе западного подхода к фильтрации интернет-контента.

За «преимущество» нам предлагается признать ручное подкручивание всего механизма вместо написания общего прозрачного алгоритма. Например, в качестве доказательства эффективности западного подхода предлагается принять подвиг Twitter: он взял да и заблокировал недавно 936 аккаунтов, которые, по мнению этой сети, «пытались внести политическую нестабильность в Гонконге в интересах Китая, подрывая позиции участников протеста в регионе».

Ну, то есть погромы аэропортов, захват заложников, атаки на полицию — это стабильность. А рассказывать об этом — это подрывная деятельность Китая против стабильности на территории Китая.

Действительно, тут никакой алгоритм не может. Такое алгоритму не по силам, здесь человек покопался. Как и в случае с блокировкой Федерального агентства новостей в Facebook, например.

Если бы сейчас существовал какой-нибудь искусственный интеллект, способный на морально-этические суждения, он назвал бы это свинством и лицемерием. Ровно поэтому такие американские монстры, как Twitter и Facebook, заменяют ИИ коллективами политически подкованных редакторов. Ведь у живого человека с лицемерием, с пониманием линии партии, с двойными стандартами все исторически отлично.

Хотелось бы также вспомнить еще одну историю успеха, связанную с компьютерными алгоритмами и редакторскими коллективами.

Я пришел в «Живой журнал» в самом начале его развития. Тогда каждый мог написать текст, способный попасть в так называемый «топ Яндекса», — чтобы его могли прочитать множество людей. Хорошо пишущие авторы быстро вырывались в лидеры, становились культовыми. Это делало ЖЖ действительно живым и очень популярным. Писать для ЖЖ контент было очень азартным занятием.

Но затем вместо алгоритма «Яндекса» за ручки управления рейтингами уселись Homo. И топ ЖЖ моментально превратился в аналог Ленинградского шоссе 1990-х годов: там сидит теперь на кортах своя местная интеллектуальная фауна, а украинские гастролерши оказывают платные услуги.

Вроде бы сейчас там пытаются что-то поправить, но как-то не видно больших успехов. И безусловно, то же самое ждет любую сеть, где лидеры мнений буду набираться заранее.

Что касается нашей ситуации, в которой некомпетентность «Коммерсанта» и строгость Госдумы зажали между собой «Яндекс», тут главное — не идти по предлагаемому «Коммерсантом» пути, когда в виновные назначают искусственный интеллект. Он тут менее всего виноват.

Вина — это неотъемлемая часть воли. То есть способность к выбору цели деятельности и к внутренним усилиям. У алгоритма нет воли. Он понес не свою ложь, а ложь чужую.

И отвечать за все должен и будет не робот, а человек.


Автор: Роман Носиков
0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!