Эксперт разгромил пасквиль британских СМИ о «ядовитой Сирии»

«Сирия отравит (ближневосточный) регион на долгое время», утверждает британское издание The Economist в опубликованной на днях статье, посвященной победам президента Сирии Башара Асада, достигнутым с помощью союзников — России и Ирана. Анонимный автор уже со второго абзаца начинает гипнотизировать западного читателя, стараясь вбить в него «единственно верную» (с точки зрения западного либерала — а если точнее, с точки зрения Госдепартамента США) картину происходящего в Сирии: «несмотря ни на что, Асад победил, но это пустая победа», «мистеру Асаду нечего предложить своему народу», «его страна будет несчастна и разделена». В начале статьи красуется карикатура с грустным Асадом, стоящим на груде руин, которую оставили от его страны иностранные наемники.

Не пытаясь разбираться в причинах и следствиях, которые сделали гражданскую войну в Сирии одним из наиболее затяжных и кровавых конфликтов начала XXI века, автор винит Башара Асада, во всех бедствиях, которые обрушились на страну с 2011 года. Признавая, что для сопротивления джихадистам-суннитам Дамаску удалось объединить алавитов, друзов и христиан, The Economist и «подхрюкивающие» ему западные СМИ обвиняют сирийскую армию в «уничтожении суннитских кварталов», в которых «озлобленные, полные страха и притесненные сирийцы растут, чтобы стать оппозицией Дамаску».

Разумеется, анонимный автор в своей пропагандисткой агитке даже не упоминает о том, что сунниты, не принимающие радикальную идеологию салафистского джихадизма, составляют около 75% личного состава САА — они сражались и сражаются против радикалов за общее будущее сирийской нации, а не за призрачные образы «всемирного халифата», который пропагандируют джихадисты. Разумеется, The Economist даже не упоминает о роли Асада и его войск в разгроме террористической группировки «Исламское государство1» (запрещена в РФ) — самой крупной международной террористической угрозе для современного мира. Вместо этого из дальнего угла извлекается миф о том, что Асад в 2011 году «выпустил из тюрем джихадистов, чтобы запятнать мирную революцию» — то есть Асад, по логике The Economist, сделал своих политических противников вдесятеро опаснее, а то бороться с ними было слишком просто.

The Economist деланно сокрушается по поводу того, что экономическое положение Сирии в 2019 году, после восьми лет войны, значительно хуже, чем в 2011 году, когда война только начиналась. Асаду, мол, никогда не справиться с разрухой, которую принесли Сирии банды террористов, обученные, снаряженные и направленные Западом, странами Персидского залива и Турцией. Однако примеры возрождения сирийской экономики очевидны уже сейчас — они наблюдаются везде, где был восстановлен мир и контроль над ситуацией в населенных пунктах перешел к гражданским администрациям. Несмотря на жесточайший режим экономии, несмотря на вызванный целенаправленными действиями США топливный кризис, в Сирии работают школы и университеты, восстанавливаются железные дороги, аэропорты отправляют и принимают самолеты из дружественных Дамаску стран, ведется масштабная работа по восстановлению системы здравоохранения. Это совершенно неудивительно, ведь даже «худой» — то есть «бедный» — мир лучше доброй ссоры.

Наглядным примером в этом отношении может служить разница между территориями, освобожденными Дамаском, и землями, контролируемыми проамериканской курдской коалицией «Демократические силы Сирии» (SDF) — американцы поставили курдам оружие на миллионы долларов, но не вложили и доли этих сумм в восстановление гражданской инфраструктуры, им это просто не нужно. В результате самым крупным «инфраструктурным событием» для контролируемой SDF Ракки за долгие годы стал ремонт автодороги и установка 120 камер внешнего наблюдения, от щедрот пожертвованных коалицией США (правда, ходят слухи, что значительная часть камер не работает — и уж точно они практически никак не повлияли на интенсивность терактов в Ракке, где «спящие ячейки» ИГИЛ1 несколько раз в неделю подрывают или пристреливают курдских бойцов).

А вот Дамаск предлагает совершенно иной пример — недавно завершившуюся дамасскую международную ярмарку, в которой, несмотря на угрозы Госдепартамента США, приняли участие почти две тысячи компаний из 38 стран мира. Интересно, что на дамасскую ярмарку — одно из крупнейших событий такого рода на Ближнем Востоке — прибыли не только представители дружественных Сирии стран, но и бизнесмены из Эмиратов, отношения Дамаска с которыми с 2011 года оставляют желать лучшего. Арабские бизнесмены отлично понимают: политика — политикой, санкции — санкциями, а торговать там, где есть рыночные перспективы, надо всегда.

The Economist не забыл использовать против Асада и другую серьезную проблему, связанную с войной в Сирии. Беженцы из Сирии, утверждает британский таблоид, не скрывая своей сильнейшей неприязни к иноплеменникам, «превращаются в гноящуюся диаспору», и этот «гнойник» может «разлиться по всему миру», при этом радикализовавшись и став частью «Аль-Каиды»1 или «Исламского государства».

Интонация британского журнала не оставляет сомнений — редакция The Economist считает сирийских беженцев не людьми, оказавшимися в тяжелейшей жизненной ситуации и вынужденных в силу разных причин искать помощи за рубежом, а чем-то вроде созданного лично Асадом (конечно же, Асадом) биологического оружия, предназначенного для разрушения Европы изнутри. При этом The Economist «не рекомендует» европейским политикам вкладывать деньги в Сирию в обмен на возвращение беженцев: мигранты, мол, вернутся, а восстановление Сирии пойдут на пользу только Асаду и его военачальникам.

«Пусть Россия и Иран платят», — злобно шипит автор The Economist.

Очевидно, редакция британского журнала не представляет себе, что можно заботиться о целом народе и не пытаться его при этом колонизировать, назначая президентов-марионеток и свергая их при необходимости. Рецепт, который в финале выдает The Economist, очень прост и перепечатан, видимо, с бланка Госдепартамента США: армия Соединенных Штатов должна остаться в Сирии, Европа не должна иметь никаких деловых контактов с Асадом, и до тех пор, пока Асад остается у власти, сирийский народ обязан жить в нищете и не получать никакой помощи извне. Вывод вполне очевиден — статье не хватает только пометки «оплачено Агентством США по международному развитию (USAID)».

Чем же объясняется откровенно панический тон статьи The Economist — «Асад побеждает, почему все идет не по плану?!» Важно, что даже британский журнал признает — Асад скоро вернет под свой контроль Идлиб, последнее гнездо террористов «Аль-Каиды» (запрещена в РФ) в Сирии. Возможно, это связано с тем, что арабские страны уже начали обращать внимание на Сирию и на Башара Асада, отметил в разговоре с Федеральным агентством новостей военный эксперт и глава информационно-аналитического агентства «Кассад» Борис Рожин.

«Нормализация уже идет. Понимание того, что Асад выиграл войну, для многих само по себе является сигналом о том, что с Асадом придется мириться, поэтому многие страны уже приступили к нормализации отношений. Другие, в особенности те, кто зависит от США или преследует в Сирии узкокорыстные интересы, пока упорствуют, — хотя все понимают, что по сравнению с той ситуацией, в которой Асад был четыре-пять лет назад, и текущей его позицией есть огромная разница.

Многие уже приняли новую реальность. Естественно, этот процесс будет небыстрым, а большим и важным толчком в нем станет начало работы конституционной ассамблеи и начало работы над послевоенной конституцией Сирии», — объяснил глава агентства «Кассад».

На данный момент у Дамаска нет собственных ресурсов для того, чтобы провести полное восстановление страны, стоимость которого оценивается в 250 млрд долларов. Ситуация станет значительно лучше, если Асаду удастся восстановить контроль над нефтегазовой отраслью Сирии, на данный момент захваченной США. Тем не менее у Сирии есть друзья — и они помогут.

«На текущий момент ожидается, что ряд стран окажут помощь в восстановлении Сирии — Китай уже заявил, что заинтересован в оказании экономической помощи, разумеется, Иран и Россия, ряд стран Персидского залива. [Постепенно формируется] группа стран, которые по тем или иным причинам экономического или политического характера будут оказывать Сирии различную помощь, — напомнил Борис Рожин.

Россия, например, будет поставлять в Сирию различные стройматериалы, металлоконструкции, а обратно, в том числе и в Крым, пойдут фрукты, различные масла, а после возвращения нефтепромыслов — и различные нефтепродукты. Это уже будет строиться на коммерческих началах, однако, без сомнения, будут выделяться и какие-то кредиты, в особенности поначалу.

Общая стоимость разрушенного там очень большая, восстанавливать все это придется не один год, но на примере Алеппо видно, что там, где боевые действия прекратились, мирная жизнь постепенно восстанавливается».

Сирийские беженцы, которые оказались столь тяжким политическим грузом для Евросоюза, смогут вернуться, хотя уехать домой захотят не все. Как и ожидалось с самого начала, в первую очередь возвращаются те, кто бежал от войны, а не от Асада, и бежал в соседние страны, а не в Европу или США.

«Таких много, и уже сейчас мы видим, как беженцы возвращаются из Ливана и Иордании по нескольку тысяч в день. Это процесс длительный, говорить о том, что сейчас масса беженцев снимется со своих мест в Европе и вернется назад, не приходится. Возвращение беженцев будет зависеть от того, насколько успешно будут решаться экономические проблемы — чем лучше этот процесс будет организован, тем быстрее беженцы будут туда возвращаться», — заявил собеседник ФАН.

В ближайшее время, когда Сирийская арабская армия продолжит наступление на Идлиб — собеседник ФАН подчеркнул, что не слишком верит в устойчивое сохранение режима прекращения огня, — следует ждать новой волны беженцев, состоящей из боевиков, членов их семей и закоренелых противников Дамаска, в основном радикальных суннитских проповедников. Этих людей, скорее всего, примет Турция.

При этом Турция менее других ближневосточных стран готова вернуться к сотрудничеству с Дамаском — Анкара требует проведения в Сирии президентских выборов и готова работать с Асадом только в этом случае. Другие же страны Ближнего Востока настроены заметно более прагматично.

«У Сирии постепенно приходят в норму отношения с Иорданией, открываются переходы через границы, организовано возвращение беженцев. Кроме того, представители монархий Персидского залива активно занимаются восстановлением отношений с Асадом – на экономическую ярмарку в Дамаске приехала, например, большая делегация из Объединенных Арабских Эмиратов – а это одна из стран, которая спонсировала террористические группировки в Сирии», — отметил Борис Рожин

А вот потепления отношений между Сирией и Западом ждать придется очень долго – разочарованные провалом своих планов политики в США не готовы легко отказаться от своей позиции, а Европа, не обладая собственной политической волей, следует в фарватере американской политики.

«Возможно эпизодическое сотрудничество с Европой по вопросу беженцев, гуманитарных проектов, но серьезных изменений – чтобы Европа взяла и признала Асада, осудила свою ошибочную политику, — такого не будет. Европа следует в фарватере американской политики и поддерживает все голословные обвинения в адрес Асада, транслирует байки боевиков – про химоружие, про «бомбежки госпиталей». Есть в Европе и оппозиция такому восприятию, но пока что ЕС интегрирован в евроатлантические структуры, которые поддерживают американский курс в пропаганде и на дипломатическом уровне», — подытожил Борис Рожин в беседе с ФАН.

1 Организация запрещена на территории РФ.


Автор: Валентин Меликов
0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!