Первый президент Украины Кравчук заявил, что гордится своим вкладом в распад СССР

Документально закрепившие распад СССР Беловежские соглашения были подписаны 8 декабря 1991 года. И спустя поколения не утихают споры о целесообразности этих событий и о тех моральных правах, которые имели или не имели люди, их подписавшие. Некоторые, как глава партии ЛДПР Владимир Жириновский, называют его «самым страшным преступлением в истории России», другие, как первый и последний президент СССР Михаил Горбачев, сожалеют о развале Союза, но тем не менее считают, что игра стоила свеч. Есть и такие, кто полностью приветствуют то, что произошло ровно 28 лет назад: например, Леонид Кравчук, лично подписавший Беловежские соглашения. В годовщину «самой большой геополитической катастрофы», как назвал эти события президент России Владимир Путин, первый глава независимой Украины дал интервью Федеральному агентству новостей.

— Леонид Макарович, почти 30 лет прошло с тех пор, как вы в числе прочих собрались в Беловежской Пуще и подписали этот легендарный документ. Но почему это произошло? Что, на ваш взгляд, привело вас, Бориса Ельцина и Станислава Шушкевича к мысли о необходимости ликвидации СССР?

— Нельзя рассматривать эти события в отрыве от контекста — дескать, все было хорошо и вдруг стало плохо. Возникла эта история еще в 1986 году, когда в ЦК КПСС приняли решение начать перестройку и первые ростки демократии пробудились в виде национальных движений на местах — да и в центре [РСФСР] они возникли тоже. Беловежье (Беловежские соглашения. — Прим. ФАН) готовилось объективными, уходящими своими корнями далеко в историю обстоятельствами. Сводить же все к экономическим или управленческим ошибкам я не считаю целесообразным — да, это было, но не являлось первопричиной произошедших событий.

Вся система жизни привела к тому, что страна уже к 1991 году — да и раньше, на самом деле, — стала неуправляемой. Горбачев делал вид, что партия чем-то там руководит, но нам на местах было ясно, что это уже давно не так. Кризис — политический, экономический, духовный — надвигался со страшной силой. И поэтому Беловежье стало всего лишь итогом всех этих событий, а уж никак не причиной.

— Как прошел сам день подписания соглашений? Это было похоже на расхожую легенду о том, что вы сходили втроем на охоту, выпили водки и спьяну решили развалить СССР?

— Мы приехали в Пущу с желанием подписать общее заявление о том, что Новоогаревский процесс (так называлось формирование нового союзного договора между республиками СССР, призванного урегулировать кризис 1991 года. — Прим. ФАН) зашел в тупик, перестройка не дает результатов, и поэтому надо искать другие пути для придания Советскому Союзу нового жизненного импульса — через обновление систем управления государством, органов власти, представительства населения, отношений с центром республики.

Но потом, когда мы сели за стол, я напомнил собравшимся, что 1 декабря у нас прошел референдум, на котором 90,32% населения проголосовало за выход из состава СССР и принятие акта о государственной независимости Украины. И тогда я спросил у Ельцина и Шушкевича: «Что мне делать теперь — пойти против воли собственного народа? Вы бы так сделали?» «Конечно, нет», — ответил мне Ельцин.

И тут они задумались. Крепко задумались. В итоге мы все вместе консенсуально приняли решение, что нужно искать другой путь. И он нашелся: мы признали Советский Союз более несуществующим субъектом международного права и создали документ, в котором изложили основополагающие принципы нового сообщества стран — Содружества Независимых Государств. Повторюсь, это не было какой-то случайностью — сама жизнь подвела нас к этому моменту.

Если вы помните, СССР был создан в 1922 году из невероятно разных по своему составу земель, культур и национальностей — такой конгломерат невозможно найти во всей мировой истории. А в начале 1980-х годов ЦК партии большевиков заявил, что теперь вся эта общность называется одинаково — советский народ. Люди просто их не поняли: как это так, ведь есть украинцы, узбеки, грузины, русские — у всех есть своя история, культура и так далее, и вдруг все это не имеет никакого значения? Уверен, именно тогда и появились первые ростки национального движения — никто не хотел настолько сильно унифицироваться и отказываться от своей идентичности.

Людей все же «склеили» в единый «советский» народ, и «клеем» этим были партия и ее боевое крыло — КГБ. Когда КПСС потеряла свой вес и из Конституции убрали положение о ее доминировании в политической жизни страны, то КГБ попросту перестал ей подчиняться, «клей» высох, а страна, которую он скреплял, стала разваливаться на кусочки.

— Вы клоните к тому, что это не вы, не Ельцин и не Шушкевич виноваты в развале СССР? Что все сложилось исторически, а вы просто оформили на бумаге то, что уже произошло и так?

— Знаете, я уже прожил достаточно лет и видел многое в своей стране (Кравчук имеет в виду Украинскую ССР. — Прим. ФАН), и после Беловежья уже 28 лет прошло, так что имею право говорить об исторических предпосылках и последствиях. Все, что произошло тогда, произошло неслучайно. Многие сейчас говорят, что, мол, «если бы не было этих людей, то все было бы хорошо». Какая короткая память! Да ведь и не было ничего хорошего! 15 миллионов украинцев стали жертвами репрессий, голодомора и войн, которые вел СССР. Что, это Украина в них виновата? Политика формировалась руководством СССР, а украинцы были лишь средством ее достижения.

Украина была частью СССР, а ее жители — равноправной частью того самого советского народа. Не думаю, что из Москвы поступали прямые указания плохо обращаться с ними. Тем более что двое из лидеров СССР, Никита Хрущев и Леонид Брежнев, были тесно связаны с Украиной.

— И тем не менее повторюсь: никто по Советскому Союзу не плакал. В конечном итоге, если бы воля народов была иной, мы бы точно почувствовали это на своей шкуре. Ведь, по сути, что мы сделали в Беловежской Пуще? Просто собрались и подписали бумажки. Все можно было бы и отменить, появись такая потребность. Но вот Ельцин прилетел обратно в Москву. И что, собрались граждане на гигантский митинг? Нет! Ни одного человека! И на Украине так же — никто не пришел ко мне и не спросил «что же ты наделал?». Если бы народ был недоволен, он бы возмутился произошедшим, а раз никто так и не выступил, значит, все было в порядке. Ни в Москве, ни в Киеве, ни в Минске, ни уж тем более в других столицах республик — никто не пришел защищать Советский Союз.

Подписывая Беловежские соглашения, я руководствовался Конституцией СССР — раз — и ясно выраженной на референдуме волей украинского народа — два. Если это все было незаконно, то почему ООН приняла этот документ как основание для принятия в свой состав всех бывших советских республик? Там что, дураки сидят, по-вашему? А если и так, то почему соглашения были ратифицированы всеми новообразованными на бывшей территории Союза парламентами? Все это признали, и все были довольны! Какие еще могут быть вопросы?

— Но многие вспоминают СССР как свою родину и обвиняют вас, Ельцина и Шушкевича в том, что вы отобрали ее у них.

— И я понимаю этих людей! На Украине проживают 15 миллионов пенсионеров, а в России и того больше — по моим данным, около 40 миллионов. Их молодость и большая часть жизни связаны с СССР, как, кстати, и у меня. Но вместо того, чтобы говорить о постройке дальнейших отношений в рамках независимых демократических государств, такие не закрывающие своего рта балагуры вроде Жириновского (8 декабря 2019 года Владимир Жириновский назвал подписание Беловежских соглашений «самым страшным преступлением в истории России» и, в частности, обвинил в этом Кравчука. — Прим. ФАН) зачем-то бередят им старые раны, рассуждая о милой их сердцу стране, которая на самом деле была обречена на гибель.

А оправдала ли, на ваш взгляд, себя организация, которую вы создали вместо упраздненного вами Советского Союза, — Содружество Независимых Государств?

— СНГ по задумке было промежуточным пунктом между СССР и новыми суверенными странами. Его призвание было в том, чтобы помочь им адаптироваться к «взрослой», независимой жизни. Да, содружество можно было бы и дальше совершенствовать, как это в итоге сделали западные страны со своим Европейским союзом. Но и его нельзя по большому счету назвать единым и крепким. Ведь, как мы помним, Великобритания в итоге приняла решение о выходе из ЕС. Я говорю это к тому, что все союзы требуют совершенствования. А над СНГ так толком никто и не поработал как надо.

Содружество оказалось плохим не потому, что его так задумали, а потому, что в головах у многих все еще сидел СССР. Однако эти люди забыли, что воскресить мертвеца невозможно, да и не нужно уже никому.

Оправдывая свой выбор в пользу отторжения Украины от СССР, вы ссылаетесь на всеукраинский референдум 1 декабря 1991 года. Но был и еще один — всесоюзный, прошедший 17 марта того же года. И на нем подавляющее большинство жителей не просто всего Советского Союза (77,85%), но и отдельно Украинской ССР (70,2%) высказалось за сохранение государства.

— Да, такой референдум действительно был, и, должен сказать, не все области проголосовали на нем в пользу СССР. Однако всеукраинский референдум, состоявшийся 1 декабря, учел в своих результатах все события 1991 года и зафиксировал сильные изменения во мнениях украинцев. Он отменил результаты ранее прошедшего референдума согласно всем действовавшим нормам международного права. И я горжусь, что подписал Беловежские соглашения, поскольку это в полной мере отражало волю моего народа.

Напомним, по итогам всеукраинского референдума 90,32% населения республики проголосовало за выход из СССР и создание суверенного государства. Однако, рассматривая результаты голосования по каждой из областей Украинской ССР отдельно, можно заметить, что наименьшее количество желающих жить «независимо» находится в Крыму — 54,19%, в Севастополе — 57,07% и Донецке — 83,90%. Спустя 20 с лишним лет именно эти регионы отделятся уже от Украины, а Севастополь и Крым проголосуют за воссоединение с Россией как правопреемницей того самого СССР.


Автор: Илья Черушников
0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!