Пушков объяснил, почему в ООН проголосовали за резолюцию «о милитаризации Крыма»

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров прибыл в Вашингтон с официальным визитом. В американской столице глава МИД РФ будет принят президентом США Дональдом Трампом, проведет переговоры с госсекретарем Соединенных Штатов Майклом Помпео, а также встретится с американскими политологами.

Член Совета Федерации, председатель комиссии Совета Федерации по информационной политике и взаимодействию со средствами массовой информации Алексей Пушков ответил на вопросы корреспондента Федерального агентства новостей относительно визита главы российского внешнеполитического ведомства в Вашингтон, а также поделился оценками принятой на Генассамблее ООН резолюции «о милитаризации Крыма».

Единые принципы, но разные подходы

— В эти минуты министр иностранных дел РФ Сергей Лавров прибыл в Вашингтон. Каковы ваши ожидания от этого визита? Как дальше будут строиться российско-американские отношения?

— Я думаю, визит министра Лаврова в Вашингтон — это достаточно заметное и важное событие, потому что диалог между Россией и США, который сейчас проходит очень спорадически и неравномерно, важен. Мы две ведущие ядерные державы. Сам факт того, что есть спорадические контакты — это факт позитивный. Думаю, что стороны ограничатся взаимными консультациями и обсуждением тех точек, где мы расходимся, и, возможно, тех точек, где мы соприкасаемся, хотя их не очень много.

— Какие это точки?

— Мы соприкасаемся по принципам. Например, по принципу нераспространения ядерного оружия — это наш общий интерес. Но в том, как решать эту проблему, у нас разные подходы. Мы по-разному, допустим, смотрим на проблему Ирана. Мы готовы вместе бороться с терроризмом на словах, но почему-то у США специфические взгляды на то, кто является террористом. Террористы, которые действуют против законного правительства Сирии, ими рассматриваются как борцы за свободу. По принципам мы согласны, а по практической реализации — есть серьезные расхождения.

«Лучше, чем ничего»

— Что будет достигнуто в ходе встречи?

— Я думаю, визит будет консультационно-контактный. Это поддержание контакта, консультации. Это важно для сохранения ситуации между двумя странами под контролем. Дипломатия имеет самодостаточную ценность в том смысле, что если контакты отсутствуют вовсе, то стороны вообще с большим трудом ориентируются относительно намерений другой стороны. Когда эти контакты есть, можно согласовать позиции, можно определить линии, которые ни та, ни другая сторона не будут переходить.

В этом смысле, если состоится намеченная встреча с Дональдом Трампом, — это безусловно важная встреча для поддержания контакта и сохранения ситуации между РФ и США (в том числе по многочисленным региональным кризисам) под контролем двух столиц — Москвы и Вашингтона. Повторяю, каких-то практических результатов пока нет оснований ожидать от этой встречи, тем более, что для президента США Дональда Трампа все большее значение начинают иметь предвыборные аспекты.

— Как это отразится на отношениях между нашими странами?

— Трамп, на мой взгляд, проявляет последовательность, поскольку постоянно говорит о том, что с Россией нужно улучшать отношения, налаживать отношения. В связи с этим он является предметом большой критики в США, его атакуют. Но он придерживается своей принципиально заявленной позиции.

Другое дело, что на практике мы особенно не видим каких-то последствий его заявлений, но такие заявления есть. Думаю, он будет продолжать их придерживаться. Естественно, логика избирательной кампании такова, что скажем вопрос о том, сможет ли он посетить Москву 9 мая на юбилей Победы, очень сильно зависит от той обстановки, которая царит в Соединенных Штатах, в том числе и от предвыборных задач. Внутриполитическая обстановка в США закладывает ограничения серьезных сдвигов в отношениях между Россией и США. В отсутствие серьезных сдвигов поддерживаются контакты, проводятся консультации, ситуация удерживается под контролем. Это уже кое-что. Это лучше, чем ничего.

Широкий западный альянс

— Сегодня Генеральной ассамблеей ООН была принята резолюция о «милитаризации» Крыма. Как бы вы могли оценить этот документ?

— При той медийной раскрутке темы Крыма, которая сейчас наблюдается, и при том, что у Соединенных Штатов и их союзников есть очень большие возможности повлиять на другие государства в Организации Объединенных Наций, я не удивлен результатам этого голосования. Хотя постепенно число воздерживающихся увеличивается, а число сторонников позиции Украины сокращается. Очень медленно, но постепенно.

Я замечаю, что интенсивность обсуждения вопроса Крыма становится меньше. Потом, мы с вами должны понимать, что Генеральная ассамблея ООН выражает, на мой взгляд, не столько мировое общественное мнение, сколько лоббистские способности тех или иных государств.

— Что вы имеете в виду?

— Возьмем, например, резолюции, осуждающие героизацию нацизма в современном мире. Только два государства голосуют против этих резолюций — США и Украина. Подавляющее большинство стран голосует в поддержку резолюций, осуждающих нацизм. Но обратите внимание, примерно 20 государств мира воздерживаются от этого голосования. Кто эти государства? Это союзники США. Почему они воздерживаются? Потому что голосование за осуждение нацизма будет рассматриваться как то, что они выступают на стороне России. Голосовать же против осуждения нацизма — значит, они будут выглядеть нехорошо с точки зрения прав человека и всех тех высоких принципов, которые они вроде бы отстаивают. А само по себе воздержание по вопросу о том, надо ли осуждать нацизм или нет, выглядит достаточно странно.

— Действительно...

— В том то и дело: голосование в ООН — не демонстрация государствами тех принципов, которых они хотели бы придерживаться. Это демонстрация их зависимости от тех или иных силовых полей. И в данном случае 63 страны, которые проголосовали в поддержку Украины, — это широкий западный альянс в Организации Объединенных Наций. То есть вот на столько хватило у США и их союзников влияния, чтобы побудить 63 страны голосовать вместе с ними по этому вопросу. Какого-то решения обязательного характера эта резолюция не имеет. Это выражение позиции. Сколько было голосований по Израилю и его территориальных вопросов с Палестиной, а воз и ныне там.

Крым признают российским

— Какова перспектива этих антироссийских резолюций ООН по Крыму?

— Думаю, эта тема будет потихоньку сходить с повестки дня. И на картах в различных странах начинают обозначать Крым как часть России, и иностранные компании начинают указывать Крым в своих документах как часть РФ, в том числе авиационные компании. А что они должны говорить: «Мы полетим в Крым на Украину?» Они же запрос на посадку в Симферополе будут делать не у украинских властей...

По факту, в международном восприятии Крым утверждается в качестве части России. Да, будут такие резолюции. Они будут просто отражать силовые позиции и степень влияния США и западного альянса в ООН, но каких-то практических последствий это иметь не будет. Я вас уверяю: большая часть из этих 63 государств не будут поднимать вопрос Крыма в диалоге с Россией. Голосуя в ООН, они просто делают то, чего от них ждут Соединенные Штаты. Но в двусторонних отношениях с этими государствами тема Крыма практически не встает.


Автор: Герман Парло
0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!