27 ударов Порошенко на встрече с Трампом

После государственного переворота 2014 года события в Украине развиваются стремительно и зачастую непредсказуемо. Отголоски тех событий сказываются на всех, без исключения, странах региона, и поэтому украинский кризис притягивает к себе столь пристальное внимание. Слом постсоветской клановой системы управления, во многом ставший традиционным для стран — выходцев из СССР, связанный со сменой элит или их приоритетов, произошел в Украине далеко не с первой попытки.

«Европеизация», «демократизация» и реформы, заявленные в качестве базовых целей, как правило, существенно меняют и содержание, и первоначально заложенный смысл, превращаясь в «особый, уникальный путь», дополненный имитацией экономических и антикоррупционных реформ, содержащих в себе лоббистскую коррупционную составляющую.

Как и в большинстве случаев, в Украине не произошло качественной смены элит, но в рамках внутренней конкуренции к власти пришли представители соперничающих групп и их последователи.

Накипь про свободу

Необходимо напомнить, что большинство заслуг новой, «проевропейской и демократической власти» в Украине, равно как и большинство декларируемых лозунгов, являются достижениями и изобретениями предыдущей элиты, ныне объявленной преступной и предательской. Так, например, курс на евроинтеграцию, либерализацию визового режима («безвиз») со странами Шенгенского соглашения, структурные экономические реформы заявлялись еще в предвыборной программе предыдущего президента Украины — Виктора Януковича, при котором нынешний, более «европейский» олигарх Пётр Порошенко состоял министром экономического развития и торговли. Он также сыграл важнейшую роль в создании Партии регионов, которая сейчас обвиняется во всех бедах украинского государства.

Какие кардинальные изменения в политическом курсе страны произошли при силовой смене власти? Если отбросить всю романтическую накипь про «свободу», «демократию» и «жизнь, как в Европе», а также возросшее благосостояние президента и его окружения, то основным кардинальным отличием останется отношение к России. Украина Януковича сохранила созданные при СССР экономические, промышленные и политические связи с соседом. Украина Порошенко объявила Россию агрессором, оккупантом и ведет с ней необъявленную гибридную войну во всех возможных направлениях. Важно, что обе Украины умеют зарабатывать деньги лишь на обеспечении транзита российского газа.

Власть взяла вектор на максимальную изоляцию и разрыв общих связей, включая исторические. Справедливости ради необходимо отметить, что эта война идет лишь на экранах президентских телеканалов и в головах политического истеблишмента.

Россия на украинскую войну по каким-то причинам не явилась. Однако уверенность в реальности угрозы с севера постепенно проникает в головы граждан Украины через пропагандистский аппарат СМИ, усиленный жесточайшей политической и языковой цензурой и запретом всех альтернативных источников информации, включая социальные сети, российские и русскоязычные сайты.

У киевской власти остаются насущными две основные проблемы — отсутствие легендарного прошлого и отсутствие сформулированного будущего.

Идеология галицийского национализма, взятая в качестве фундамента «национальной идентичности», плохо масштабируется в формате полиэтнического государства, а также содержит ряд негативных исторических событий и фигур. Волынская резня (геноцид польского населения), сотрудничество с гитлеровскими войсками СС во время Великой Отечественной войны и декларация исключительности, превосходства по национальному признаку не могут являться поводами для патриотической гордости и не вызывают желания «записываться в украинцы» для представителей других национальностей — русских, евреев, татар, греков, венгров, поляков и остальных.

«Украинская национальная идея» спешно реставрируется методом культурного и исторического заимствования. Специально учрежденный Институт национальной памяти объявляет «украинцами» всех более-менее значимых исторических деятелей культуры и представителей правящих российских и европейских династий, плодит фантасмагорические теории о «древней украинской цивилизации» и оправдывает преступления украинских националистов. Неудобные фигуры, являющиеся достоянием мировой культуры и общего с Россией прошлого, а также позволявшие себе иронизировать над сельской украинской идентичностью, безжалостно вымарываются. Например, Чехов и Гоголь, все участники Второй мировой, сражавшиеся против нацистской Германии, больше не имеют отношения к «великой европейской Украине».

Руководитель Института национальной памяти Украины господин Вятрович предлагал ввести уголовное наказание за общение граждан Украины с родственниками и знакомыми, проживающими в России, с целью усилить культурную изоляцию населения и отстоять непогрешимость нового украинского исторического мифа.

Будущее украинского государства, каким его представляет себе политическая элита, весьма динамично и многовариантно. Несмотря на заявленный курс «в Европу», тактические и стратегические цели постоянно меняются, исходя из сиюминутных, конъюнктурных интересов элиты. Так, например, основной целью государственного переворота в 2014 году заявлялась «евроинтеграция», даже сам процесс силовой смены власти носил гордое название «Евромайдан». По прошествии трех лет, даже на уровне официальных документов, целью Украины является вступление в НАТО, а не в Евросоюз.

Для простого гражданина объяснить привлекательность такой цели сложно, так как и внеблоковый статус, и желаемое членство в Североатлантическом альянсе никак не повлияют на его уровень жизни.

Ритуальные заклинания

Однако она полностью соответствует краткосрочным целям элиты — прекратить гражданскую войну на юго-востоке Украины чужими штыками, установить контроль над границей при поддержке международного вооруженного контингента и переложить ответственность за геноцид, военные преступления и будущие карательные операции в отношении русскоязычного большинства в регионе на миротворцев. Как будут называться миротворцы — «полицейская вооруженная миссия ОБСЕ», «голубые каски ООН», «международные батальоны НАТО», не так важно. Важно втянуть в гражданскую войну внешнюю военную компоненту.

Мало кто задается вопросом: зачем Украине воюющий Донбасс, который не смирится с насильственной украинизацией без жестокого силового подавления? Ведь существуют подписанные мирные Минские соглашения, предусматривающие немедленное прекращение конфликта и пошаговый процесс примирения через децентрализацию, местные выборы и особый статус региона в составе Украины? Почему Украина продолжает саботировать обсуждение реализации Минских соглашений на протяжении длительного времени? Если Киев не устраивает этот признанный всеми международными наблюдателями и гарантами процесс, может, стоит и вовсе отпустить Донецкую и Луганскую народные республики вместо ведения кровопролитной гражданской войны? Ранее та же самая власть называла Донбасс «дотационной дырой» и «ненужным регионом», населенным не украинцами, а «гопниками и бандитами». Если это действительно так, почему продолжается конфликт и обсуждения его на всех международных трибунах?

Ответ прост. Донбасс — это промышленный регион преимущественно аграрной Украины, при СССР один из пяти крупнейших промышленных регионов. Он один давал более 20% промышленного производства Украины при населении в 10% от общеукраинского. Сейчас Донбасс — это не только перспективный промышленный и ресурсный актив, который можно повторно приватизировать и реализовать, но и повод для получения дополнительной международной финансовой помощи «на восстановление Донбасса».

Значит необходимо урегулировать конфликт иным способом, чем прописано в Минских соглашениях, вернуть под контроль промышленный мятежный Донбасс и усилить давление на Россию созданием военных баз НАТО для получения исключительно экономических преференций. Вторая цель имеет личный характер — избежать международного трибунала за военные преступления и легализовать состояния, накопленные в результате перераспределения активов и коррупционного освоения международной финансовой помощи.

Любые другие заявляемые цели являются лишь декларативным оформлением основных. Все риторические фигуры о незыблемости Минских соглашений, угрозах государственному суверенитету со стороны страны-агрессора, приверженности европейским ценностям и духу антикоррупционных реформ являются ритуальными заклинаниями для получения международной военной и финансовой помощи, кредитных траншей МВФ.

Лови момент!

Иного плана для будущего страны ни в тактической, ни в стратегической перспективе у украинской элиты просто не существует. Девизом для всей украинской политики стало крылатое выражение carpe diem! (прим. лат. «Лови момент!»), в том виде, в котором оно встречается у Горация: carpe diem, quam minimum credula postero (лови момент, как можно меньше верь будущему). Власть в Киеве не только не верит в будущее, но и с ужасом боится задумываться о нем, отрицая его неизбежность. Для себя лично украинские политики не видят будущего в стране и поспешно накапливают и выводят полученные активы в офшоры.

Своими конкурентами от оппозиции президент неоднократно уличался и в скандале с Панамагейтом (нашумевший скандал в результате утечки документов по офшорам), и в выведении средств в офшорные трасты. Впереди у Украины непростые испытания досрочными выборами, а также необходимость отвечать по ранним финансовым обязательствам. Но об этом руководители страны стараются не думать, находя сам процесс размышлений о будущем токсичным для психики.

Экономика Украины находится в плачевном состоянии, жители обречены на нищее существование, но это мало беспокоит ее власть. Самое главное — обеспечить продолжение поступления кредитных траншей Международного валютного фонда и перераспределение их для личного обогащения элиты. Безусловно, участие в коррупционном освоении финансовых потоков является конкурентной позицией, и именно вокруг этого идет борьба за власть внутри страны. Различные политические группы, находящиеся в рамках единой идеологии, с незначительными отличиями, ведут ожесточенную внутриполитическую борьбу с целью повышения личной электоральной привлекательности. Цель представителей оппозиции — не улучшить жизнь избирателей, а лишь переместиться ближе к центру распределения иностранных денег.

Прошедший краткосрочный визит президента Украины в США и его первая шестиминутная встреча с Дональдом Трампом являются подтверждением этой стратегии. Встреча планировалась давно, для ее организации еще в январе были наняты лоббисты из компании BGR Group, специализирующиеся на политическом консультировании авторитарных режимов. Встреча прошла в формате drop-in, «вброса», ближе всего по смыслу это можно перевести как «заглянуть на огонек».

Помимо протокольных фотографий на память, уверений в приверженности Минским соглашениям, благодарностей США за всестороннее участие в торжестве демократии в Украине Порошенко привез Трампу бизнес-план. Обсудить его детально возможности не было, но он передан чиновникам администрации американского президента на рассмотрение. Этот план содержит предложения для американских компаний на приоритетное участие в программе восстановления Донбасса после его захвата Украиной, включая 90% подрядов. Однако данный план не отвечает на вопрос, как именно Донбасс вернется под украинский контроль. Подразумевается, что без активного вовлечения Вашингтона и Трампа в переговорный процесс и увеличения санкционного и политического давления на Москву эти выгодные бизнес-предложения не могут быть реализованы.

Более детально на эти вопросы пытается ответить другой план, увидевший свет в это же время, но представленный украинскому зрителю. Этот план, а точнее «Проект концепции» закона «О государственной политике восстановления суверенитета Украины над временно оккупированными территориями Донецкой и Луганской областей» был показан журналистам Турчиновым, главным украинским «ястребом».

Этот документ, не имеющий юридической силы, наглядно показывает, как именно украинская элита представляет себе реинтеграцию Донбасса. Проект концепции прямо обозначает «российскую агрессию» и переводит гражданскую войну из статуса затянувшейся «Антитеррористической операции» (АТО) в военное положение, предусматривающее захват контроля над границей, ограничение прав, полицейские операции, и полностью противоречит Минским соглашениям.

При любом сценарии дальнейших событий основным бенефициаром от ситуации в постмайданной Украине являются не граждане Украины и даже не ее, вероятнее всего, временная, власть. Выгодоприобретателем являются США, навязавшие свои цели по продвижению НАТО странам на европейском пространстве и получившие рычаг политического давления на одного из основных геополитических конкурентов — Россию. Обвиняя Россию в причастности к украинскому кризису, США получают окно возможностей для продавливания своих целей и интересов на высшем уровне. Удастся ли этим воспользоваться Трампу – увидим по результату предстоящих переговоров Трампа и Путина в рамках встречи на G20.

Для украинских СМИ самым главным результатом встречи стало то, что Трамп назвал Украину без уважительного артикля «the», что, по их мнению, обидно объектифицирует страну, и то, что «в течение всей своей речи Порошенко повторял одно и то же движение — легкие удары ладонью одной своей руки по кулаку другой. Всего было нанесено 27 таких ударов». Конец цитаты.

Александр Асафов, Haqqin.az

0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!