Газ перекраивает мир. Павел Шипилин

Главные конкуренты американской сланцевой промышленности — Россия и Катар

Газ

За несколько последних месяцев стало понятно, что концепция национального эгоизма Дональда Трампа вполне способна изменить мнение о нем его непримиримых оппонентов. Похоже, они уже поняли, что могут быть союзниками в деле возвращения величия Америке, только вместо мягкой силы следует использовать твердую. Для достижения своих экономических целей США по-прежнему готовы действовать методами принуждения, если не сказать, шантажа, что продемонстрировал законопроект о новых российских санкциях, принятый нижней палатой Конгресса.

По сути, речь идет о жестком и последовательном лоббировании интересов американских газовиков и нефтяников, которые слишком поздно вступили на тропу конкурентной войны за рынки сбыта. Если Трампу удастся расчистить для них место под солнцем, США получат десятки тысяч рабочих мест и десятки миллиардов долларов, что и обещал стране новый президент во время своей предвыборной кампании. Просто его неправильно поняли.

На юге США, неподалеку от тех мест, где разрабатываются сланцевые месторождения углеводородов, невиданными темпами строятся LNG-терминалы (LNG — liquefied natural gas, сжиженный природный газ) и морские порты. Проектная мощность терминала сжиженного природного газа Sabine Pass в Луизиане — 27 млн т в год. Еще один терминал — Corpus Christie — строится в Техасе, его производительность — 23 млн тонн в год. Если переводить в привычные нам единицы измерения, это примерно 70 млрд кубометров. Напомню, «Газпром» в прошлом году поставил в Европу 170 млрд кубометров. И готов увеличить объемы.

До выхода на проектную мощность обоих терминалов ждать осталось несколько лет, но плох тот торговец газом, который не думает на полвека вперед. Слишком велики затраты на добычу. Пока Sabine Pass производит 4,5 млн т в год, а первая очередь Corpus Christie готова лишь наполовину. Но газовики не могут продолжать строительство, если не имеют перспектив и законтрактованных объемов.

Пока попытки торговать самостоятельно, без привлечения лоббистов из Вашингтона, успехом не увенчались. Несколько танкеров ушли в Латинскую Америку, но весь объем газа, который способна добывать Америка на своих сланцевых полях, ей просто не нужен. Пробный танкер в Индию тоже, видимо, станет последним. Если не предпринять решительных мер.

Главные конкуренты американских сланцевиков — Россия, поставляющая дешевый трубопроводный газ в Европу, и Катар, обеспечивающий сжиженным газом страны Юго-Восточной Азии. Экономическая логика подсказывает, что именно против них и будет направлен ряд жестких политических, а если понадобится, то и военных ударов. Слишком высока цена вопроса.

Вектор борьбы с Москвой обозначен: санкции. Правда, на этот раз под раздачу угодили и европейские нефтегазовые компании, участвующие в проекте «Северный поток – 2», что вызвало недовольство немецких и австрийских политиков. Но их сопротивление будет сломлено, если национальные интересы они, как раньше, принесут в жертву трансатлантической солидарности.

Именно поэтому Владимир Путин так спешит начать строительство «Турецкого потока», о чем стало известно на днях. Этот трубопровод пока вне досягаемости американцев — после неудачной попытки госпереворота между Анкарой и Вашингтоном возникли почти неразрешимые политические разногласия. Но в США наверняка ищут те больные места, на которые можно надавить, чтобы сделать Турцию более послушной.

Вряд ли ошибусь, если предположу, что острейшие проблемы, возникшие у Дохи с соседними столицами, тоже были простимулированы из Вашингтона. Катар — самый серьезный игрок на рынке LNG, то есть прямой конкурент терминалам Sabine Pass и Corpus Christie. Он ежегодно экспортирует 77 млн т сжиженного газа — 106 млрд кубометров. Если его удастся нейтрализовать, американская сланцевая промышленность станет прибыльней.

Словом, ничего нового: все геополитические события, особенно на Ближнем Востоке, как и антироссийские санкции, следует рассматривать, принимая во внимание «углеводородную» проблему. Например, нам, скорее всего, удастся договориться с американцами по Сирии, поскольку установление стабильности в этой стране ставит надежный заслон катарской трубе, которую, как известно, эмират планировал проложить в Европу. Ни России, ни США усиление этой крошечной заливной монархии, пестующей террористов и способной благодаря своим богатствам менять границы государств, не нужно.

Но если по вопросу Катара мы с американцами преследуем одни и те же цели, то в борьбе за энергоснабжение Старого Света Вашингтон и Москва столкнулись лбами. И, чем закончится эта газовая война, пока неизвестно.

Нам, как ни странно, может помочь доктрина Трампа, в которой заложено противоречие. С одной стороны, новый президент пытается вернуть отечеству величие, отказавшись, среди прочего, от внешних обязательств, в том числе перед европейскими союзниками. С другой стороны, Вашингтон навязывает Брюсселю свой весьма дорогой сжиженный газ, упирая именно на союзнические отношения, которые предполагают совместную борьбу с Россией.

В старых европейских столицах уже смекнули, что США пытаются их использовать ради решения своих внутренних проблем. И чем дольше бывшие союзники взаимно обвиняют друг друга в предательстве трансатлантического единства, спорят и решают, у кого следует покупать газ и по какой цене, тем лучше для нас. «Газпрому» нужно всего два года, чтобы построить «Турецкий поток» и «Северный поток – 2». После этого одну из битв за Европу можно будет считать законченной.

Павел Шипилин, Утро.ру

0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!