Украина готова «забить» на Донбасс. А республики? 03 июля 2017 05:05

В Киеве заявили о скорой экологической катастрофе в Донбассе и о возможном отселении людей. Конечно то, что на Украине размышляют об отказе от региона, пусть и под предлогом экобезопасности, не может не радовать. Но политика политикой, а с экологией шутки плохи.

Замминистра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Украины Георгий Тука заявил, что закрытие и затопление шахт региона приведет к повышению уровня радиации, что превратит Донбасс в новую «зону отчуждения». «Речь идет вообще не о спасении Донбасса. На этом крест. Речь идет о постепенном освобождении этого региона от людей, потому что люди там существовать не смогут на протяжении 10 лет», — сказал он в эфире президентского «5 канала».

По информации чиновника, некоторое время возглавлявшего Луганскую ОГА, на подконтрольной Украине части Луганщины 88% резервных источников питьевой воды уже признаны непригодными для использования. И в случае дальнейшего ухудшения, пострадают все признанные и непризнанные стороны конфликта, а также российские соседи.

Так же, как будем страдать мы, точно так же будет страдать и Московия. Это наша общая беда. Не удастся стеночкой отгородиться, - говорит Тука. - Я только понял, что проблему надо поднимать на высокий уровень и создавать международные дискуссии с поиском решения этой проблемы... Это просто надо «вопить» на всю Европу о возможных последствиях».

Позволим себе напомнить, что «вопить» - это излюбленное занятие официального Киева, к которому он прибегает по любому поводу. Что же касается экологических рисков от ведения боевых действий в самом индустриальном регионе бывшей Украины, то Киев и так зачастую вспоминает, что тяжелая артиллерия работает непосредственно вблизи потенциальных объектов техногенных катастроф в привязке к международным встречам. К примеру, так было в начале 2016 года на саммите ООН по климату, где украинский президент получил возможность напомнить об Украине сразу всему миру. «На всю Европу» в последнее время это делают украинские политики из делегации в ПАСЕ. В частности, не так давно вице-спикер Рады и одновременно уполномоченная президента по урегулированию в Донбассе Ирина Геращенко даже приглашала ознакомиться с экологической обстановкой региона европарламентариев. Естественно, только с украинской стороны от линии соприкосновения, но природа, как известно, человеческих границ не признает.

Откуда у украинских политиков и чиновников спорадические всплески экологической тревоги, в сущности, не секрет. Тема экологии сама по себе одна из наиболее «жирных» в международных грантовых программах. А тут еще «чернобыльский имидж» Украины в глазах Европы, которая до сих пор боится последствий старой катастрофы, средства на ликвидацию которой разворовывались ударными темпами все годы независимости. В общем, шансы получить копеечку на защиту природы есть, ради чего можно попробовать и «неправильных граждан» из Донбасса поотселять, и ненароком что-то подорвать.

Но говоря о корыстных мотивах Киева, все же стоит понимать реальное положение дел, которое весьма далеко от безоблачного. Рост радиационного излучения из-за закрытия шахт – это, скорее, авторская придумка Туки. Шахты в регионе работают более ста лет, предприятия строились и закрывались, но «светиться» пока не начал ни один террикон, хотя некоторые породы, по утверждению специалистов, действительно могут иметь фон чуть выше обычного уровня. Но вне фантазийного дискурса риски реальны и громадны, причем по обе стороны линии фронта.

Что такое шахтные воды и как они могут повлиять на целый город, наш сайт недавно писал на примере Горловки, а она – далеко не единственный населенный пункт в ДНР, где есть закрытые или закрывающиеся угольные предприятия. В регионе, бедном водными ресурсами, попадание подземных вод, насыщенных всевозможными примесями, в водоемы может оказаться летальным для экосистемы. Пока Донбасс в основном запитан от реки Северский Донец, но в 2014-ом именно трубы канала были объектом прицельного огня ВСУ.

Отдельно скажем о загрязнении естественных водоемов и ручьев, заболачивании балок и низин, снижении качества почв, что отразится на сельском хозяйстве. Кстати, жаль, что экс-губернатору Туке не был задан вопрос по поводу луганских водохранилищ – не его ли ответственность как руководителя области в том, что они пришли в негодность? Стоит напомнить, что шахты закрываются не только на стороне республик, но и на территории, подконтрольной Украине, и где-то с той же «эффективностью».

Кроме того, в непосредственной близости от линии фронта расположены Авдеевский коксохим, фенольный завод, многострадальная ДФС и другие предприятия, случайное или преднамеренное попадание в которые превратит весь регион в зону бедствия без всяких кавычек. Об этом, в частности, неоднократно предупреждали и представители миссии ОБСЕ, регулярно фиксирующие нарушение перемирия в техногенно-опасных зонах. Так что в том, что последствия «прилета» на промышленный объект, или чиновной халатности с любой из сторон, в случае чего, аукнутся всем, Тука прав, хотя и скромно умалчивает о причинах.

Их на поверхности, как минимум, две, и вторая проистекает из первой. На нежелание Киева выполнять «минские соглашения», и таким образом переводить конфликт из военной фазы в политическую, наложилась экономическая блокада, устроенная побратимами Туки и одобренная президентом и СНБОУ. И можно быть уверенными, что если она еще не стала фактором ухудшения экологической ситуации в Донбассе и не только, то обязательно станет. Потому что, во-первых, любой сбой в работе тяжелой индустрии – это уже потенциальное ЧП. Причем как поддержание мощностей в отсутствие сырья, так и наоборот переполнение складов при трудностях с отгрузкой. Кроме того, любое снижение объемов производства ведет к потере предприятием средств, которые необходимы для проведения соответствующих природоохранных мероприятий. Так что последствия разрыва производственного комплекса региона наверняка аукнутся и в Донбассе, и за его пределами.

Наиболее надежный способ восстановить контроль над эко-рисками, скорее всего, лежит в плоскости восстановления части индустрии, остановленной из-за войны, и грамотных мер по окончательной ликвидации того, что восстановлению уже не подлежит. После Великой Отечественной, когда большая часть шахт также была затоплена, наш регион был восстановлен максимальными темпами. Воду откачали, выработки укрепили или прошли новые, смонтировали оборудование и начали давать уголь – тогда во главу угля ставился он, а не экология. Казалось бы, опыт есть и вполне жизнеутверждающий, но применим ли он к текущей ситуации, могут сказать только специалисты. За 70 лет горизонты ушли на совершенно другие глубины, с другими условиями, объемами воды и газа.

Сегодня же понимания необходимых объемов добычи в республике, похоже, нет. А сами по себе природоохранные комплексы, водоотливы и прочее – не самый привлекательный объект для инвестирования средств даже в глазах государства. Впрочем, пока не видно и четких программ по промышленному комплексу в целом. Скорее, восстановление промышленных активов носит точечный характер, и на фоне успехов отдельных предприятий, другие оказываются в малополезной роли «доноров металлолома». Таким образом, политическая подвешенность региона в состоянии «ни мира, ни войны», в сфере промышленной безопасности работает против Донбасса.

При этом в Донецке и Луганске, где ситуацию должны видеть значительно четче, обеспокоенность экологией, как ни странно, также проявляется весьма специфически. То есть во время очередных обстрелов ДФС и в гумпрограмме по воссоединению региона. В рамках последней, напомним, республики призвали украинскую сторону допустить собственных эмиссаров на потенциально опасные промышленные объекты, оставшиеся за чертой соприкосновения. Требование, скорее всего вполне справедливое, и в идеальном мире, где политические оппоненты выполняют взятые на себя обязательства, совместный контроль был бы наверняка эффективным. Но исходя из двухлетнего выполнения, а точнее невыполнения ни единого пункта «минска», очевидно, что это не более, чем политическим маневр. Практической пользы инициатива не принесет.

Скорее, в данном случае стоило бы не гнаться за позитивным имиджем полного контроля, а организовать регулярное информирование как собственной, так и международной общественности об изменениях, происходящих в экосистеме. В том числе, факторах риска от собственных объектов и исходящих от расположенных за чертой. Кстати, напоминание о роли блокады в создании дополнительной угрозы экологии, думается, могло бы стать аргументом на переговорных площадках как для союзников ЛДНР, так и для международных миссий, работающих в регионе. По крайней мере, от «авторства» в этой авантюре Киев не отказывается, а значит, по умолчанию должен нести ответственность за последствия.

Сергей Яблоков

Источник: patriot-donetsk.ru

Мнение автора статьи может не совпадать с мнением редакции

0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!