Записки ассирийского врача: изучена 2700-летняя клинопись из "дома экзорциста" в Ашшуре

Тот случай, когда защита диссертации не только принесла соискателю докторскую степень, но и произвела небольшую сенсацию в научном мире.

Дело в том, что в рамках подготовки своей диссертации по теме «Врачевание с помощью медицины и магии: сопоставление традиций магических и медицинских знаний в библиотеках древнего Ближнего Востока» датский ученый Троэльс Панк Арбёль (Troels Pank Arbøll) обработал тексты с нескольких клинописных табличек, найденных почти сто лет назад при раскопках в ассирийском Ашшуре. Во всех каталогах сохранившейся клинописи эти тексты проходили по категории «магия», однако теперь выяснилось, что их содержание намного интереснее.

Место, где были найдены «магические» таблички, имеет точный исторический адрес: Месопотамия, Новоассирийское царство, Ашшур, «дом экзорциста».

Месопотамия или Междуречье, область между реками Тигр и Евфрат, считается колыбелью цивилизации. Ашшур – город, давший название будущей великой империи, Ассирии. Ашшур был основан около 2500 года до нашей эры и долгое время оставался политическим и религиозным ядром Ассирийского царства: даже после переноса столицы в Кальху (Нимруд) в 864 году до н.э. Ашшур сохранил статус главного религиозного центра государства.

Погибла империя, погиб и город: Ашшур был разрушен завоевателями в 614 году до нашей эры, его руины ныне известны под именем Калат-Шергат и находятся на территории современного Ирака. Археологические изыскания в Ашшуре ведутся с большими перерывами с 1900 года.

За время раскопок разные археологические экспедиции нашли здесь, среди прочего, около 11000 глиняных табличек с фрагментами текстов. По этой части Ашшур уступает только Ниневии (там было найдено больше 30000 табличек), но для столь древнего и важного города наличие государственных архивов и библиотек не представляется чем-то удивительным. Любопытно другое: в одном из домов Ашшура была обнаружена крупнейшая частная библиотека, содержавшая 1242 «единицы хранения».

Исследователи выяснили, что богатое собрание глиняных «книг» на аккадском языке принадлежало одной семье – на многих табличках указаны имена их авторов и владельцев: некто Кисир-Ашур, Кисир-Набу (возможно, его племянник) и Набу-бессуну (возможно, его отец).


Одна из глиняных табличек, найденных в «доме экзорциста». Владелец – Кисир-Набу. Фото: University of Manchester / Cuneiform Digital Library Initiative

Среди записей много литературных, исторических, астрологических текстов, однако большинство содержат описания обрядов и заклинаний, очевидно связанных с семейной профессией. Какой? Мужчины в этой семье занимались изгнанием злых духов, предположили первые исследователи, отсюда археологическое прозвище дома в Ашшуре: «дом экзорциста».

Таблички из «дома экзорциста» давно известны ученым, многие включены в электронные каталоги клинописи, такие как Cuneiform Digital Library Initiative и Cuneiform Commentaries Project. Имена древних заклинателей стали знаменитыми в узком кругу специалистов по Ассирии – они часто упоминаются в книгах и научных работах по магии и истории региона.

Однако датчанин Троэльс Панк Арбёль оказался первым, кто сосредоточился на детальном изучении записей, оставленных одним из «семьи экзорцистов», Кисир-Ашуром. Таблички датированы VII веком до нашей эры – таким образом, они относятся к последним десятилетиям существования Новоассирийского царства (900-612 гг. до н.э.) и города Ашшура.

Для своей диссертации Арбёль изучил все записи Кисир-Ашура (в общей сложности 66), расставил их в хронологическом порядке и получил редчайший документ: своеобразный «дневник ассирийского врача», один из древнейших рассказов о подготовке и практике человека, профессионально занимавшегося врачеванием 2700 лет назад. К тому же из всех известных древнеассирийских медицинских текстов записи Кисир-Ашура оказались самыми подробными.

Месопотамия, как мы уже упоминали, считается колыбелью цивилизации: здесь появились первые города и первые империи, здесь родилась письменность, здесь могли появиться и первые врачи в современном понимании этой профессии. Древнейший медицинский текст, содержащий рецепты 15 лечебных снадобий, был найден в шумерском Ниппуре на территории современного Ирака и датирован концом III тысячелетия до нашей эры. В соседнем Иране при раскопках «сожженного города» Шахри-Сухте обнаружили 4800-летний череп девочки со следами хирургической трепанации для устранения болезненных проявлений гидроцефалии – об этом открытии мы рассказывали в материале «Новости иранской археологии: два древних города и одна трепанация черепа».

Количество древних медицинских текстов и находок относительно невелико, однако в материале для изучения, по большому счету, недостатка нет – тем не менее многие вопросы по-прежнему остаются открытыми. Например, пути передачи медицинских знаний от культуры к культуре, процесс обучения и практические аспекты врачевания.

Семейная библиотека Кисир-Ашура уникальна тем, что содержит записи о личном опыте врачевателя, в отличие от абстрактных, стандартизированных текстов по медицине из официальных книгохранилищ вроде современной Кисир-Ашуру библиотеки Ашшурбанипала в Ниневии.

Интеллектуалы Месопотамии не записывали свои теории, поэтому единственный способ понять мировоззрение ассирийцев и ход древней научной мысли – изучить и сопоставить множество источников в поиске конкретных деталей.

Расшифровка и интерпретация дневников Кисир-Ашура, воссоздание его «микроистории» стало своеобразным прорывом в понимании жизни и опыта древнего целителя. Несмотря на более обширную тему диссертации Арбёля, именно эта часть представляется большинству его коллег наиболее значимой: «Отличная работа. Мне кажется, этот человеческий эпизод из истории древнего Ближнего Востока – самая интересная часть диссертации. Такого никогда прежде не делали. Археологический материал, имеющийся в нашем распоряжении, ограничен, и я рад, что в его изучении был применен подобный оригинальный подход», — прокомментировал работу Арбёля Нильс Хессель, профессор Марбургского университета (Германия).


Пазузу, повелитель демонов ветров. Дух столь злобный, что способен отгонять других демонов. По этой причине в Ассирии и Вавилоне считался защитником людей от тяжелых болезней и несчастий. Бронза, VII-VIII век до н.э. Фото: Musée du Louvre / Thierry Ollivier

Кем же был Кисир-Ашур, экзорцистом или врачом? И тем, и другим: Кисир-Ашур был ашипу (āšipu) при храме Ашшура, извините за обилие шипящих. Даже в современном мире есть страны, где сосуществование магии и медицины никого не удивляет, а в древней Месопотамии такое сочетание было в порядке вещей, всё было устроено просто и понятно: проблемами граждан занимался сертифицированный специалист широкого профиля, ашипу.

Ашипу – особая категория врачевателей, в отличие от «асу», которых можно назвать фармацевтами при ашипу. Кисир-Ашур, как и его родственники, действительно был экзорцистом – заклинателем духов и специалистом по белой магии. Однако, как выяснил Арбёль, в своей практике Кисир-Ашур использовал не только магические обряды и заклинания, но и более понятный нам медицинский подход.

В общем контексте это неудивительно: к тому времени, когда Кисир-Ашур стал ашипу, эта профессия существовала почти 2000 лет. Заклинатели и маги, занимавшиеся человеческой душой, уже не могли игнорировать человеческое тело, и чистая магия постепенно обогащалась собственно медициной. По выражению историка Маркэма Геллера, областью знаний ашипу была «магическая медицина или медицинская магия».

Профессия ашипу требовала длительной подготовки. Кисир-Ашур не поленился записать детали образовательного процесса, как если бы именитый врач вспоминал свою студенческую юность. На «первых курсах» Кисир-Ашур учился диагностировать болезни, изучал анатомию и физиологию. Любопытно, что первыми его пациентами были животные, в частности лошади, и лишь к концу обучения ему разрешили практиковаться… на детях.

«Все говорит о том, что до окончания учебы ему не разрешалось лечить взрослых пациентов без надзора наставника. Записи помогают выстроить довольно четкую хронологию этапов подготовки, по мере принятия все большей и большей ответственности», — приводит слова Арбёля издание Science Nordic.

Дипломированный ашипу – мечта современного пациента: Кисир-Ашур имел широкий круг навыков и обязанностей, сочетая в одном лице мага, врача и психотерапевта.

В древности никто не сомневался, что большинство болезней имеет сверхъестественное происхождение – их вызывают или боги, или демоны. Для начала следовало определить «виновника», затем назначить подходящую терапию: магические заклинания для отвращения злых духов или обряды умилостивления богов, в сочетании с лекарственными препаратами.

Истории болезней, записанные Кисир-Ашуром, состоят из описаний симптомов, диагноза, предписаний, заклинаний, молитв и обрядов. По многим параметрам древнеассирийский подход к болезням представляется весьма современным: ашипу знали, что недуг может быть вызван греховным или предосудительным поведением самого пациента (за прошедшие тысячелетия ничего не изменилось).

Для таких случаев существовала отдельная терапия – не столько заклинания, сколько молитвы, которые некоторые исследователи, в частности российский ученый Владимир Емельянов, называют «искупительной магией» (например, прошение к богам, известное как Липшур, «Да отпустит!..»).

И всё же наиболее распространенной причиной болезней считалось колдовство, для противодействия которому были разработаны самые знаменитые ритуалы защитной и наступательной магии. Основной из «наступательных» обрядов, отражающих порчу на обидчика, — маклу (maqlû, «сожжение»). Отрывок из его заклинаний звучит так:

…Дело мое рассуди, решение по нему прими!
Колдуна и колдунью спали!
Врага моего пожри, недруга моего истреби!
Твоя злая буря пусть их настигнет!


Защитный амулет против демоницы Ламашту, Новоассирийское царство. Фото: Vorderasiatisches Museum, Berlin

Магия, обряды и заклинания, содержащиеся в текстах из «дома экзорциста», — одна из причин, по которой предыдущие исследователи упустили шанс воссоздать жизненный путь Кисир-Ашура и любопытные детали быта ассирийского ашипу. Тема борьбы с колдовством действительно обширная и увлекательная, таблички с магическими заклинаниями находили почти во всех ассирийских городах, материалов для сравнения и исследования много, хватит на всех немногочисленных специалистов по истории Месопотамии. К тому же некоторые исследователи уверены, что именно в древней Ассирии зародилась идея «охоты на ведьм», пережившая тысячелетия и по-своему актуальная даже в наши дни. На таком ярком историческом фоне жизнь одного человека, Кисир-Ашура, не казалась заслуживающей отдельного внимания.

Исследование Арбёля впервые заполнило эту нишу. Датчанин даже выступил против устоявшейся традиции перевода: «В текстах часто попадается слово, которое обычно переводят как «экзорцист» — но это неверная интерпретация, ведь Кисир-Ашур занимался не только изгнанием злых духов!».

Арбёль сделал вывод, что ассирийские целители уделяли много времени общению с пациентом, выяснению его истинных проблем. Высшие силы могли наказать человека не только болезнью, но и такими неприятностями как банкротство или отторжение обществом. К терапии подобных случаев Кисир-Ашур подходил так же, как к лечению болезней тела.

Объем знаний и навыков ассирийского ашипу впечатляет. Судя по записям, Кисир-Ашур совершенствовался в своем искусстве всю жизнь. Он принимал вызовы на дом, обучал молодежь, наблюдал за проведением обрядов, изучал действие предписанных пациенту снадобий.

«Он работал не только с магическими и религиозными обрядами, но и с лекарствами на основе целебных трав. Интересовался ядами, змеиным и скорпионьим, их воздействием на человеческий организм. Кисир-Ашур наблюдал за пациентами, укушенными змеей или скорпионом. Возможно, так он пытался понять принцип действия яда и сделать собственные выводы о том, какой ущерб яд наносит организму», — говорит Арбёль.

Это важная деталь, поскольку медицинское лечение ядовитых укусов прежде нигде не упоминается, их традиционно лечили с помощью магии – заговорами и заклинаниями. Если опираться только на письменные источники, Кисир-Ашура можно считать первым в мире токсикологом?..

Такие нюансы возвращают ученых к вопросу о путях развития научной мысли и преемственности знаний. Есть основания полагать, что понимание некоторых заболеваний, описанных в дневниках Кисир-Ашура и других ассирийских текстах по медицине, позже переняли греки – «отцы-основатели современной науки». Это касается, впрочем, не только медицины – следы преемственности обнаруживаются и в других областях, таких как астрология/астрономия. Подробнее об этом – в третьей части нашего рассказа об изучении Антикитерского механизма.

Пока теория о связи ассирийской и греческой медицины основывается на полунамеках, найденных в разных текстах. При жизни Кисир-Ашура, в VII веке до нашей эры, врачеватели Месопотамии уже имели свое представление о роли жидкостей организма в возникновении болезней.

«В то время желчь рассматривалась как субстанция с токсичными свойствами. Она регулировала некоторые процессы в организме и могла вызвать или способствовать возникновению болезней. Эта концепция напоминает гуморальную теорию Гиппократа, согласно которой дисбаланс четырех жидкостей – гуморов – в организме может стать причиной заболеваний. Однако греческое понимание желчи все же сильно отличается от ассирийского. К тому же Гиппократ жил на 200 лет позже Кисир-Ашура и Новоассирийского царства, поэтому никакой уверенности, что идеи перекочевали из Месопотамии в Грецию, нет. И всё же обдумать эту гипотезу определенно стоит», — считает Арбёль.

Нильс Хессель, профессор Марбургского университета, высказывается не менее осторожно: «Если существует какая-то связь между медицинским знанием Месопотамии и греческой медициной Гиппократа – а я думаю, что такая связь есть, – мы должны найти подтверждение в письменных источниках, а это весьма непростая задача. Пока же умозаключения одного ассирийского врача со своей специфической сферой интересов нельзя рассматривать как источник более поздней медицинской традиции».

Действительно, исследование Арбёля считается микроисторическим – оно касается жизни одного человека, Кисир-Ашура, в одном городе и в определенный период времени.

«Это слишком тонкий исторический срез. Данные, которые трудно экстраполировать. Возможно, Кисир-Ашур даже работал немного иначе, чем другие практикующие врачеватели своего времени. Кисир-Ашур в основном копировал и записывал уже существующие виды лечения, однако по характеру его записей создается впечатление, что он каталогизирует медицинские знания и делает это с определенной целью», — говорит Арбёль.

К заочному обсуждению присоединился профессор Фредрик Норланд Хаген, историк медицины в университете Копенгагена. Он приветствует оригинальный подход Арбёля, открывающий новые перспективы: «Микроистории позволят лучше понять врачебную практику древней Месопотамии и пути передачи медицинских знаний. Это новая глава в изучении истории медицины».

По мнению самого Арбёля, «мы узнали уникальные подробности процесса обучения ассирийского врача, его совершенствования в искусстве диагностики и лечения, его стремления понять причины болезней. История Кисир-Ашура – один из древнейших примеров того, что в наши дни мы называем наукой».

Друзья, поддержим нашего Партнера, 4teller на "Премию рунета" !

0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!