Афганистан.Ру |  Фарид Каюми: «Перед лицом музыки люди становятся добрее»

Фарид Каюми: «Перед лицом музыки люди становятся добрее»
Музыка способна помочь установлению мира в странах, охваченных вооруженным конфликтом. Такое мнение в интервью порталу «Афганистан.Ру» высказал музыкант Фарид Каюми, который является автором, продюсером и режиссером проекта «Музыка против террора». Музыкант, который родился в Кабуле, рассказал, способны ли деятели культуры противостоять террористическим угрозам и насколько индоиранские мотивы близки российской публике.

Афганистан.Ру: Вы – автор проекта «Музыка против террора». В чем его суть и конечная цель?

Ф.К.: «Музыка против террора» – проект, который придуман, продуман и запущен почти три года назад, как раз в ту пору, когда Россия начала активно действовать против международного терроризма на сирийской земле. Таким образом мы выразили свою поддержку принятому решению. Как люди, занимающиеся искусством, — в частности, серьезной музыкой, — мы не приемлем насилия, кровопролития и зла и все, что связано с террором и его последствиями. Вам известно, что музыканты, творческие люди, всегда хотят мирного неба над головой, они создают настроение для того, чтобы люди жили в радости и были счастливыми. Мы — не военные и не можем напрямую, непосредственно бороться с крысами, которые тайком, подло, грязно уничтожает жизнь других. Мы пытаемся своими способами показать несогласие, отвращение к этому злу, продемонстрировать другую сторону жизни, которая прекрасна. Там, где творится зло, там ад, конец жизни, а где-то должно происходить в это время добро, звучать музыка. Мы этим и занимаемся.

Когда закончится этот проект? Наверное, тогда, когда с терроризмом будет покончено раз и навсегда. Покуда террористы существуют, терзают, уничтожают людей, мы будем показывать, что мы против них. Например, в Афганистане творческим людям приходится очень тяжело в силу ряда обстоятельств. Они сталкиваются с большими проблемами, которые с собой принесли определенные «деятели». Они карают этих музыкантов, они считают, что артистам там не место.

Афганистан.Ру: Как вы можете охарактеризовать то музыкальное направление, которым вы занимаетесь?

Ф.К.: Это этническая музыка, прежде всего. Это музыка, которая имеет индоиранские корни. Мы берем определенные мелодии из глубины веков, копаемся в истории наших народов. Находя там какие-то необыкновенные мотивы, мы их обновляем, даем новое прочтение, новое звучание, кладем их на ноты, добавляем определенное количество инструментов. Пишутся новые аккорды, все по-новому гармонизируется, меняются ритмические рисунки и в итоге – получается очень «вкусная» этническая музыка. В основе творчества моего коллектива, Mirros, лежит отчасти народная музыка. Но это небольшая часть или половина из того, что мы делаем, вторая половина – это новшества, это новые композиции, которые приношу я. В создании каждого произведения также принимают огромное участие члены коллектива. Можно сказать, что это этно-поп-направление.

Афганистан.Ру: Какое место занимает в вашем творчестве культура Афганистана? Насколько вы на нее ориентируетесь?

Ф.К.: Я бы сказал, что дело не только в афганской культуре. Афганская музыка находится в очень тесном контакте с индийской музыкой, с иранской музыкой. Когда я говорил про индоиранское направление, я имел в виду в том числе и афганскую музыку. Там много похожих мотивов, ритмы повторяются. Поэтому будем считать, что мы взяли целый регион. Поскольку я принадлежу к афганскому народу, я беру, соответственно, какие-то композиции музыкантов прошлого или народные композиции и превращаю их в нечто новое, которое вписывается в сегодняшние условия. Безусловно, мое происхождение имеет серьезное влияние на наше творчество.

Афганистан.Ру: Насколько та музыка, которую вы играете, востребована сейчас в российской реальности?

Ф.К.: Хорошая музыка не имеет национальности и не имеет границ. Ее можно играть и в Африке, и в Латинской Америке – везде, если она действительно качественная и хорошая. Российская публика очень благодарная и очень подготовленная – у народа есть музыкальный интеллект. Нас воспринимают отчасти как экзотику, отчасти как образец хорошо сделанной музыки. Наше творчество больше нравится именно российской публике. Оно солнечное, очень позитивное, с первых нот приводит ее в восторг. Я вижу это. Кроме того, Россия – очень многонациональная страна. Основная наша аудитория – это и татары, и афганцы, и иранцы, и таджики, и узбеки.

Афганистан.Ру: Вы – выходец из Афганистана. Может ли музыка помочь национальному примирению в стране, где уже долгие годы идет вооруженный конфликт?

Ф.К.: Что касается Афганистана, найти средства и какие-то инструменты, чтобы покончить с кровопролитием и с совершенно непонятной, дурацкой враждой, которая порой встречается между различными этносами, очень трудно. То, что происходит в Афганистане, – это очень хорошо продуманная политика, которая велась на протяжении столетий против афганского народа. В любом случае перед языком и перед лицом музыки люди становятся мягкими, покладистыми, они становятся добрее. Если бы действительно можно было использовать это как инструмент примирения, я был бы просто счастлив. Я надеюсь, что этот день наступит. Я вижу, что молодежь в Афганистане мыслит по-другому, у них очень здоровые мысли. Она как раз, возможно, видит в нашем творчестве силу, которая может играть какую-то роль в примирении. Я был бы счастлив, если бы это произошло. Сейчас я хотел бы проводить концерты в Афганистане, но не представляю, как это можно сделать.

Беседу вел Игорь Субботин

0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!