Харьковский ополченец: Город сдали власти-«регионалы», предав земляков

Если бы весной 2014 года власти Харькова встали бы плечо к плечу с земляками, поддержавшими Русскую весну, то первая столица продолжила бы борьбу националистами, пришедшими к власти в Киеве в результате госпереворота.

Об этом рассказал младший лейтенант Святослав Губин (Жак), боец армии ДНР, принимавший участие в боевых действиях в ЛНР и ДНР.


В 2014 году к тому моменту мы не успели сделать всё то, чего хотели. Наши планы разрабатывались лет на 10, но будь у нас хотя бы ещё 2-3 года в запасе, можно было бы поступить по-другому. Именно поэтому мы оказались несколько не готовы, когда в Харьков пришёл майдан.

Тогда наша группа была ещё слишком малочисленна. Более того, в последнее время многие спрашивают о том, почему поднялись Донецк и Луганск, а Харьков с Одессой не устояли. Нужно помнить о том факте, что во время самого майдана Харьков был неким оплотом антимайдана, который начинал зарождаться в то время. Тогда действующие власти города подавали все перспективы и надежды о том, что город не сдадут, что они смогут сформировать какие-то структуры, и формально, на бумаге, они были сформированы.

Но когда в сам город пришла война, наши товарищи – власть держащие – показали худшую из своих сторон, просто испугавшись и убежав.

Уже неоднократно говорилось о том, что на тот момент ситуация была в край непонятная, и хватило бы собрания депутатов всех уровней юго-восточных областей, чтобы объявить федерацию. Тогда бы все войска подчинились точно, и мы бы тряхнули Киев обратно, но, увы, они побоялись это сделать. Когда остался один только Харьков, мы приходили к ним, просили выдать оружие хотя бы военным резервистам, они побоялись сделать и это.

Вскоре мы попытались качнуть ситуацию в первый раз – 1 марта, был первый штурм, мы заняли администрацию, ожидали, что администрация пойдёт на разговоры о федерализации, но этого не случилось.

В апреле одновременно с восстаниями в Луганске и в Донецке тогда же произошло восстание и в Харькове, но оно, к сожалению, было довольно оперативно подавлено, потому что никакого вооружения на тот момент не было, российских кураторов, о которых так любят разговаривать, тоже не было, равно как и российского спецназа, потому безоружных людей оперативно арестовали и на долгие годы посадили застенки.

В течение 2014 года мы успели отработать какие-то моменты в подполье в виде харьковских партизан, но потом мы убыли на Донбасс. 24 декабря мы прибыли в посёлок, где стояла бригада «Призрак», а наш товарищ уже являлся командиром роты. Прослужили некоторое время там, начали проводить занятия, потому как подготовка, которая у нас на тот момент была, позволяла это делать. Нас приметили, забрали во вторую бригаду в отдельную роту разведки. В ней мы вышли на некоторые операции.

После роты разведки у нас был отдельный разведбат. К сожалению, эту работу я описывать не могу.

С 2016 года мы перевелись уже в город Донецк в отряд «Легион», на крайние боевые выезжали довольно давно. В марте 2016 года на Авдеевской промзоне мы дали довольно неплохой бой (в аэропорту были «киборги», на промзоне – «промберги»). После этой операции наше подразделение находится в резерве. Мы занимаемся боевой подготовкой, и помимо этого мы начали заниматься общественной деятельностью.

Самое главное, что нам удалось сделать – мы нашли пути работы с молодёжью. Совместив те наработки, которые мы успели сделать с 2014 по 2014 года, плюс мой опыт из международных организаций, мы начали разрабатывать проект здесь.

В принципе, с 2016 года он очень удачно фигурирует. На данный момент было уже два выпуска молодёжи. Мы продолжаем и будем продолжать это дело дальше», – рассказал ополченец. Источник

0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!