«Крым – их», или как Трамп признал Крым российским

Все это было где-то в Канаде, и было ли там что-то вообще, никто точно не скажет. Кроме самого Трампа. А сам Трамп пока предпочитает молчать. Ему нравится наблюдать за тем, как все его «друзья» забегали

Если бы Нобелевскую премию мира давали не только за слова, которые нравятся им, но и за желания, которые устраивают нас, то мы бы предложили вручить ее Трампу до того, как он вошел в Белый дом. Он же еще кандидатом уверял, что обязательно рассмотрит признание Крыма.

Но вот он президентом стал, и, казалось, забыл, о чем тогда сказал. А нет. Нервы и память у него в порядке. Сказал «семерке»: значит так, ребятки. Крым российский, я знаю точно. Слышу я голос его, хоть и заочно. Русский звучит там у всех, сплошь и рядом. Поэтому дома он, а не рядом. Нужно было видеть лидеров позы. Новость, как рэп, а не жизни проза. Все проглотили. И новость, и смелость. Ужин там был, а есть уже не хотелось. Раунд, если кратко. А если по сути, то круче было бы только если бы Трамп пришел к союзникам на разговор в футболке с портретом Путина.

Но и так – сенсация. От интернет-портала BuzzFeed. Ресурс скандальный, но так и номер он выдал себе под стать. Со ссылкой на два дипломатических источника. Они, дескать, сами слышали, как Трамп за трапезой объявил партнерам по G7, что Крым российский, поскольку его жители говорят на русском. После этих его слов у них аппетит и пропал. Лишь у итальянца Конте он должен был еще больше разыграться. Во-первых, поклялся отменить санкции против России. Во-вторых, один из его министров, а точнее, работодателей, лидер правящей партии «Лига» Сальвини пошел дальше Трампа. В Крым. Самим фактом своего присутствия там признав его.

С признанием Трампа пока все не так очевидно. Но если было так, как описывает BuzzFeed, то получилось у него почти, как в «Простоквашино». Хотя мы и не доставали его, как кот Матроскин галчонка со своим «кто тамом?», но ведь тоже, выходит, «ура! заработало!». Он таки сказал, что «Крым – наш». Может, потому, что они с Крымом так похожи. Трамп тоже говорит на американском и его тоже не все признают. Но это же не мешает ему оставаться американским президентом. Правда, в отличие от российского Крыма – с ограниченным сроком действия.

Впрочем, что это было в Канаде и было ли там что-то вообще, никто кроме самого Трампа не скажет. А сам Трамп пока предпочитает молчать. Ему нравится наблюдать за тем, как они на всякий случай забегали, засуетились. Невозмутима лишь его пресс-секретарь. Саре Сандерс уже второй раз за неделю после его внезапного озарения на счет возвращения России в «восьмерку» пришлось признавать, что она ни сном ни духом. Знает только, что слухи об ее отставке преувеличены. Хотя, кому она с такой осведомленностью нужна? Вряд ли Трампу.

Ему, похоже, из его окружения вообще никто не нужен. С советниками не советуется. С союзниками не церемонится. Ему, по большому-то счету, даже без разницы: G7 или G8. Поскольку его интересует G2. Место гипотетической встречи с Путиным еще обговаривается. Как вариант, Вена. Но, может, все-таки, как бывало? В Ялте. Ну, коль Трамп, как и Рузвельт, тоже считает, что Крым – наш. Причем на троих мир делить уже не надо.

Михаил Шейнкман, радио Sputnik

0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!