Апостол лжи в одежде праведника

Апостол лжи в одежде праведника


Не могу промолчать: к Солженицыну у меня личный счет. И пусть мне сто раз скажут, что о мертвых если уж говорить, то только хорошее, я скажу о нем только плохое. Именно он, Солженицын, дал старт кампании лжи и клеветы в адрес нашего великого соотечественника - Владимира Ильича Ленина. Именно вдохновленные примером Солженицына многие антисоветчики, как стая взбесившихся собак, набросились на вождя Революции. И если раньше говорилось, что вся русская литература вышла из гоголевской «Шинели», то я утверждаю: вся антиленинская писанина вышла из солженицынского «Архипелага».

Апостол лжи в одежде праведника


Впрочем, я от всей души выражаю свои соболезнования Дмитрию Анатольевичу Медведеву. Уж как он, бедный, опечалился, узнав о кончине Солженицына! Мы, сказал президент, понесли невосполнимую утрату. И это поистине так. Нет в России лжеца, который по масштабам вранья мог бы сравниться с покойным. Были у него способные ученики - Волкогонов и Солоухин, но до солженицынского уровня не дотянули. Вот померли, и никто уже о них не вспоминает. А о Солженицыне будут долго помнить, как помнят о самом правдивом человеке бароне Мюнхгаузене или об авантюристе Калиостро.

Как и упомянутые персонажи, Солженицын был совсем не тем человеком, за которого он себя выдавал. Вся жизнь его была сплошной мистификацией, сплошным маскарадом. Надо сказать, что о подлинном лице Солженицына знают многие, в том числе и те, кто сегодня называет его нобелевским лауреатом, великим писателем, самым правдивым человеком, совестью нации. Но нынешнему бессовестному режиму хочется ухватиться хоть за фальшивую совесть нации, если уж больше нет ничего за душой.

Да ведь и написано о мистификациях Солженицына уже немало, так что каждый желающий может прочитать. В России самым подробным было исследование Владимира Бушина. На Западе наиболее заметным стал выход книги «Без бороды» немецкого писателя Франка Арнау. В этих и многих других исследованиях раскрывается поистине удивительная история о том, как человек по фамилии Солженицын, с помощью обмана, подтасовок, лжи, подлости - слепил себе героическую биографию.

Вся его биография, написанная им самим, Сараскиной и прочими, это - сплошной вымысел. Что и говорить, многим известным людям свойственно желание несколько приукрасить свою биографию. Но Солженицын в этом отношении - абсолютный феномен. Он не приукрашивал, не привирал чуть-чуть. Он просто полностью перелицевал свою биографию.

Его метод до изумления прост: это - полное переворачивание фактов своей жизни на прямо противоположные. Все, что было в его жизни черным, он представил как белое. Обличал жестокость сталинских лагерей, а сам был активным организатором жестокостей. Выступал против стукачества, а сам был штатным стукачом, погубившим своими доносами немало жизней. Истошно кричал на весь мир, что надо жить не по лжи, а сам всю жизнь жил именно по лжи.

Однако, именно придуманной биографией этого мистификатора потчуют нас СМИ вот уже почти неделю. «Москва прощается с нобелевским лауреатом» - сообщают нам во всех новостных программах. Ну, мы-то знаем, за что в 90-е годы давали нобелевские премии: за участие в развале СССР. За это получил премию Горбачев, правда, он «честно» получил, нобелевский комитет сам его выдвинул.

А вот Солженицын нобелевскую премию... выклянчил! В архивах найден документ, в котором Солженицын уговаривает ЦРУ посодействовать в присуждении ему нобелевской премии. «Мне эту премию надо. Как ступень в позиции, в битве! И чем быстрее получу, тем тверже стану, тем крепче ударю!». И он ударил. По Советскому Союзу, по России, по нам с вами.

Или вот рассказывают по ТВ о его фронтовых доблестях: дескать, сам рвался на фронт и т.д. Документально это нигде не отражено, разве что в автобиографии Солженицына, которая написана в стиле фантастики. Зато хорошо известно, каким хитроумным способом ему удалось удрать с фронта. Попросту - дезертировать.

Сараскина, в общем-то недалекий человек, даже не поняла, как сама же и разоблачила своего кумира. Рассказывая на телевидении о том, как Солженицын во фронтовой переписке с другом критиковал советское руководство, а Сталина называл «паханом», она восторгалась: мол, ах, как это было смело! На самом деле, это было хитро и подло. Солженицын был уже взрослым человеком и не мог не знать, что по законам военного времени все письма на фронт и с фронта перлюстрируются. На это и был расчет: мол, военная цензура прочитает, и его, Солженицына, отправят в тюрьму. Ведь на войне могут и убить, а в тюрьме или в лагере можно и выжить. Если хорошо постараться.

И Солженицын постарался. В лагере он стал штатным стукачом по кличке «Ветров». В архивах КГБ сохранилось его «сов. секретное донесение» о якобы готовящемся побеге. На самом деле заключенные лагеря «Песчаный» намеревались 22 января 1952 года обратиться к руководству лагеря с просьбой об улучшении режима. Но из-за доноса Ветрова их встретили автоматными очередями. Многие были убиты, остальные получили по 25 лет. Вот таков наш праведник.

Апостол лжи в одежде праведника


Впрочем, обо всех лагерных художествах Солженицына написано много. И будет написано еще. Я же расскажу о том, о чем мало кто писал в 90-е годы и уж тем более не напишет сейчас. Расскажу о подлости этого человека по отношению к Ленину.

Когда в 1994 году Солженицын вернулся в Россию, он, проехав по стране на персональном поезде, сразу же выступил в Думе. Он буквально вопил: "Я пришел в ужас от того, что увидел: народ обнищал, страна разграблена!"

Депутаты прохладно встретили «праведника», но откровеннее всех высказался Егор Гайдар (он тогда тоже был депутатом).

Цитирую:

- Я с грустью воспринял выступление Александра Исаевича. Солженицын, без всякого сомнения, большой русский писатель, много сделавший для краха коммунистического режима в России. И мне было печально видеть, как многие его слова доставляют искреннее удовольствие коммунистической фракции (Газета «Русская мысль» от 3 ноября 1994г.).


Иными словами, Гайдар пристыдил писателя: мол, что же это ты, скотина, так активно разрушал страну, а теперь, когда дорушить и доворовать осталось немного, ты - в кусты?

Да, и еще «прозревший праведник» сказал на том думском заседании, что-де реформы в стране проводятся безмозглые. По-видимому, именно это заявление так сильно задело главного реформатора Гайдара и доставило удовольствие коммунистам. Однако, зададимся вопросом: а как реформы могли быть не безмозглыми, если с самого начала из несущих конструкций страны была выбита основная конструкция - идеология? Если коммунистическая идеология, мозгом которой и был ленинизм, была уничтожена бандой пиратов под предводительством Ельцина и под знаменем их вдохновителя - Солженицына?

Нужны были стране реформы? Конечно. К началу 90-х накопилось много противоречий, проблем, которые надо было решать. Но в рамках социализма! И уж конечно, с опорой на ленинское учение, на ленинскую практику. Но для этого требовалась обновленная теория. И если теоретической базой Октября 17-го был марксизм, то теоретической базой перестройки и необходимых стране реформ должен был стать ленинизм.

Нужно было изучить уроки нэпа, достижения и ошибки советского периода, все это осмыслить применительно к современным проблемам... Вот тогда реформы не были бы безмозглыми! Вместо этого отбросили из советской эпохи всё лучшее, переняли всё худшее, да еще и подобрали всё худшее на Западе, из того хлама, который там уже давно выброшен.

И не было теории, с помощью которой можно было бы выбраться из этого хаоса. Не было мозга: он-то как раз и был вышиблен из страны. Вышиблен при активном участии Солженицына, а можно сказать и так: по его инициативе. Гайдар не дурак, он правильно оценил роль Солженицына в деле развала страны.

Апостол лжи в одежде праведника


Как начиналась операция по удалению из страны мозга?

Конец 80-х годов. В стране уже пахло контрреволюцией. Уже главный перестройщик Горбачев стал все реже гутарить о социализме с человеческим лицом и все чаще заявлять, что-де стране нужны политические реформы. Тогда же наметились первые попытки пересмотреть взгляд на Ленина.

Появилась повесть Гроссмана «Всё течет», правда, получившая в советской (тогда еще советской!) прессе должный отпор. Подпольно ходила по рукам паскудная книжонка алкоголика Венедикта Ерофеева «Моя маленькая лениниана», в которой автор, без особых ухищрений, цинично переврал несколько десятков ленинских цитат. Но это всё были мелкие укусы. Все ждали обещанной «Новым миром» публикации «Архипелага Гулага» Солженицына.

Ждала и я. Ждала с опаской. К тому времени мне уже довелось прочитать «Архипелаг» в парижском издании, и я знала, что в этом романе Солженицын переврал все приведенные им ленинские цитаты. А Солженицын - это вам не какой-то Ерофеев, это была уже фигура известная, и в России, и за рубежом.

Осень 1989 года была тревожной. Общество уже начинало раскалываться вдоль идеологической трещины. И я предчувствовала, что публикация «Архипелага» может стать роковым детонатором для полного раскола. Это сейчас толстые журналы выходят крохотными тиражами, да и те месяцами валяются в киосках. А тогда журналы выходили огромными тиражами, но и их не хватало, люди с ночи занимали очередь на почте, чтобы подписаться, и подписчиков были сотни тысяч. Поэтому «Новый мир» №8 был опущен в почтовые ящики москвичей ранним утром в день выхода журнала, и первая часть «Архипелага» была прочитана прямо за завтраком.

Да, тяжелые предчувствия меня не обманули. Реальность превзошла самые худшие опасения. С утра я отправилась на Пушкинскую площадь - место нескончаемых митингов. Площадь бурлила. Отовсюду неслись проклятия в адрес Ленина. Агитаторы из так называемых демократов бросали в толпу озвученные куски из свежеопубликованного романа. С болью в сердце видела я перекошенные злобой лица молодых парней, потрясающих кулаками и выкрикивающих только что услышанные проклятия.

Спорить, что-то доказывать, объяснять было бесполезно. Никто ни в какие аргументы не вслушивался. Было такое впечатление, что все антисоветчики, молчавшие до сих пор, вдруг обрели голос. Они как будто только и ждали, когда кто-то приготовит для них набор грязных обвинений в адрес Ленина, чтобы было с чем бегать по митингам.

И такой набор приподнес им не какой-то мелкий пакостник Ерофеев, а крупный, на весь мир известный писатель. Сидевший при Сталине, изгнанный при Брежневе. В общем, страдалец, герой и пророк.

Ну, ладно, юнцы помитинговали и угомонились бы. Но именно с этого момента началось бешеное раскручивание клеветнической кампании против Ленина. У Великого Лжеца стали быстренько перенимать приёмчики лжецы помельче. Те, что поумнее, хоть как-то обрабатывали солженицынское вранье на свой лад. Большинство же врунов просто переписывало у учителя уже готовые, то есть им лично передернутые цитаты.

Апостол лжи в одежде праведника


Анатомия вранья

Сразу же после начала публикации «Архипелага» я написала несколько статей с подробным анализом приёмов, с помощью которых Солженицын передергивал ленинские цитаты. Скажу сразу: дело это нелегкое. Не в том смысле, что трудно доказать факт вранья, а в том, что такое доказательство занимает очень много места, а газеты не любят длинных статей.

Ведь переврать-то просто, даже очень просто. Выдернул из цитаты одно словечко, на его место вставил другое и - готово: мысль первоисточника перевернута с ног на голову. А бывает, что ничего и не вставляется, а просто убираются некоторые слова, а на их месте появляется многоточие. И получается, что ленинскими словами выражена вполне антиленинская мысль.

Вот этим приёмом, в основном, и пользовался Солженицын. Лично я скрупулезно проверила все цитаты. Солженицын цитирует Ленина более двадцати раз и все приведенные им цитаты - все без исключения! - передернуты.

Конечно, я не стану здесь, в Интернете приводить полный анализ всех без исключения передергиваний в «Архипелаге». Это была бы статья, раз в двадцать объемнее обычной интернетовской статьи. Кто же станет читать?

К тому же, посетители Интернета - люди достаточно грамотные, чтобы при желании положить перед собой ленинские тома и книгу Солженицына и - сравнить. Приведу лишь один пример. Уже на этом примере вы убедитесь, как легко мысль источника переврать, и как трудно истинный смысл восстановить.

Как известно, в последние годы Ленину постоянно приписывается, будто он ненавидел интеллигенцию. Это было бы странно, ведь Ленин и сам был интеллигентом, и друзья его, и соратники - все интеллигенты. На чем же основываются подобные инсинуации? Вот, говорят, Ленин называл интеллигенцию нехорошим словом на букву «г».

Во-первых, не назЫвал, а назвал однажды. Во-вторых, не всю интеллигенцию, а одного ее представителя и по вполне конкретному поводу. И не где-то в статье или в докладе, а в частной записочке. Да и назвал сгоряча. Вы лучше посмотрите, какие слова употребляют нынешние интеллигенты в телефонных разговорах да в так называемых СМСках. Да еще в анонимных комментариях в Интернете. Если все это собрать, то получится на каждого увесистый том из сплошных ругательств-обзывательств.

Но главную лепту в миф о якобы ненависти Ленина к интеллигенции внес, конечно, Солженицын. Вот сейчас я и приведу пример того, как Солженицын цитирует Ленина:

И еще «...в каком квартале большого города, на какой фабрике, в какой деревне...нет...саботажников, называющих себя интеллигентами?»

Вглядитесь внимательней в эту цитату. Разве не удивительно, что в одной короткой фразе три отточия? Вообще, для чего в журналистике употребляется отточие (многоточие)? Чтобы сделать текст короче. Каждый, кто печатался в газетах, знает, как автора вынуждают сокращать свой материал. Дайте нам 6 тысяч знаков, и ни буковкой больше! И вот сидишь над своим творением, мучаешься, как бы еще одно словечко, да чтобы без искажения смысла, вымарать.

А ведь Солженицын писал не статью в газету, а толстенную книгу. С чего это он так экономил буковки? С чего это он в одной короткой фразе сделал три отточия? Но давайте на минуту забудем про отточия и прочтем фразу на одном дыхании. Ну, не ясно ли, как же люто ненавидел Ильич интеллигенцию? Прямо-таки натравливал на нее народ: мол, смотрите, интеллигенты-саботажники есть повсюду, ловите их и уничтожайте. Да-да, именно так Солженицын, уже в своих комментариях, и характеризует отношение Ленина к интеллигенции.

Да, русский язык многослоен. Например, слово «нет» нередко как раз означает «да». И когда мы говорим: и где у нас только нет коррупции, это означает, что коррупция есть везде. Этим свойством русского языка и воспользовался Солженицын. Между тем, у Ленина в данном случае слово «нет» и означает - нет. Раскроем же ленинскую статью «Как нам организовать соревнование?». И хотя в Интернете тоже не приветствуются длинноты, все же я приведу большую цитату из ленинской статьи.

- В какой коммуне, в каком квартале большого города, на какой фабрике, в какой деревне нет голодных, нет безработных, нет богатых тунеядцев, нет мерзавцев из лакеев буржуазии, саботажников, называющих себя интеллигентами? в какой больше сделано для производительности труда? для постройки новых хороших домов для бедноты? для помещения ее в домах богачей? для правильного снабжения бутылкой молока каждого ребенка из бедных семей? - вот на каких вопросах должно развернуться соревнование... (35 - 204 - 205).

Как видим, ленинский текст не дает никаких оснований подозревать победителей соревнования в том, что у них потому нет саботажников, что их всех перестреляли или засадили в тюрьму. Их нет потому, что при хорошо налаженной работе все при деле, всё под контролем общества, и саботаж невозможен.

Ну, а то, что Солженицын выбросил из цитаты все слова о молоке для детишек, о жилище для бедноты, - этому мы удивляться не станем. В самом деле, зачем Солженицыну нужен такой Ленин, добрый и заботливый? Эдак можно и нобелевскую премию не получить. Нет, у Солженицына другая задача: ударить по коммунизму, по СССР, а для этого и нужно изобразить Ленина человеком жестоким, ненавидящим интеллигенцию.

Апостол лжи в одежде праведника


Ну, что, утомила я вас? И это - всего лишь один пример. Но я же предупреждала, что восстановление истины - дело долгое, кропотливое. К тому же, каждый может самостоятельно разобраться и с остальными примерами. Ну а тем, у кого нет желания возиться, напомню древнюю мудрость: единожды солгавший, кто тебе поверит? Так что если бы приведенный мною пример вранья был и единственным, то и тогда Солженицын не имел бы права учить человечество жить не по лжи.

Мне могут возразить: мол, зачем преувеличивать, очень может быть, что Солженицын не умышленно переиначил ленинские цитаты, а просто ошибся. Вспоминал их по памяти, в лагере, а там библиотек не было, да и физическая нагрузка выматывала. Нет, я решительно утверждаю:

Солженицын умышленно переиначил мысли Ленина.

На каком основании я это утверждаю? Сейчас объясню. Приведу три аргумента в доказательство своей правоты.

1. После каждой перевранной цитаты Солженицын дает точную ссылку на том и страницу. Для чего он это делал? Вряд ли по недомыслию. Скорее, наоборот, это был продуманный, достаточно хитроумный ход. Ну, кто станет проверять цитаты, если автор открыто, не боясь проверки, дает ссылки на источник?

К тому же, читатели советской прессы привыкли, что ленинские цитаты часто приводились и вообще без ссылок. Оснований не доверять не было, ибо в каждой редакции существовал отдел проверки. Проверялись все факты, имена, даты. А уж ленинские цитаты проверялись и перепроверялись по нескольку раз.

В 90-е годы на нас свалилась так называемая свобода слова, и все проверки были отменены. Каждый свободно писал, что хотел, соответственно, и врал, что хотел. А редакции цинично заявляли, что не несут ответственности за неточности и ошибки в авторских статьях. Естественно, что в условиях редакционной анархии передергивание цитат стало обычной практикой. Перевирали всех: и писателей, и ученых. Особенно досталось коммунистам и их вождям. Тут перевирание было не простой небрежностью, а целенаправленной диверсией. И уж конечно, больше всего передергивались цитаты из произведений Ленина.

А тут нашелся человек, известный писатель, который аккуратно, под каждой цитатой дает точную ссылку на источник. Да ведь он как бы подставляет сам себя под огонь критики! Сам предлагает читателям: мол, не верите, что Ленин был таким ужасным и кровожадным, так прочтите сами, в томе таком-то, на странице такой-то. Ну, как было не поверить!

Расчет писателя оказался точным. Никто его и не проверял, никто приводимые им цитаты не сравнивал с оригиналом. За исключением нескольких лениноведов (и меня в том числе). Но наш голос, наши разоблачительные статьи тонули в атмосфере анархии в прессе и в умах.

2. Дальше. Если бы Солженицын переврал ленинские цитаты по небрежности, по ошибке, то ведь никто ему не мешал исправить эти ошибки при перепечатывании «Архипелага». Нет, и в российское издание книги, и в журнальные публикации все передергивания, отмеченные мною еще в первом, парижском, издании, были бережно перенесены. Значит, эти передергивания были не случайны, значит, они нужны были писателю для обоснования его концепции..

3. Дальше. Допустим, что при перепечатке Солженицын вновь проявил небрежность и не выверил цитаты. Но вот на днях нам показали, как в одном из своих последних интервью Солженицын заявил, что обдумывает свою жизнь, видит и свои грехи. И очень хочет в грехах покаяться. Вот и покаялся бы в том, что так нагло переврал мысли Ленина. Нет, возвратясь из США в Россию, он снова взялся за свое вранье. Снова стал клеветать на Ленина. А ведь в России-то он мог бы в любой момент взять тот или иной том Ленина и проверить, что там на самом деле написано.

Однажды, это было в 1996 году, небезызвестный Е.Киселев пригласил Солженицына в свою передачу. Тогда как раз шла предвыборная президентская кампания. Киселев спросил, как писатель относится к тому, что на пост президента претендует коммунист Зюганов.

Солженицын аж взвился от злости. Буквально кричал, тряся бороденкой: «Они называют себя патриотами! Но если они патриоты, пусть уберут со своего знамени Ленина! Ведь он ненавидел русский народ, он называл его великорусской швалью!». Киселев не стал уточнять, где и когда Ленин такое говорил. Дискредитация Ленина вполне входила в концепцию киселевских передач.

Апостол лжи в одежде праведника


Вот так, с подачи Солженицына, миф о якобы ненависти Ленина к русскому народу стал гулять по страницам газет, на телевидении, и в Интернете эта чушь не раз уже повторялась некоторыми комментаторами.

Вообще-то этот выкрик писателя просто еще раз показал степень маразма, в который он впал в последние два десятилетия. Ведь он приписал Ленину... свои собственные мысли! В архиве имеется документ с таким вот высказыванием Исаича: «Нет на свете нации более презренной, более покинутой, более чуждой и ненужной, чем русская». Но это так, к слову.

А что же на самом деле говорил Ленин? Да, такие слова он произнес, но не по отношению к русскому народу! Дело было так. Шел декабрь 1922 года. Ильич тяжело болен. И вдруг он узнает, что Орджоникидзе при разбирательстве конфликта в Грузии допустил не только грубость, но и рукоприкладство! Ильич буквально вышел из себя. «В какое болото мы слетели!» - нервно повторял он.

С гневом он стал вспоминать о насилиях по отношению к инородцам со стороны царских чиновников, которых он назвал держимордами. И с еще большим гневом обрушился он на советских партийцев, продолжающих эту гнусную традицию. Вот тут-то Ильич и обозвал подобных насильников, как прошлых, так и современных, советских, шовинистической великорусской швалью. Можете снять с полки 45 ленинский том и на странице 357 прочитать об этом более подробно.

Маразм крепчал

Не знаю, когда маразм стал одолевать писателя, но в Россию в 1994 году он прибыл уже вполне сложившимся маразматиком. Он, видите ли, решил нас одарить книжицей «Как нам обустроить Россию». Ну и ну. Да неужели ж, перед тем, как обустраивать, страну надо было разрушить? Странный способ обустраивания.

За прошедшую неделю мы много насмотрелись и наслушались этого «проповедника», телевидение постаралось, вытащило на свет массу архивных роликов. То Солженицын сидит в Вермонте и творит. За огромным столом сидит, но перед ним нет ни стопки бумаги, ни книг. Так себе, две четвертушки бумажки, на которых он пишет свой великий роман.

То он сидит на скамеечке а-ля Толстой. И скамеечка, как на фото Толстого, и рубаха посконная, и борода такая же. Видно, он и сам поверил холуям, что он - вылитый Лев Николаевич. И вот этот лжеТолстой жалуется: написал я книжку «Как нам обустроить Россию». Издал ее тиражом в 15 миллионов. И что? И ничего.

Естественно, никому в России солженицынские рецепты обустраивания не нужны. Россия уже давно обустроена: 90 процентов России для богатых, 10 процентов - для остальных. А уж как написала книжечка-то. Стала я ее читать, ну, знаете ли, какой-то детский лепет на тему «Взгляд и нечто». Длинно, нудно, да еще и язык, нарочито исковерканный разными вычурными словесами. Мне это, знаете, что напомнило?

Апостол лжи в одежде праведника


Во втором томе «Мертвых душ» Гоголя есть персонаж Андрей Иванович Тентетников. Я, пожалуй, осмелюсь привести еще одну длинную цитату, из Гоголя:

За два часа до обеда Андрей Иванович уходил к себе в кабинет затем, чтобы заняться сурьезно и действительно. Занятие было, точно, сурьезное. Оно состояло в обдумыванье сочинения, которое уже издавна и постоянно обдумывалось. Сочинение это долженствовало обнять всю Россию со всех точек - с гражданской, политической, религиозной, философической, разрешить затруднительные задачи и вопросы, заданные ей временем, и определить ясно ее великую будущность - словом, большого объема. Но покуда все оканчивалось одним обдумыванием; изгрызалось перо, являлись на бумаге рисунки и потом все это отодвигалось на сторону...


Ну, конечно же, Солженицын велик уже тем, что довершил начатое Тентетниковым сурьезное дело и обнял-таки всю Россию со всех точек.

Только вот никому объятия маразматика не нужны. А если бы он был последние десятилетия в своем уме, то задумался бы вот о чем.

Ради чего он всю свою жизнь играл чужую роль? Неужели только для того, чтобы быть удостоенным звания великого гражданина, данного ему нынешним антинародным режимом? А если уж он и впрямь на старости лет задумался об обустройстве России, то зачем же столько лет измывался над человеком, который действительно был занят реальным обустройством страны?

Вот Ленин не только общие, теоретические статьи писал и доклады делал, а занимался обустройством страны конкретно. Он советовал, как организовать соревнование, как использовать на благо страны идею субботников, как организовать кооперацию, как правильно взаимодействовать с частнособственническим крестьянином. И многие, многие вполне конкретные вопросы разрабатывал Владимир Ильич. И там, где советы Ленина воплощались в жизнь, были успехи. А где его советы были проигнорированы, происходил сбой, откат назад.

Апостол лжи в одежде праведника


На каком же основании Солженицын счел себя умнее Ленина? Красное колесо, направляемое Лениным, хоть и круто прокатилось по России, но оттащило страну от края пропасти. Спасло страну от всеобъемлющей катастрофы, которую подготовили цари и Керенский. А вот белое колесо, раскрученное при активном участии Солженицына, вот уже два десятка лет катится по стране, уничтожая все на своем пути. Так на каком основании Солженицын, вместо глубокого раскаяния, осмеливается предлагать стране обустраиваться по его, маразматическим, рецептам? Здесь уже не только старческий маразм, но и вполне определенная болезнь - мания величия.

Ну, а то, что власть пыталась превратить смерть Солженицына в политическое шоу, никого не может удивить. При нынешнем режиме уже сложилась традиция: чем больше человек сделал гадостей для страны, тем пышнее и торжественнее его хоронят. С помпой похоронили главного преступника - Ельцина, торжественно отпели графомана и лжеца Солженицына... Кто следующий?

Источник
0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!