Реальная перспектива: Украина на обочине газового транзита. Валентин Землянский

Бескомпромиссная позиция Киева в вопросе перспективы транзита российского газа по территории Украины ведет к появлению мертворожденных проектов в газовой сфере.

Нафтогаз против Газпрома

Последние три года и правительство, и руководители нефтегазовой отрасли достаточно активно продвигают различные проекты трансформации газотранспортной отрасли, где ключевым условием является отсутствие российской стороны в числе участников. Но, при этом, украинская власть неустанно повторяет как мантру, что объемы транзита российского газа по территории Украины в перспективе должны быть сохранены, а то и увеличены. Если рассматривать ситуацию сугубо в контексте российско-украинских отношений, то когнитивный диссонанс и разрыв причинно-следственных связей наблюдателю обеспечен. Но рассмотрение глобальной ситуации на европейском газовом рынке позволяет проследить логику в действиях украинской стороны.

Давайте вспомним. Летом 14 года тогдашний премьер Украины Арсений Яценюк, шантажируя парламент собственной отставкой, протащил решения о создании двух СП по транзиту и хранению газа. Одним из условий, прописанных в документе, стало отсутствие компаний с «российской пропиской». Следующим шагом стало решение регулятора о пересмотре принципов транзита газа по украинской территории, когда был изменен расчет стоимости транзита. Принцип 1000кубометров/100км был заменен на принцип «вход/выход». По самым скромным оценкам такое решение увеличивало стоимость транспортировки российского газа по территории Украины втрое. Тем не менее, «Газпром» продолжает оплачивать транспортную работу по условиям контракта 2009 года, а вот украинские потребители вынуждены оплачивать дополнительные 12 долларов за вход в украинскую систему при импорте газа из ЕС.

Тогда же было принято решение об отказе от закупок российского газа, что привело к удорожанию стоимости ресурса для Украины при его закупке реверсом у европейских компаний. По сути 100-процентная зависимость от импорта из РФ была заменена на аналогичную зависимость от поставок из ЕС.

Затем последовало расследование Антимонопольного комитета Украины относительно монопольного положения «Газпрома» на украинском рынке транзита. Несмотря на всю абсурдность предмета расследования, обжалование этого решения российской стороной в украинских судах ни к чему не привело. Сумма штрафа, которую должен уплатить «Газпром» на сегодня составляет более 170 млрд гривен.

Ну, и главное событие во взаимоотношениях «Нафтогаза» и «Газпрома» за последние три года — это разбирательство в Стокгольмском арбитраже. До сегодняшнего дня нет четкого понимания, что содержится в промежуточном (отдельном) решении Арбитража, а окончательное решение должно быть принято до 30 ноября 2017 года.

Столь интенсивное нагнетание конфликтного потенциала во взаимоотношениях между двумя компаниями можно было бы объяснить созданием сильных переговорных позиций. Но никаких попыток урегулирования переговорным путем за это время не наблюдалось, как, впрочем, и в ближайшей перспективе.

Зато такая позиция Киева укладывается в логику попыток газовой экспансии США на европейский рынок. Удорожание транспортировки российского газа по украинской территории с одновременным блокированием строительства обходных маршрутов (об угрозах Северного потока-2 и Турецкого потока руководители «Нафтогаза» вещают чуть ли не ежедневно) создает вполне себе конкурентные преимущества для поставок американского газа на рынки стран ЕС. Но, учитывая достаточно активное противодействие Москвы, американский газовый блицкриг имеет все шансы провалиться, растянувшись во времени. А вот потери Украины вне зависимости от исхода противостояния Москвы и Вашингтона будут катастрофичны. И это уже начинают понимать в Киеве.

В новой Энергетической стратегии до 2035 года вопрос транзита вынесен отдельной главой и предполагает «высокую вероятность» сокращения транзита российского газа по территории Украины после 2019 года. Не так давно замминистра энергетики Наталия Бойко заявила, что в профильное министерство, рассматривая такой сценарий, предполагает создание газового хаба на территории Украины, только не уточняет, каким ресурсом собирается торговать Украина. Хочу напомнить слова экс-премьер-министра Чехии, директора по развитию бизнеса и международным отношениям чешской компании «NAFTA а.s» Мирека Тополанека, сказанные еще в 2014 году, что «в случае, если не будет транзита газа через Украину, – сумасшествие создавать газовый хаб в Украине».

Зато далеко не сумасшествие создать газовый хаб на территории Польши, которая уже получила первые поставки американского СПГ. А недавний визит американского президента Дональда Трампа на саммит «Трех морей» в Варшаву (где Украина не была представлена) и его заявление о том, что «Соединенные Штаты никогда не будут использовать энергетику для того, чтобы принуждать ваши страны, и мы не можем позволить другим делать это. Мы не хотим, чтобы существовала монополия», еще больше убеждают в смене союзнических приоритетов Белого дома в Восточной Европе.

У украинского руководства отсутствует понимание самого важного момента. Потеря Украиной транзита российского газа — это не только вопрос энергетической безопасности страны и валютных поступлений в бюджет. Это вопрос местоположения государства в геоэкономической логистике. Бесконечные блокады собственных территорий и продолжающийся конфликт с Россией ставят крест на перспективах Украины в вопросах транзита товаров по маршруту Восток-Запад. И отсутствие собственной прагматической государственной позиции и кардинальных политических решений в вопросах урегулирования этих конфликтов уже практически выбросили Украину на обочину мировых экономических процессов.

Валентин Землянский, РИА Новости, Украина

0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!