Казань-Москва. Операция "Разделение полномочий"

Через 10 дней – 24 июля (по другим данным – в августе) - заканчивается срок действия договора о разграничении полномочий между органами госвласти РФ и Татарстана. По сути, речь идёт об отдельном соглашении, подписания которого затребовали в Казани 25 лет назад, посчитав, что общероссийского договора о федеративном государстве будет недостаточно.

Нужно напомнить, что само требование об особом статусе, который выглядел как нечто параллельное федерализму, было выставлено на фоне так называемого парада суверенитетов конца 80-х – начала 90-х. В марте 1992 года Республики Татарстан и Чечня фактически отказались от подписания федеративного договора с Москвой. Именно тот договор, подписанный представителями центра и регионов (включая республики), и сегодня закрепляет федеральное устройство России. Отказавшись от подписания общероссийского договора, Татарстан и Чечня тогда попытались понять, что их нахождение в составе России на тот момент больше территориальное, нежели юридическое, и что их нахождение в составе РФ будет зависеть исключительно от выторгованных полномочий и преференций. Торговаться пытались, говоря откровенно, все. У Татарстана просто лучше получалось...

В первую очередь речь шла, конечно же, о финансово-экономическом принципе взаимодействия, а именно об отчислении (а точнее нежелании отчисления на общих основаниях) налогов в федеральный центр.


Всё это происходило на фоне состоявшегося 21 февраля 1992 г. принятия Верховным Советом Республики Татарстан постановления «О проведении референдума Республики Татарстан по вопросу о государственном статусе Республики Татарстан», который известен тем, что до сих пор обсуждается его юридический статус.

Тогдашние противоречия между Казанью и Москвой привели к срыву как парламентских выборов, так и референдума по Конституции 1993 года. В июне того года власти Татарстана решили отозвать свою делегацию из Конституционного совещания. Трактовка причин, отражённая в документах, выглядела следующим образом:
«...в связи с игнорированием им (собранием) законодательной инициативы Республики Татарстан о новом видении федерализма в России».
Менее чем за месяц до референдума по вопросу принятия Конституции РФ в Татарстане заявили, что республика не поддерживает проект Основного закона, и это решение было закреплено Верховным советом РТ (тогдашнее название главного республиканского законодательного органа). Многие жители Татарстана прекрасно помнят, как в 1993-м году по республике распространялось печатное издание, в котором говорилось о том, что участие в референдуме по Конституции РФ можно расценивать как измену интересам Татарстана. Название издания говорящее – «Суверенитет».

При этом тогдашний глава Татарстана Минтимер Шаймиев заявлял, что условия для проведения плебисцита созданы, и что Татарстан «будет готов принять новый Основной закон страны, даже если в целом по РТ он не будет поддержан». Как сообщают ведомства по обработке статистической информации, явка в Татарстане на референдуме едва превысила 13%.

Поэтому жители Татарстана (которые не приняли участия в референдуме) вполне могут говорить о том, что проекта либеральной Конституции, продиктованного извне, не поддержали. По какой именно причине, и знали ли вообще тогда, что проект Основного закона надиктован вашингтонскими «партнёрами» России? - это уже отдельный вопрос. Не поддержали, и это немаловажно.

Федеральный центр понимал, что такие отношения с республикой могут вылиться в явный конфликт, причём не только экономического характера. А потому были начаты консультации по поводу вывода формулы, устроившей бы как Казань, так и Москву. В итоге (февраль 1994 года) появился проект договора, в котором фактически признавался не просто особый статус Республики Татарстан в составе России, а «суверенного государство с центром в Казани». Из договора:
«Республика Татарстан как государство объединена с Российской Федерацией Конституцией Российской Федерации».

Тот самый договор дал по-настоящему огромные права Татарстану, включая право на собственный Основной закон, выборы собственного президента, распоряжение земельными фондами, налогами, ресурсами, создание системы по-настоящему государственных органов, собственного (независимого) бюджета. Отразился в документе даже такой вопрос как «татарстанское гражданство», которое должно было признаваться как Россией, так и зарубежными странами.

Однако в итоге вышло так, что такого рода договоры (а они после 1994 года федеральным центром заключались и с другими регионами, которые не хотели обычного формата регионов-субъектов федерации) вылились в откровенное противоречие с федеральной Конституцией. На самом деле, сама Конституция и была построена таким образом, чтобы у отдельных регионов изначально появились претензии к федеральному центру, а у федерального центра – к регионам. Это ещё один «конституционный» подарок, который был преподнесён составителями Основного закона страны.

После избрания президентом России Владимира Путина им был озвучен известный тезис о «мине замедленного действия», которую представляли собой те самые нестыковки между федеральным и региональным законодательством. И «мину» стали «обезвреживать». Официально – по обоюдному согласию сторон.

Созданная спецкомиссия подготовила к 2003 году закон, который фактически унифицировал региональные законодательства с основной буквой законодательства федерального. После этого должна была стартовать процедура перезаключения договоров. На этом фоне разворачивалось новое противостояние госорганов РФ с органами РТ. В частности, в дело включилась ГП Российской Федерации, которая предъявила претензии к Татарстану по целому ряду пунктов его законодательства, включая упомянутый пункт о «татарстанском гражданстве». Такого род пункт был назван неконституционным. Решение в 2004 году вынес, ни много ни мало, Верховный суд России.

Через год татарстанские власти подготовили изменённый проект договора с Москвой, в котором уже не было пунктов об отдельном гражданстве, о распоряжении земельными фондами и др. Оставались в договоре разделе о статусе президента РТ, языке, а также о распоряжении доходами от продажи углеводородов, добытых в республике. Спустя ещё три года – в июле 2007 года – документ после многочисленных внесений поправок и переголосований всё же был утверждён и принят.

Казань-Москва. Операция "Разделение полномочий"



И в связи с тем, что срок действия договора оговаривался в рамках 10 лет, через несколько дней этот самый срок истекает. И тут вырисовываются уже новые трения между Казанью и Москвой. Власти Республики Татарстан направили в Москву обращение с просьбой о продлении договора о разграничении полномочий, а Москва с ответом явно не торопится.

Обращение представителей Государственного совета Республики Татарстан к президенту России Владимиру Путину (полный текст, озвученный на сессии Госсовета РФ):

Уважаемый Владимир Владимирович! Вы возглавили Россию в непростой период исторического развития, когда продолжающийся кризис в экономике, разбалансированность законодательства на всех уровнях власти и территориальная разобщённости угрожали самой её целостности.
В этих условиях совершенствование федеративных отношений в рамках Конституции Российской Федерации и сильная региональная политика стали важным фактором укрепления российской государственности.
Заключение Договора о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан, утверждённого вами в статусе Федерального закона, создало политико-правовые предпосылки для динамичного развития Республики Татарстан с учетом её особенностей.
Договор стал важным фактором сохранения политической, межнациональной и межконфессиональной стабильности. Более четверти века консолидирующую роль как для многонационального народа Татарстана, так и для всех татар, проживающих в России и за её пределами, играет институт республиканской президентской власти.
Практика реализации договора убедительно доказала жизненность российского федерализма. Татарстан успешно реализует многие масштабные федеральные проекты, являясь одним из опорных регионов нашей страны, где созданы привлекательные условия для жизни и бизнеса.
Договор как пример выстраивания конструктивных отношений между различными уровнями власти востребован в международной практике и, несомненно, содействует авторитету Российской Федерации, находит поддержку абсолютного большинства жителей республики, о чем было заявлено в резолюции III съезда народов Татарстана в апреле 2017 года.
Сегодня основные положения договора фактически получили закрепление в действующем законодательстве, вошли в практику взаимоотношений между федеральным центром и регионами. Вместе с тем в связи с истечением срока действия договора возникают определенные проблемы реализации ряда действующих норм Конституции Республики Татарстан.
Уважаемый Владимир Владимирович, просим вас поддержать сохранение существующего наименования высшего должностного лица Республики Татарстан и образовать специальную комиссию для выработки предложений по правовым вопросам.





Как видно, камень преткновения декларативно – «наименование должностного лица». Также дополнительно говорится, что если федеральный центр не поддержит этой инициативы, то это может повлечь необходимость пересмотра республиканского законодательства и возникновения, как говорят депутаты ГС РТ, «правового вакуума».

На самом деле, главный вопрос для Татарстана, как республики, которая хочет поменьше отправлять Москве и побольше оставлять в своём бюджете, состоит, конечно же, не в том, как конкретно будет называться республиканский руководитель. Главное – в системе распоряжения доходами в первую очередь от реализации нефтяных запасов.

В этой связи понятно, что Москва хочет добиться от Татарстана максимального следования федеральных интересов. А потому вполне может ответить именно на запрос «о наименовании высшего должностного лица». Другими словами, Госсовету Татарстана могут позволить называть главу республики хоть падишахом, а вот по «нефтяным» темам взаимоотношений вполне стоит ожидать изменений.

Кстати, история отношений Москвы и Казани отсылает и к истории Союзного государства РФ и РБ. Александр Лукашенко опасается... а вдруг при усиленной интеграции и его «переименуют» в губернаторы...


Автор: Володин Алексей

0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!