«Радиоэлектронная охота «Рафалей» на режимы работы радара Су-33 над Сирией: «французская сказка» или реальность?



Достаточно большое количество тактически значимых событий произошло за последние месяцы на Сирийском театре военных действий. Это и массированный удар крылатыми ракетами «Томагавк» по авиабазе Шайрат (часть из которых удалось «посадить» российскими средствами ПВО и РЭБ близ Тартуса), и ракетно-авиационные удары по подразделениям Сирийской арабской армии под передовым наступательным «плацдармом» КМП США — Ат-Танфом, и участившиеся инциденты с разведывательными полётами американских стратегических противолодочных самолётов P-8A «Poseidon» в непосредственной близости от пункта материально-технического обеспечения ВМФ РФ Тартус, и т.д. Данные события с завидной регулярностью муссируются и разжёвываются российскими и зарубежными средствами массовой информации, в связи с чем интерес к ним постепенно начинает исчезать. В то же время, «из тени» всё чаще выходят более интересные (в техническом плане) моменты, от котрых в той или иной степени зависит результат возможного начального этапа эскалации прямого конфликта между ВКС России и ОВВС НАТО как на Сирийском театре военных действий, так и воздушном пространстве Восточной Европы. И именно на этих технологических моментах просто обожают регулярно спекулировать западноевропейские средства массовой информации, полагаясь на низкую осведомлённость обыкновенных читателей.

Благодаря этому они зачастую нагоняют незаслуженные «бонусы» различным подсистемам своей военной техники, а также облагораживают тактический опыт и подкованность натовского офицерского состава, занижая возможности изделий российской оборонки и дискредитируя уровень подготовки наших военнослужащих. Сейчас мы попытаемся частично развеять все мифы и домыслы относительно недавнего фейка, выплеснувшегося в мировое информационное пространств по поводу недавней «успешной охоты» двух «Рафалей» на боевой режим работы бортовых радаров Су-33.


Далее речь пойдёт о своеобразной игре «в кошки-мышки» между тактической авиацией ВКС России и ОВВС НАТО, где главными инструментами являются встроенные станции предупреждения об облучении, а также интегрированные и подвесные комплексы радиоэлектронной разведки, способные предоставить достаточно большой спектр информации о радиоизлучающих средствах противника. Различные методики использования комплексов РЭР являются неотъемлемой частью любого современного военного конфликта, и сирийская компания не является исключением.

В нашем случае необходимо подробно рассмотреть новость о проведение радиоэлектронной разведки многоцелевыми тактическими истребителями «Rafale» в отношении авиагруппы 279-го отдельного корабельного истребительного авиационного полка (ОКИАП), оснащённого палубными истребителями Су-33 и МиГ-29К/КУБ. Согласно заметке, опубликованной на ресурсе livefistdefence.com 17 июля 2017-го года, экипажам двух «Rafale», во время боевого дежурства тяжёлого авианесущего ракетного крейсера «Адмирал Кузнецов» в Восточном Средиземноморье, удалось обнаружить и снять радиоэлектронный профиль режима «атаки» бортовой радиолокационной станции Н001К всего за полтора часа патрулирования. По сути источник утверждает, что пилоты звена из 2-х «Рафалей» смогли идентифицировать режимы «сопровождения на проходе» и «захвата» цели радаром Н001К с помощью интегрированного бортового оборонительного комплекса SPECTRA, разработанного компаниями «Thales» и MBDA.

Несомненно, высокопроизводительная цифровая элементная база комплекса SPECTRA находятся на достойном для машин поколения «4++» уровне, что обуславливает способность к детальному анализу режимов работы многофункциональных РЛС морского, наземного и воздушного базирования противника, а также к определению режимов активных радиолокационных головок самонаведения ракет класса «воздух-воздух»/«земля-воздух». Так, за частотный анализ отвечает модульный сканер «RF Detection», являющийся основной системы предупреждения об облучении истребителя. Он представлен двумя высокочувствительными приёмными антеннами, размещёнными под радиопрозрачными обтекателями за кромками воздухозаборников, и способен осуществлять высокоинформативную РЭР даже тех радиоизлучающих радаров-целей, которые в данный момент не сопровождают и не захватывают «Rafale». Технический уровень и возможности радиоэлектронной части станции SPECTRA примерно соответствуют показателям комплекса РЭП Л-265М10 «Хибины-М» и значительно превосходят параметры СПО-15Л «Берёза-Л» СПО Л-150 «Пастель».


Внешняя архитектура многодиапазонного разведывательно-оборонительного комплекса SPECTRA



Тем не менее, размноженная среди западных информационных агентств новость со ссылкой на французский источник об успешном «перехвате» «боевого/стрельбового режима работы» БРЛС Н001К вызывает огромные сомнения, да и вообще едва ли соответствует действительности. Дело в том, что пилоты присоединившихся к тактическому авиапарку ВКС России палубных истребителей-бомбардировщиков Су-33, применённых для нанесения высокоточных бомбовых ударов по инфраструктуре ИГИЛ, даже теоретически не стали бы наобум использовать режим «захвата» каких-либо целей на точное автосопровождение. Наиболее вероятно, что это был лишь режим «обзора» или «сопровождения на проходе», с помощью которого наши лётчики просканировали воздушное пространство над боевым полем на предмет присутствия ударной и разведывательной авиации коалиции. Смотрим дальше. В режиме бомбометания по объектам ИГ пилоты также не использовали бортовой радиолокационный комплекс РЛПК-27К с РЛС Н001К, поскольку аппаратно он не адаптирован для работы в режиме «воздух-земля». Максимум, что могло использоваться из вспомогательных подсистем,- это специализированная вычислительная подсистема для высокоточного бомбометания СВП-24-33 «Гефест», интегрированная в БРЭО нескольких «Сушек» 279-го ОКИАП.

Применение «Гефеста» никоим образом не могло затрагивать бортовую РЛС Н001К, ведь данная подсистема использует собственные автономные аппаратные блоки для коррекции прицеливания и выбора наиболее верной траектории для сброса свободнопадающих бомб на цели с максимально возможных высот и дистанций. Аппаратной основой СВП-24-33 является высокопроизводительный бортовой спецвычислитель СВ-24, вокруг которого «увязаны»: радионавигационный модуль СРНС-24, твердотельный бортовой накопитель для сервисного ПО обслуживания и ПО прицеливания, блок формирования информации БФИ, радиостанция Р-862 и другое оборудование. Ни один из вышеперечисленных модулей не предназначен для управления бортовой РЛС, которая по конструкции своей может работать лишь по воздушным целям. Следовательно, скопированная многочисленными новостными и аналитическими изданиями России и Западной Европы информация о «вскрытии секретного стрельбового режима работы» бортовой РЛС Н001К с помощью бортовых разведывательно-оборонительных комплексов SPECTRA многоцелевых истребителей «Rafale» является очередной порцией «породистого» блефа для ушей несведущего обывателя.

Да и если рассуждать объективно, устаревший радар Кассегрена Н001К с дальностью действия 100 — 120 км по целям с ЭПР 3 — 5 м2 и единым режимом «воздух-воздух» никак не может привлекать натовские оборонные ведомства, ведь в грядущих конфликтах 20-х годов XXI века будут использоваться многоцелевые истребители Су-30СМ и Су-35С, оснащённые радарами Н001 «Барс» и Н035 «Ирбис-Э» с множеством режимов работы. Именно на эти истребители могут вести «радиоэлектронную охоту» такие машины, как «Rafale», F-22A «Raptor», F/A-18G «Growler» и RC-135V/W «Rivet Joint». Тем не менее, среди наших дураков тоже нет: ни один экипаж Су-30СМ или Су-35С, без крайней необходимости (угрозы атаки и т.д.) не будет «захватывать» летательные аппараты ВВС коалиции на точное автосопровождение, преподнося противнику подарок в виде радиолокационного профиля боевого режима работы радара.

Источники информации:
http://forum.militaryparitet.com/viewtopic.php?id=17587
http://www.airwar.ru/enc/fighter/su33.html
http://www.mbda-systems.com/product/spectra/
Автор: Евгений Даманцев
0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!