Не продам, так передам: как ракеты украинского «Южмаша» смогли добраться и до Северной Кореи

The New York Times сообщает, что ракетные двигатели, которые обеспечили успех северокорейской ракетной программы, могли прийти из Украины.

Здесь американское издание имеет в виду днепропетровское предприятие «Южмаш», которое было флагманом советского ракетостроения и которое до сих пор сохраняет производственные компетенции в данном направлении высокотехнологичной машиностроительной техники.

Данные подозрения США основываются на докладе Международного института стратегических исследований, в рамках которого сделан вывод, что северокорейские ракеты были созданы на основе советских ракетных двигателей типа РД-250. Эти двигатели использовались в советских баллистических ракетах типа Р-36М, более известных в номенклатуре НАТО, как «Сатана», а в России, как «Воевода».

Не секрет, что украинские специалисты в девяностые годы сыграли значительную роль в ракетной программе Китая, который в качестве двигателя для своих космических программ использовал советский РД-120. Тогда «Южмаш» и его сотрудники помогли наладить массовое производство этой силовой установки в Поднебесной и дали старт китайскому ракетостроению.

Другой вопрос, что одно дело – Китай, а другое – Северная Корея, которая уже десятилетие, как находится под санкциями и внешнеполитическим давлением со стороны западных государств.

Впрочем, учитывая страсть украинского государства к распродаже доставшейся этой стране задарма советской военной техники и военных технологий, из-за чего эта статья доходов все 26 лет независимости была одним из главных источников коррупции и валютных поступлений на Украину, нельзя здесь исключать и вариант сотрудничества Киева и Пхеньяна.

Политолог Богдан Безпалько в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» отметил, что корни современных ракетных программ многих стран мира действительно идут из Южмаша.

«При этом, речь здесь идет не только о КНДР или Китае, а о многих других странах. И здесь нечему удивляться, поскольку «Южмаш» являлся главным центром ракетостроения в СССР, который после 1991 года вышел из-под контроля и начал «свободное плавание», — констатирует Безпалько.

Из-за этого многие проекты, которые разрабатывались в «Южмаше», выходили на мировой рынок – в частности, здесь можно вспомнить тактические ракеты Р-17, более известные как Scud, составлявшие основную ударную мощь Иракской армии времен Саддама Хуссейна.

«В последние 26 лет Украина очень интенсивно торговала советскими системами вооружения и военными технологиями, причем это касалось абсолютно всей номенклатуры, которая досталась Киеву в наследство от Советского Союза. При этом, досталось Украине очень много – речь здесь идет о трех военных округах и трети военной промышленности СССР, поэтому не надо удивляться, что Киев на сегодня так и не смог полностью освоить этот огромный ресурс», — резюмирует Безпалько.

Примечательно, что украинцы в своем экспорте вооружений руководствовались не только каким-то материальным расчетом, но и политическим. Достаточно вспомнить, что чертежи компонентов ракеты Р-36М и всех советских систем вооружения Киев передал в распоряжение США еще в девяностые годы – по такой же схеме уничтожались и стратегические бомбардировщики Ту-22 и Ту-160, поскольку в Вашингтоне опасались, что они будут затем возвращены Москве.

«Все это позволяет говорить о том, что украинские ракетные технологии могли добраться и до КНДР, хотя, конечно, здесь речь не идет о каких-то публичных сделках, что также типично для военного экспорта Украины. Ведь можно вспомнить не один прецедент, когда тайные военные сделки Украины с «сомнительными партнерами» выходили наружу», — заключает Безпалько.

По словам Богдана Анатольевича, это та же продажа зенитно-ракетных комплексов в Судан и страны Ближнего Востока, которая вызвала острое неодобрение со стороны Вашингтона.

«Другой вопрос, что нельзя объяснять северокорейские успехи в области ракетной техники только сотрудничеством с Украиной, поскольку Пхеньян вложил очень много усилий в свою программу по разработке баллистических ракет средней и большой дальности. Именно это и является причиной того, что у КНДР сегодня есть серьезный результат», — констатирует Безпалько.

В этом контексте украинские технологии с «Южмаша» могли только помочь северокорейским разработчикам и, конечно, не сыграли в ракетной программе КНДР основополагающей роли.

«Не надо забывать про то, что украинские технологии на сегодня не являются передовыми, из-за чего нельзя говорить о том, что семейство ракет «Тэпходон» является прямым следствием экспорта украинских военных технологий. В этом плане можно вспомнить про сотрудничество между КНДР и Пакистаном в области ракетной техники», — резюмирует Безпалько.

В то же время, нельзя игнорировать и тот факт, что двигатели в ракетной технике носят основополагающий характер. Здесь необходимо упомянуть ситуацию с экспортом силовых установок РД-180 в США, и это говорит нам, что даже американцы не могут создать дешевый и надежный двигатель для своих ракет, из-за чего это направление сотрудничества и было выведено Конгрессом из-под новых антироссийских санкций США.

«Поэтому не стоит удивляться подобным отголоскам «Южмаша» в КНДР, поскольку это прямое следствие событий времен распада Советского Союза», — заключает Безпалько.

Дмитрий Сикорский, ФБА «Экономика сегодня»

0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!