Ад за решеткой

В селе Моховое прошли похороны девяти членов многодетной семьи Шляковых, чьи жизни в минувшие выходные унес пожар.

Попали в ловушку

Таких похорон жители маленького прикамского села никогда не видели: во дворе в ряд на табуретках выстроены девять гробов. В руках у школьников - одноклассников погибших детей - портреты жертв жуткого пожара с траурными черными ленточками. Всех членов погибшей семьи по желанию родственников похоронили в селе Сылвенск. Все расходы на организацию похорон взяли на себя районные и поселковые власти.

Специальной следственной группе СУ СК РФ по Пермскому краю предстоит не только разобраться в причинах возгорания в квартире на цокольном этаже жилого дома, но и понять, почему семья из 10 человек ютилась в полуподвальном помещении с единственным зарешеченным окном, на 35 квадратных метрах? Все ли сделали социальные службы для того, чтобы обеспечить достойную и безопасную жизнь детей?

Картина, которую наблюдали жители села Моховое девятого марта, была шокирующей. Прибыв по тревожному сигналу на улицу Строителей, 12, пожарные всего за несколько минут потушили огонь. Очаг возгорания - всего шесть квадратных метров - был в прихожей, горело домашнее тряпье. А, значит, пути спасения всех, кто был в квартире, отрезал огонь и ядовитый дым.

Огнеборцам пришлось выполнять жуткую миссию: на снег возле дома им предстояло вынести девять трупов. Это 34-летний глава семейства Александр Шляков, его супруга Юлия, а также семь детей - 13-летний Иван, 11-летний Саша, 10-летний Коля, 8-летний Денис, 7-летний Женя, а также две дочки - 6-летняя Настя и 3-летняя Ульяна.

В семье всего было 10 человек, но 13-летний брат-двойняшка погибшего Ивана Шлякова в эту трагическую ночь ночевал у бабушки, которая живет на четвертом этаже в этом же доме, что и спасло мальчику жизнь. Но поверить в гибель всей своей семьи он до сих пор не может. С ребенком работают психологи.

В угаре

По предварительной версии следствия, причиной трагедии мог стать умышленный поджог. Поэтому уголовное дело Следственное управление СК РФ по Пермскому краю возбудило по пунктам "а", "е" части 2 статьи 105 УК РФ (убийство двух и более лиц, совершенное общеопасным способом).

- Эксперты сделали вывод, что именно поджог стал причиной пожара, - заявил "РГ" возглавивший следственно-оперативную группу заместитель руководителя краевого СУ СК РФ по Пермскому краю Дмитрий Анащенко. - Точно установлено, что возгорание не было вызвано неисправной электропроводкой или электроприборами.

Первоначально у следствия родилась версия, по которой отец от крайней бедности сам решил погубить свое семейство. Он не раз жаловался соседям на хроническую нехватку денег. Но есть и другая версия. Коллеги Шлякова, который временно трудился разнорабочим в местной хлебопекарне, рассказали, что утром Александр вышел на работу. И когда узнал, что дома у него настоящий ад, ринулся туда, пытался спасти своих домочадцев, но тщетно. Работники скорой, пытавшиеся провести экстренные реанимационные мероприятия, лишь констатировали смерть детей и их родителей от отравления угарным газом.

Что же случилось в крохотной квартире на цокольном этаже? По некоторым сведениям, уходя на работу, отец запирал семью на навесной замок. А раз так, то единственное зарешеченное окно в квартире фактически превращало жилище в западню. Может быть, воспламенение домашних вещей произошло из-за шалости детей, игравших со спичками?

- Мы должны изучить все детали произошедшего, прежде чем одна из версий станет фигурировать в уголовном деле в качестве основной, - заявляет Дмитрий Анащенко. - В Моховом сейчас работает бригада из семи человек. Они собирают всю информацию о семье и об обстоятельствах, которые могли привести к пожару.

Семья как семья

Семья Шляковых приехала в Моховое 13 лет назад. Мать - безработная, когда-то работавшая почтальоном, выполняла роль домохозяйки. Отец трудился в пекарне. Существенной статьей доходов семейного бюджета было пособие по инвалидности, выплачиваемое государством на одного из детей. Со стороны соседей о погибшей паре самые разные отзывы. Кто-то отмечает, что семья была дружная, а все ее члены - приветливые. Другие говорят, что родители ссорились, а отец в выходные часто выпивал.

С 2006 года семья стояла на учете в инспекции по делам несовершеннолетних в категории "Социально опасное положение" (СОП). Но в 2010 году социальные работники сочли, что родители исправляются, и перевели ее в менее серьезную категорию - "Группа риска". Ведь отец перестал злоупотреблять спиртным и трудоустроился, все дети посещали школу и детсад. Поселковые власти помогли устранить антисанитарию в квартире, провести ремонт, купить мебель и бытовую технику.

Пять детей из семьи Шляковых ходили в местную школу. Одевались бедно, учились на тройки-четверки, но от коллектива не отрывались, с одноклассниками дружили. Учеба для детишек была как отдушина: ведь каждый день им приходилось возвращаться в тесную квартиру площадью около 35 квадратных метров. Уроки готовили на единственном столе по очереди. Но почему же многодетная семья обитала в столь стесненных условиях? Ведь согласно социальным нормам жилплощади на одного члена семьи должно приходиться не менее 12 "квадратов" жилья, а у Шляковых было всего 3,5.

По словам главы поселения Вадима Мальцева, в 1999 году, когда семья заселялась в злополучную квартиру, у супругов Шляковых было всего два ребенка, братья-близнецы - погибший Иван и выживший Андрей. И вопрос о тесноте не стоял. А когда семейство начало увеличиваться, Шляковым не раз предлагали самим поучаствовать в решении жилищного вопроса. Например, приватизировать имеющиеся 35 квадратов, чтобы потом использовать их в качестве залога при покупке дома с помощью материнского капитала. Отказывались. Как и не хотели рассматривать вариант родственного обмена квартиры с бабушкой.

- Квартира Шляковых была в муниципальной собственности, и чтобы переселиться из нее, надо было самим шевелиться, заполнять бумаги. Но никакого желания у семьи что-то изменить в своей жизни не было, - отметил Вадим Мальцев. - Семья стояла в очереди на жилье, а резервного фонда в селе нет, как нет и средств на эти цели. Мы регулярно вызывали родителей на поселковую комиссию по делам несовершеннолетних, уговаривали навести порядок, устранить антисанитарию в квартире. Но помогало это все мало. Сложная была мама. Например, когда родители в школе собирали вещи для ее детей, Юлия их отказывалась принимать.

- Я не согласна с теми, кто плохо отзывается сейчас о погибших, - говорит заместитель главы администрации Кунгурского района Эльза Биктагирова. - Семья была нормальная, с хорошими, добрыми отношениями между собой. Но выезжать из занимаемой квартиры они не хотели - их устраивало все. Не хотели вставать на учет по программе "Молодая семья", воспользоваться маткапиталом. Другие такие же семьи уже давно переехали в предложенные дома. Но мы же не могли заставить их съехать!

- Сейчас следователи собирают в том числе и документы, которые смогут пролить свет на работу администрации района и поселения с погибшей семьей, - говорит Дмитрий Анащенко. - Для этого проведены выемки документов в администрации Моховского поселения и Кунгурского района.

Кстати, сейчас в Моховом еще девять многодетных семей живут в аналогичных и даже более сложных условиях, чем Шляковы, в том числе и в домах без центрального отопления.

Тем временем

Выживший 13-летний Андрей Шляков получит материальную помощь 100 тысяч рублей из регионального резервного фонда. Соответствующее поручение губернатор Олег Чиркунов дал краевому министерству социального развития. Матпомощь будет выплачена по заявлению законного представителя ребенка, так как мальчик не достиг совершеннолетия. После устройства под опеку на ребенка будет выплачиваться ежемесячное пособие.

комментарий

Павел Миков, Уполномоченный по правам ребенка в Пермском крае:

- Погибшей семье были назначены все полагающиеся по краевым законам социальные пособия. К июню 2010 года, когда семья вышла из категории СОП, и комиссия по делам несовершеннолетних приняла решение о снятии ее с учета, профилактическая работа продолжалась. Юлии Шляковой был оформлен маткапитал. Власти района предлагали семье улучшить жилищные условия, переехать в просторный дом с земельным участком, но они отказались. Поэтому говорить, что органы соцзащиты не выполняли свои обязанности по выводу семьи из сложной жизненной ситуации, не приходится. Но, возможно, не до конца был оценен реабилитационный потенциал семьи, и не надо было переводить ее из категории СОП в "Группу риска" до решения жилищных проблем.

Оснований для лишения отца и матери Шляковых родительских прав не было. Ведь по оценке социальных работников и специалистов Роспотребнадзора, жизни и здоровью детей угрозы не было, а только это может быть по закону основанием для изъятия детей из семьи. Все, что зависело от государства в этой ситуации, было сделано. Но только родители по закону имеют приоритетное право на воспитание своих детей.

В Пермском крае все семьи, которые находятся в социально опасном положении, обязательно находятся на сопровождении. Сопровождение бывает трех типов - стабильное, активное и кризисное. И сейчас, после этой трагедии, социальным работникам поставлена задача сделать обход всех семей, которые находятся на кризисном сопровождении, и ситуация в которых наименее благополучная. Если во время рейдов будет выявлена угроза жизни и здоровью детей, родителей попытаются убедить исправить ситуацию. А если это не поможет - будет ставиться вопрос о временном изъятии детей из семей и помещении их в приюты.

Но изъятие детей из семьи - это самая крайняя мера. Вся политика краевых властей сориентирована на то, чтобы максимально стараться оставить детей в родных семьях. Ведь статистика показывает: в большинстве случаев после временного помещения детей в приюты родители начинают еще быстрее деградировать и через три месяца полностью теряют человеческий облик. А дальше - только лишение родительских прав.

В январе при краевой комиссии по делам несовершеннолетних создана специальная рабочая группа, которая разработает четкие критерии, по которым специалисты смогут оценить степень угрозы жизни и здоровью детей в таких асоциальных семьях. Также будет создана шкала оценки возможности возврата в родные семьи временно помещенных в приюты детей.

Уполномоченный по правам ребенка в Пермском крае, Пермь, ул. Куйбышева, 8, тел. (342) 217-67-94.

Друзья, поддержим нашего Партнера, 4teller на "Премию рунета" !

0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!