Надоело. Почему копы начали отстреливать "бедных беженцев"

Нам всем хочется мечтать. И особенно популярны мечты о том, что где-то есть место, где всё-всё правильно и текут колбасные реки, и менты переводят старушек на красный свет под аплодисменты хипстеров. И воспалённый мозг рисует выдуманную страну, где медицина как в Израиле, кухня как во Франции, полиция как в Германии… А вот тут у меня для вас не очень хорошие новости.

Действительно, многие десятилетия работу немецкой полиции можно было считать образцовой: она достаточно брутальна, но корректна. Тут уж точно не бьют людей в участках, не винтят по надуманному поводу и не подкидывают два грамма травы в джинсы. Немцы свято верят в то, что полиция их защитит всегда, и поэтому смело делегировали государству монополию на насилие.

Именно поэтому вам на улице никто не придёт на помощь в случае конфликта с преступниками: вовсе не потому, что они такие жесткосердные. Просто они реально верят, что только полиция должна давать отпор злодеям.

Эта картина про радуги, единорогов и снежинки покосилась и начала рушиться в тот самый день, когда страна столкнулась с массовым наплывом миллиона с лишним людей совсем иной правовой культуры в 2015 году. Когда начались ранее незнакомые местным ежедневные уличные акты насилия с применением ножей и криминала по отношению к женщинам, первыми под раздачу попали именно полицейские. Политики начали оказывать на них чудовищное давление: им запретили указывать национальность преступников, запретили заключать под стражу пойманных (на основании отсутствия правового статуса у беженца) и так далее. И никакого насилия при задержании, тем более — никакой стрельбы. Всё это привело к разброду и шатанию в рядах.

И в результате самые экстремальные преступления типа террористических атак оказались для немецких правоохранителей буквально громом среди ясного неба. Импортированный террор они не смогли ни предсказать, ни предотвратить. Более того, они не смогли за два года после атаки в Берлине качественно разобрать дело. Так что если бы итальянские полицейские в своём праве не застрелили берлинского террориста Амри у себя в Италии, то, в общем, можно считать, что кейс с этой террористической атакой на Рождество был полностью провален немецкими деятелями закона и порядка.

И только благодаря тому, что недавно в один день был отставлен начальник полиции Берлина, которому даже не дали попрощаться с коллективом (что говорит о том, что отставка была скандальной) и теперь полицию возглавляет дама по имени Барбара Словик, начали всплывать документы, от которых становится не по себе. Смотрите сами.

"Отдел внутренних расследований берлинской полиции сообщил, что полиция совершила 254 ошибки в деле террориста Амри, который устроил самый массовый теракт в Берлине при помощи грузовика. Их них 32 ошибки настолько серьёзные, что они повлияли на результат расследования.

Об этом говорится в конфиденциальном докладе целевой группы Lupe.

В телефонных звонках будущего террориста были чёткие признаки по меньшей мере десяти различных преступлений, в том числе краж — от мобильных телефонов до велосипедов. Тем не менее оперативники, а потом и следователи, не смогли перевести каждый четвёртый разговор на немецкий язык, другие переводы вообще неадекватны. В результате, согласно докладу, следователи также пропустили 111 из 427 переговоров о торговле наркотиками.

Например, была утеряна важная информация, которая могла быть использована для задержания Амри перед атакой. Как итог, 19 декабря 2016 года 12 человек были убиты и 56 получили ранения в результате покушения на Breitscheidplatz.

Провалы в переводе переговоров показали, что следователи даже не понимали сленговых названий наркотиков, которые использовал террорист Амри. Для каннабиса, скорости, экстази или кокаина он использовал такие слова, как "сено", "воздух", "конфеты" или "вещь".

Мы все отдаём должное остаткам легендарной немецкой педантичности, глядя на точную цифру "254 ошибки", но от этого никому не легче.

Потому что та же самая педантичность не позволяет полиции устанавливать инструментально (по зубам) возраст преступника. Поэтому каждый раз, когда случается резонансное преступление типа изнасилования и убийства студентки во Фрайбурге подростком — сирийским беженцем, всплывают очень неприятные факты. Оказалось, что убийца вовсе не подросток, прибывший как "несопровождаемый несовершеннолетний" два года назад, и ему нынче не 17 лет, а все 34, и он вовсе не из Сирии, а из Ирана, и вообще афганец. А так как прикидываться подростками при пересечении границы — "вери гуд бизнес", то таких случаев уже пруд пруди.

Кстати, именно поэтому термин "сирийские беженцы" потерял всякий смысл, потому что, как правило, это афганцы, марокканцы, алжирцы, ливийцы, а также албанцы, которые просто выкидывают свои документы. И всё это должна расхлёбывать полиция под мощным давлением политиканов из местных городских советов, которым правдивая информация вообще ни к чёрту не нужна.

"Вы льёте воду на мельницу правых партий!" — кричат они, когда выясняется, что убивший женщину с трёхлетним ребёнком в Гамбурге на прошлой неделе был выходцем из Ганы. Какая Гана? Почему из Ганы и какая война идёт в Гане, чтобы предоставлять убежище людям, которые могут спокойно перерезать горло женщине с ребёнком заодно? Нет ответа.

Но после теракта на Рождество начали ходить слухи, что немецкая полиция пригласила к себе для проведения обучения личного состава израильских специалистов. Исходя их того, что израильтяне имеют дело практически каждый день с уличными преступлениями аналогичного происхождения и жестокости. И в Израиле нападение с ножом на местное население рассматривают как акт террора и соответственно реагируют. Применением табельного оружия, что для немецкой полиции — экстренная мера. Так как тут полицейский, выстреливший в преступника и, не дай бог, его застреливший напрочь, замучается пыль глотать по прокуратурам.

Но тут кое-что случилось ещё. После долгого и бездарного формирования правящей коалиции в бундестаге, чтобы на четвёртый срок продлить правление Меркель, министром внутренних дел стал Зеехофер — видный политик, который тут же встал с Меркель в контрпозицию по вопросу о том, что делать с оборзевшими соискателями убежища. И полиция почувствовала перемены. Судя по всему, по служебным каналам до личного состава довели мнение нового руководства, что пора что-то делать.

Именно поэтому на прошлой неделе случилось немыслимое ранее. Буквально на следующий день после убийства женщины соискателем убежища из Ганы в Гамбурге в том же городе на посетителей обычной булочной напал 19-летний (по его словам) соискатель убежища из Афганистана и порезал ножом несколько человек, довольно тяжело. Прибывший наряд полиции просто застрелил доброго странника.

И знаете что? Никто даже не пикнул.

1 комментарий
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Основатели
> дама по имени Барбара Словик
- хоть не гинеколог, как министр обороны?