Отравленное перо. Слишком много германских писем (часть 2)

Главная задача советской периодической печати всех уровней в годы Великой Отечественной войны заключалась в том, чтобы поднять и укрепить моральный дух граждан СССР, вселить в сознание людей надежду на скорую победу над врагом и убежденность в несокрушимой боеспособности нашей армии, сформировать зримый образ врага, вызвать чувство ненависти к оккупантам. Основной темой, вокруг которого формировался этот образ врага, стали, естественно, публикации о чудовищных зверствах фашистов на территории СССР.

Отравленное перо. Слишком много германских писем (часть 2)


Жители деревни рядом с повешенной Зоей Космодемьянской.

Потрясающий рассказ о девушке Тане (Зое Космодемьянской) и фотография, на которой она лежит на снегу с петлей на шее – хоть и цинично так говорить, – просто редкая удача для пропагандиста. Надо было эту фотографию превратить в огромные бил-борды (плакаты по обочинам дорог и на улицах городов) и написать на них: «Таня отдала за Родину жизнь. На что готов для Родины ты?!» или совсем просто «Не забудем, не простим!» – и так все ясно. Но сделано этого по «наводке» газеты почему-то не было…



То самое фото…

При этом сообщения об издевательствах гитлеровцев над гражданским населением [1] и над советскими военнопленными [2] появились в газетах уже в первые же дни войны. Но и здесь совершенно явно прослеживается отсутствие глубокого понимания проблемы. Так, например, во всех публикациях, сообщавших об издевательствах германских фашистов над советскими военнопленными, они попадают в плен будучи раненными! «Вырвавшийся из немецкого плена сержант И. Карасев… стал свидетелем расправы над ранеными пленными красноармейцами…» [3]– такого рода статьи печатались одна за другой. Однако, если безоговорочно верить газетам, получалось, что здоровые и полные сил бойцы Красной Армии в плен не попадали, а оказывались в плену только лишь будучи тяжелоранеными. Но даже в таком состоянии они немедленно бежали из плена, как это сделал, например, тяжелораненый красноармеец Фесенко, взятый немцами в плен на берегу почему-то безымянной «реки П» [4]. Между тем, писать о пленных красноармейцах, исходя из того, что «бойцы Красной армии в плен не сдаются», не следовало совсем. Не сдаются и все! Не следовало и помещать в газете данные по количеству наших пленных. Мол, немцы пишут их 3,5 млн., а на самом деле всего 500 тысяч. Но даже такая цифра в то время выглядела просто чудовищной.

Материалов об освобождении из плена бывших бойцов Красной Армии было также опубликовано очень мало. Но они были. Например, в 1943 году в сводках Совинформбюро появилось всего два сообщения об освобождении наших солдат из немецкой неволи [5]. В 1945 году пресса упоминала о бывших советских военнослужащих, возвращающихся из немецкого плена, лишь вскользь, в статьях, про освобождение и всех прочих узников гитлеровских лагерей [6]. Значительно больше внимания уделялось судьбе советских граждан, угнанных на работу в Германию [7]. Но никто у них не брал интервью и даже не пытался вызвать ненависть к фашизму рассказом о тяжелой доле наших солдат в германском плену, хотя в годы Первой мировой войны подобные материала в российской периодике печатались постоянно, причем нередко с фотографиями. Почему достойный опыт прошлого не был использован теперь?

О военных действиях за рубежом советская пресса сообщала сухо и бесстрастно, не внося в содержание статей никаких эмоций [8], поскольку кто там победит было неясно. А вот о действиях местных партизан сообщалось совсем иначе [9], и подчеркивалось, что в оккупированных гитлеровцами странах Западной Европы постоянно вспыхивают антифашистские восстания [10]. В газетах писали, что в активную борьбу против оккупантов включились все слои населения, включая интеллигенцию [11], и даже иностранные рабочие, трудившиеся на предприятиях в Германии, стараются внести свой вклад в дело победы над фашизмом [12].

Как это уже отмечалось, в первые годы войны первоочередными задачами советской прессы стали стабилизация морального климата в советском обществе и укрепление убежденности гражданского населения в скорейшей победе Красной Армии над врагом. Для достижения необходимого эффекта советские печатные органы использовали самые разнообразные приемы, в том числе и весьма примитивного свойства. Так, в сводках Совинформбюро, печатавшихся в центральных газетах на первых полосах, уже в самом начале войны появились заявления немецких солдат, сдававшихся в плен уже в первые часы военных действий против СССР. Так, чуть ли «главным героем» советских центральных газет в первые дни войны стал бывший солдат Альфред Лискофф, воззвание которого к германским военнослужащим напечатали все советские газеты [13]. Из него можно было узнать, что «германский народ ждет мира», германская армия воевать с СССР не желает, и только «палка офицера, угроза расстрела заставляет немецкого солдата воевать, но он не хочет этой войны, он жаждет мира, как жаждет этого мира весь германский народ». Далее в советской прессе публиковались воззвания и других военнослужащих германской армии, добровольно сдавшихся в первые дни войны. Так, добровольно прекратить войну и сдаться в плен советовал экипаж летчиков германской армии Ганс Герман, Ганс Кратц, Адольф Аппель и Вильгельм Шмидт [14]. А потом в сообщениях Совинформбюро начали регулярно появляться сообщения о немецких солдатах и их союзниках, добровольно сдавшихся в плен бойцам Красной Армии [15]. Все они дружно заявляли о том, что воевать не хотели, что «война надоела» [16], «спровоцированная Гитлером война приносит всем народам Европы, в том числе и германскому народу, только несчастья и смерть» [17]. В войсках у гитлеровских союзников, судя по материалам советских газет, солдат били стальными плетками и приковывали их к пулеметам, чтобы заставить стрелять, но они всё-таки по войскам Красной Армии «не выпустили ни одной пули» [18], а сами немцы старались сбрасывать бомбы так, «чтобы они не причинили вреда» [19].

В подкрепление этих материалов советская пресса начала с первых же дней войны публиковать письма немецких солдат, убитых или раненых в ходе военных действий. Эти материалы, так же, как и публикации о военных операциях нашей армии, должны были убедить население в скорой победе нашего народа над фашистскими захватчиками и создать яркий и выразительный образ врага. Из них советские граждане узнавали о том, что в армии противника царят пораженческие настроения [20]. Такой хорошо отлаженной в боях со всей Европой военной машине как немецкая армия, судя по публикациям советских газет, были свойственны такие глубокие изъяны, как отсутствие военной дисциплины, слабость и трусость военнослужащих [21], боязнь военных тягот и лишений [22], сбои в снабжении продовольствием [23], ну а моральный климат в среде немецких солдат был удручающим [24].

В письмах рисовались яркие картины безысходности и отчаяния солдат германской армии, столкнувшихся в схватке с таким непобедимым противником, каким являлась РККА. Так, уже с первых дней войны немцы осознали, что «Красная Армия вооружена техникой, ничем не уступающей нашей» [25], «русские лучше и надежнее обмундированы для зимы… Трудности походов они переносят лучше… Командиры храбры и располагают большим опытом» [26], а сами военнослужащие германской армии без танков «не солдаты, а какие-то пугливые кролики» [27]. Судя по письмам домой, военнослужащим германской армии часто приходилось голодать и испытывать другие тяготы и лишения походной жизни [28]. В реальности солдаты немецкой армии посылали письма домой совсем другого содержания и характера [29]. Воспитанные системой немецкой пропаганды на чувстве расового превосходства, немецкие военнослужащие относились к населению СССР как к племени «недочеловеков» и, соответственно, писали об этом своим родственникам и друзьям [30]. Вот о чем и можно, и нужно было рассказать читателям «Правды». Чтобы они знали, что не с «пугливыми кроликами» предстоит им воевать, а с людьми, которые как раз их-то за людей и не считают, и несут им смерть, уничтожение и рабство похуже, чем было в Древнем Риме.

В 1943 году после решающего Сталинградского сражения пессимизм писем немецких военнослужащих в советских газетах усилился ещё больше [31]. Солдаты немецкой армии были просто доведены до отчаяния, и вынуждены были есть собак и кошек [32]. Но вряд ли такие бы письма пропустила немецкая почтовая цензура. И тут вопрос – зачем они их тогда писали. И ведь все знали, что цензура есть у нас и должна быть у немцев. А тут вдруг такие письма… А как же тогда германское гестапо?

Интересно, что анализ частотности этих материалов позволяет сделать вывод о том, что пик публикаций писем немецких солдат в советской прессе приходился на 1941-1942 гг., т.е. на наиболее сложный для нашей армии период. В 1943 году письма немцев печатались всё реже и реже, а в конце войны со страниц советской прессы они исчезли совсем, уступив место устным показаниям пленных военнослужащих германской армии.

В добавление к письмам немецких солдат публиковались и письма гражданского населения Германии своим родным и близким, воюющим на Восточном фронте. Впечатление от них такое, будто бы в Германии военной цензуры, не говоря уже о гестапо, не было вообще! Читая их, советские граждане могли видеть, насколько была тяжела жизнь в Германии, и, следовательно, сделать вывод о том, что крах военной гитлеровской машины должен случиться очень быстро. Да и как могло быть иначе, если гражданское население [33] Германии страдало от холода и голода, а «среди детей свирепствуют различные заболевания» [34]. С 1943 года в письмах немецкого гражданского населения стали появляться известия о последствиях бомбежек (это уж вообще нонсенс, такого ни одна военная цензура бы просто не пропустила, тем более немецкая, и умные люди это, конечно, понимали!) самолетами британских ВВС [35]. Здесь опять же следует сказать, что такие публикации были популярны в советской прессе только лишь в первые годы Великой Отечественной войны, а в 1944-1945 гг. на страницах советских газет они уже практически не появлялись.

Помимо сообщений об удручающем положении немецких трудящихся и крестьян [36] и пораженческих настроениях среди гражданского населения [37], сообщалось, что его продовольственное положение «становится угрожающе плохим. Полуголодные пайки ежемесячно сокращаются… В городах участились случаи заболевания цингой» [38], а «в германской промышленности обнаруживаются признаки настоящего распада» [39], «повсюду царит ужасная усталость» [40]. Опять-таки, когда пишутся такие материалы, следует очень внимательно смотреть на время. И иметь ввиду, когда случится то или иное событие. Было же очевидно, что победа не скоро. Иначе люди скажут – «говорили усталость, а они все воюют и воюют». И будет как с «мировой революций», о которой писали и в 20-ые и даже в 30-ые годы, а она все никак не наступала.

Кстати, а были в то время примеры удачных предвидений? То есть правильно распространяемой информации! Да, были!!! Но не в газетах, а в кино. В 1943 году режиссер Пырьев начал снимать кинофильм «Дочь Москвы», который вышел на экраны в 1944-ом под названием «В шесть часов вечера после войны». И там прогноз на победу был озвучен очень точно. Подумал человек, может быть посоветовался со специалистами, и выдал потрясающее средство массового воздействия на аудиторию, очень лирическое и оптимистическое, скрашивающее ожидание и его тяготы, с замечательным финалом. То есть отдельные люди это могли…

1. Известия. 17 июля 1941. №167. С.1; Немецко-фашистские зверства в Бресте и Минске // Известия. 10 августа 1941. №188. С.1; Лицо гитлеровской армии // Известия. 31 августа 1941. №206. С.3; Проклятие // Правда. 10 января 1942. №10. С.3; Чудовищные зверства гитлеровских разбойников // Правда. 23 января 1942. №23. С.3; Фашистский разбой на Украине// Правда. 21 марта 1942. №80. С.3; Зверства немцев на майкопских нефтепромыслах // Правда. 11 февраля 1943. №42. С.3; Кровавые злодеяния гитлеровцев в селе Алексеевка Сталинградской области // Правда. 17 марта 1943. №73. С.3; Хозяйничание гитлеровцев в Эстонии // Правда. 1 марта 1943. №60. С.4; О массовом насильственном уводе в немецко-фашистское рабство мирных советских граждан и об ответственности за это преступление германских властей и частных лиц, эксплуатирующих подневольный труд советских граждан в Германии // Правда. 12 мая 1943. №121. С.1; В немецком рабстве// Правда. 30 мая 1943. №137. С.3; Террор и грабежи гитлеровцев в Эстонии // Правда. 9 февраля 1944. №34. С.4
2. Известия. 4 августа 1941. №183. С.1; Известия. 11 сентября 1941. №215. С.2; Издевательства гитлеровцев над советскими военнопленными в Норвегии// Правда. 3 января 1942. №3. С.4; Зверское обращение немцев с советскими военнопленными // Правда. 10 января 1942. №10. С.4; Фашистские мерзавцы сжигают пленных красноармейцев // Правда. 13 января 1942. №13. С.3; Издевательства над советскими военнопленными в Финляндии// Правда. 14 января 1942. №14. С.4; Чудовищные издевательства гитлеровцев над пленными красноармейцами в Норвегии // Правда. 13 февраля 1942. №44. С.4; Издевательства над советскими военнопленными в Румынии // Правда. 18 января 1942. №49. С.4; Расправы гитлеровцев с советскими военнопленными в Норвегии // Правда. 4 марта 1942. №63. С.4; Зверство финско-фашистских палачей// Правда. 29 августа 1942. №241. С.4; Правда. 3 января 1943. №3. С.3; Зверское обращение немцев с советскими военнопленными // Правда. 29 января 1943. №29. С.4; Правда. 26 марта 1943. №81. С.2; Правда. 30 июня 1943. №163. С.1; Гитлеровцы расстреливают советских военнопленных // Правда. 10 февраля 1944. №35. С.4; Зверства немцев в концлагере в Прушкуве // Правда. 26 января 1945. №22. С.4;
3. От Советского Информбюро // Сталинское Знамя. 12 июля 1941. №162. С.1
4. Сталинское Знамя.27 июля 1941. №175. С.1
5. Правда. 14 января 1943. №14. С.3; Правда. 4 августа 1943. №193. С.1
6. Из немецкой неволи // Правда. 5 марта 1945. №55. С.3;
7. Правда. 23 февраля 1943. №54. С.2; Правда. 12 марта 1943. №69. С.1; Правда. 14 мая 1943. №123. С.1; Правда. 14 мая 1943. №123. С.1; Правда. 22 мая 1943. №130. С.1; Правда. 17 июня 1943. №152. С.1; Правда. 16 августа 1943. №204. С.1; Правда. 9 марта 1944. №59. С.4; Насильственно угнанные советские люди не покоряются гитлеровским извергам // Правда. 16 марта 1944. №65. С.4; Советские граждане возвращаются из румынской неволи // Правда. 19 октября 1944. №251. С.4
8. См., например: Сталинское Знамя. 12 января 1941. №10. С.4; Сталинское Знамя. 14 января 1941. №11. С.4; Сталинское Знамя. 15 января 1941. №12. С.4; Сталинское Знамя. 16 января 1941. №13. С.4
9. Европа в борьбе против Гитлера // Правда. 19 января 1943. №19. С.4; Партизанское движение - серьезная угроза тылам гитлеровской армии // Правда. 8 июля 1943. №170. С.4
10. Югославские крестьяне саботируют мероприятия оккупантов // Правда. 9 июля 1943. №171. С.4; Антигерманские демонстрации в Дании // Правда. 21 июля 1943. №181. С.4; Антигитлеровские демонстрации в Копенгагене // Правда. 18 июля 1943. №178. С.4; Антигерманские выступления в Лионе // Правда. 20 августа 1943. №207. С.4; Вооруженное столкновение между населением города Яссы и германскими войсками // Правда. 4 марта 1944. №55. С.4
11. Интеллигенция оккупированных стран в борьбе с гитлеризмом // Правда. 29 ноября 1943. №294. С.4
12. Правда. 15 мая 1943. №124. С.1; Правда. 21 мая 1943. №129. С.1; Саботаж иностранных рабочих в Германии // Правда. 2 марта 1944. №53. С.4; Массовое бегство иностранных рабочих с германских предприятий // Правда. 4 марта 1944. №55. С.4; Массовое бегство иностранных рабочих из лагерей в Германии // Правда. 17 марта 1944. №93. С.4;
13. Известия. 27 июня 1941. №150. С.1; Рассказ немецкого солдата Альфреда Лискофа // Известия. 27 июня 1941. №150. С.2; Сталинское Знамя. 27 июня 1941. № 149. С.1
14. Сталинское Знамя. 29 июня 1941. № 151. С.1
15. Известия. 29 июня 1941. №152. С.1; Известия. 20 июля 1941. №171. С.1; Известия. 21 августа 1941. №200. С.2; Правда. 15 июля 1943. №176. С.3; Правда. 2 января 1944. №2. С.1
16. Известия. 26 июня 1941. №149. С.1
17. Сталинское Знамя. 29 июня 1941. № 151. С.1
18. Известия. 29 июля 1941. №177. С.1
19. Сталинское Знамя. 29 июня 1941. № 151. С.1
20. Известия. 5 августа 1941. №184. С.1
21. Там же. 19 августа 1941. №195. С.1
22. Правда. 1 января 1942. №1. С.1
23. Известия. 16 августа 1941. №193. С.1; Правда. 19 февраля 1942. №50. С.1; Правда. 1 марта 1942. №67. С.1
24. Показания мертвых // Правда. 12 января 1942. №12. С.2; Правда. 20 января 1942. №20. С.1; Размышления немецкого солдата // Правда. 22 апреля 1942. №112. С.3
25. Известия. 5 августа 1941. №184. С.1
26. Правда. 14 марта 1942. №73. С.1
27. Известия. 19 августа 1941. №195. С.1
28. Унылый вой фашистско-немецкой газеты // Правда. 11 января 1942. №11. С.4; Правда. 8 марта 1942. №67. С.1
29. По обе стороны фронта. Письма советских и немецких солдат 1941-1945 гг. М., 1995.
30. Там же. С.202
31. Правда. 10 января 1943. №14. С.3; Правда. 7 февраля 1943. №38. С.3; Правда. 10 мая 1943. №120. С.3
32. Правда. 31 января 1943. №31. С.3
33. Правда. 21 января 1942. №21. С.1; Правда. 26 мая 1943. №133. С.1; Правда. 7 июля 1943. №169. С.1
34. Там же. 12 января 1942. №12. С.2
35. Там же. 29 мая 1943. №136. С.1; Правда. 5 июня 1943. №142. С.3; Правда. 25 июня 1943. №159. С.1
36. Положение крестьян в фашистской Германии // Известия. 12 июля 1941. №163. С.3; Рост заболеваний в Германии // Правда. 15 февраля 1942. №46. С.4; Эпидемия тифа в Германии // Правда. 27 февраля 1943. №27. С.4; Эвакуация немецких городов // Правда. 19 августа 1943. №203. С.4
37. Усталость, апатия, единственное желание-мир. Шведская газета о настроениях в Берлине // Известия. 14 августа 1941. №218. С.4; Подавленное настроение в Германии // Известия. 8 августа 1941. №186. С.3; В Германии много пессимистов // Правда. 22 февраля 1942. №53. С.4; Невесело в германском тылу // Правда. 11 марта 1942. №70. С.4;
38. Население Германии накануне третьей военной зимы // Известия. 5 сентября 1941. №210. С.4
39. Положение в Германии // Правда. 9 января 1944. №11. С.4
40. Швейцарская печать о положении в Германии. // Правда. 16 апреля 1944. №92. С.4

Продолжение следует…


Автор: В.Шпаковский
1 комментарий
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Граждане
И первая и вторая часть статьи очень уж сильно ВОНЯЕТ Власовщиной!!!. Хотите довести то что было???,так добавьте тогда статьи которые выйдут-Записки Начальника Генерального штаба Вермахта 1941-42 годов-. Так будет правильней и точней, две точки зрения. 1я-напавшего на СССР, 2я-Защитника СССР!!!.