Через трупы — в ДНР

Через трупы — в ДНР

«Не мог он никого убить, не мог. Он был абсолютно спокоен, не курил, компьютер умел с закрытыми глазами собрать. Не мог кого-то прирезать», — мать солдата Давида Зиганшина, находясь в коридоре суда, не плакала. Все слезы были выплаканы двумя днями ранее, когда ее сына вместе с приятелями задержали по подозрению в двойном убийстве медсестер 442 военного окружного клинического госпиталя в Петербурге.

«Иди в палату и не высовывайся», — было сказано одному из пациентов, который в ночь на 12 апреля на шум выглянул в коридор. Там в это время от боли кричала 63-летняя медсестра Надежда Иванова. Женщина недавно вышла из месячного отпуска, который брала для ухода за новорожденным ребенком своей дочери. Еще один женский крик несколько секунд спустя донесся из палаты, где после смены отдыхала 53-летняя медсестра Ольга Горохова.

5051 СС0Защитники родины на тропе убийства

Зачинщиками побоища, по версии следствия, стали трое: петербуржец Александр Томский, воронежец Степан Даценко и димитровоградец Давид Зиганшин. В госпитале оказались в конце марта. Томскому — 19, двум другим — всего 18 лет. Все трое связаны с военной службой. Томский — контрактник войсковой части номер 6716 в деревне Лемболово Ленобласти. Даценко — курсант 1-го курса Военно-космической академии имени Можайского. Зиганшин — солдат-срочник, на службу отправился в декабре 2015 года. Вместе они сбежали с места преступления.

Поиск беглецов занял всего 14 часов. Обнаружили их под Светогорском, на границе с Финляндией. Сопротивление, судя по всему, оказал только Даценко. На видео, предоставленном региональным управлением ФСБ, у него отчетливо разбит нос, на шее — ватная повязка в крови.

Военнослужащих некоторое время держали в пограничном управлении Федеральной службы безопасности, затем передали военному следствию. Учитывая тяжесть последствий, в ВСУ решили ходатайствовать об аресте всех подозреваемых.

На заседании в Петербургском гарнизонном военном суде впервые были раскрыты подробности дела. Так, по словам следователя по особо важным делам Сергея Пешкова, на преступление троица пошла из-за тягот военной службы.

«Вступили в предварительный сговор, направленный на побег. При этом распределили роли — Томский и Зиганшин должны были убить медсестер и завладеть ключами и документами, после чего все они должны были скрыться через государственную границу», — зачитывал ходатайство об аресте капитан юстиции Пешков.

Задуманное было осуществлено вечером 11 апреля. По данным следствия, Зиганшин и Даценко напали на Надежду Иванову и Ольгу Горохову. Одну душили руками и полотенцем, вторую добивали ножами. Затем вскрыли сейф, похитили личные вещи пациентов и деньги. С тела убитой женщины сняли ювелирные украшения.

С территории госпиталя военнослужащие сбежали через забор. Затем на автомобиле подруги Томского добрались до границы с Финляндией. Уже оттуда они должны были отправиться на Украину. Как стало известно в суде, идея необычного маршрута принадлежала Даценко. Именно он по какой-то причине посчитал, что добраться до Незалежной проще через Финляндию.

У троих подозреваемых разные судьбы и разные характеристики. Томский закончил 9 классов, после чего поступил в технический колледж городского хозяйства. Учебное заведение он, правда, не окончил, а забрал документы и пошел в армию по призыву. Затем — контракт. Как следует из оглашенных в суде документов, по характеру Томский неуравновешен, к командирам, от которых получал замечания, не прислушивается и не проявляет должного уважения. Более того — молодой человек высказывал мысли о суициде из-за семейных проблем.

— Согласны с характеристикой? — уточнил на заседании судья Игорь Кориневский.

— Не согласен, — донеслось из-за решетки.

Рядовой Зиганшин, как и Томский, также окончил 9 классов, затем поступил в Димитровоградский строительный техникум. Как следует из характеристики, мама для него является авторитетом. Именно ей он сразу после трагедии написал SMS-сообщение, в котором просил прощения и выражал сожаление о случившемся. Ирина Афанасьева до сих пор не верит в виновность родного сына.

«Это не мой ребенок, я его не узнаю, это не мой ребенок», — повторяла она в беседе с корреспондентом «Росбалта».

3752 CC0«Кола» с наркотиком

Протокол допроса Степана Даценко, оглашенный в суде, всех удивил. Оказывается, беглые военные не только планировали попасть на Украину, но и собрались воевать на стороне непризнанной Донецкой Народной республики. Или отправиться во Францию, чтобы вступить в ряды Французского легиона.

Авторитет Даценко в коллективе, судя по всему, был довольно велик. Одним криком «Хорош!» он остановил Зиганшина, замахнувшегося ножом на пациента, который пытался остановить кровавое побоище. И именно Даценко спланировал маршрут побега.

Заседания в Санкт-Петербургском гарнизонном военном суде длились до глубокого вечера. Судья Игорь Кориневский отправил в следственный изолятор всех подозреваемых. Как минимум ближайшие два месяца они проведут в «Крестах». Мать Степана Даценко во время оглашения решения потеряла сознание и пришла в себя лишь через несколько минут. Александр Томский заплакал. Адвокаты фигурантов громкого дела от комментариев отказались.

На странице девушки Зиганшина оставлен статус: «Мы все преодолеем, все будет хорошо».

Илья Давлятчин

0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!