США пытаются воевать с Китаем через Россию. Николай Стариков. ФАН-ТВ

В новом выпуске «Точки зрения» обозреватель ФАН, писатель и общественный деятель Николай Стариков расскажет о том, кому на самом деле США демонстрировали ракету «Томагавк» после выхода из ДРСМД, на каких условиях Россия рассмотрит возвращение к G8 и чему стоит поучиться на примере августовского путча 1991 года.

— США запустили ракету, которая пролетела более 500 км и поразила условную мишень. Успеть построить ее с начала августа — с момента, когда Вашингтон вышел из ДРСМД — было нереально. Штаты готовились к выходу? Каким может быть развитие событий?

— Для того чтобы правильно оценить развитие событий, мы с вами должны помнить, что политический мир — неплоский. Это значит, что международная политика не вращается ни вокруг США, ни вокруг России, существует огромное количество связей государств, блоков, интересов, которые между собой теснейшим образом переплетены. Почему сейчас об этом вспомнили? Потому что дать правильную оценку позиции США, их выходу из ДРСМД можно только с точки зрения понимания общих процессов, происходящих в мире.

Так вот США испытывают сложности с сохранением своего доминирования на планете. Но это не значит, что их противником является один лишь растущий Китай, который по некоторым данным уже перерос экономику США, по другим — вот-вот перерастет. У США проблема иная. Они находятся на вершине некой экономическо-пищевой пирамиды. И им надо сбрасывать всех, кто хочет залезть вместо них на эту пирамиду, и всех, кто может построить соседнюю, и точно так же находиться наверху. Сегодня Китай для них — самый «перспективный товарищ».

Это значит, что позиция Вашингтона будет формироваться на противостоянии Китаю, сдерживании его, попытках создавать ситуации, когда Китай будет ослаблен и в результате возвращен в подчиненное Западу состояние.

Выход из российско-американского договора стоит рассматривать именно с этой точки зрения. Получив возможность размещать ракеты средней и меньшей дальности, Вашингтон начнет их размещения в Азии. Именно поэтому кажутся очень странными варианты быстрого испытания ракет США, о чем неоднократно говорил наш президент, наши дипломаты и многие эксперты.

Вроде только вышли из Договора, а уже через 16 дней провели испытания. И неважно, что ракета старая, неважно, что пусковая установка снята с корабля и поставлена на сушу. Важен сам факт: не успели выйти из Договора и мгновенно продемонстрировали, что у них все готово для тиражирования наземного размещения этих самых ракет. Это значит, что теперь Китай будет окружаться США, которые сбросили с себя любые имевшиеся ограничения.

Возрастет напряженность именно в этой части планеты. Но этим Соединенные штаты не ограничатся. Точно также, в рамках своей многополярной стратегии сдерживания Китая и всех остальных, кто мог бы бросить США вызов, они будут размещать эти самые ракеты уже против России.

При этом Европа — это такой сателлит, «союзник» США, который таит в себе потенцию выйти из-под американского влияния. Это значит, что задача Вашингтона действительно сложная. Одновременно, сдерживая Китай, им нужно сдерживать Россию. И тут же сдерживать Европу. Потому что если ты погонишься за одним зайцем, другие зайцы могут превратиться в геополитических волков. Таким образом, размещение американских ракет средней и меньшей дальности на территории Европы дает возможность нарастить конфронтацию между Европой и Россией. И втянуть Европу в гонку вооружений, ведь американцы уже давно говорят о необходимости увеличить военные расходы со стороны европейцев.

Теперь возникает главный вопрос: что же США нужно от России. Вопрос не только в том, чтобы Россия не вела независимую геополитику, и не только в том, что действия России в крымских событиях, поддержка Донбасса возмущает международную общественность, которая кучкуется в проамериканских структурах. Дело не в этом. В рамках антикитайской стратегии, глобальной стратегии США, России отведена всего лишь одна роль — роль американского инструмента в антикитайской политике.

Поэтому все действия Соединенных штатов направлены на то, чтобы сдерживая Россию, создавая ей максимальные проблемы, сделать так, чтобы именно в Вашингтоне Москва увидела ключ к решению проблем. Как когда-то Горбачев и его команда увидели в противнике Советского Союза ключ к решению экономических, политических проблем СССР, а заодно ключ к решению проблем всего глобального человечества.

Подведем итог под испытаниями, под той политической повесткой, которая формируется.

США теперь будут в ближайшее время постоянно бороться против Китая. В экономике, в политике, но уходя от открытого военного столкновения. В ближайшей перспективе США будут продолжать враждебные действия в отношении России, для того, чтобы через эти враждебные действия подчинить себе российскую политику и включить нас в это противостояние, отводя русским роль пушечного мяса в потенциальной русско-китайской войне.

— Президент США Дональд Трамп заявляет, что «не против» возвращения России в G8. Можно ли это расценивать как «приглашение»? Кто и почему заинтересован в этом больше? Кремль ответил, что это не «самоцель».

— Ответ на этот вопрос лежит в плоскости общего понимания американской стратегии и целей Вашингтона в отношении России, о которых мы сейчас говорили. Это значит, что США должны наносить России экономический, политический, геополитический вред для того, чтобы как бы с Россией «договориться» и подчинить ее своим интересам. В этом смысле политика Дональда Трампа классическая. Метод кнута и пряника. Вводятся санкции, Россию обвиняют, готовятся другие действия дипломатического характера. И тут же, вдруг, американский президент выступает с заявлением: «А может быть Россию надо и вернуть, в эту «Большую восьмерку»? Нам было бы удобно сразу с Россией эти вопросы обсуждать». Казалось бы — противоречие. На самом деле — кнут и пряник.

Позиция Путина, которую он озвучивал в Париже, представляется мне наиболее верной в этой ситуации. Во-первых, мы не против переговоров, это действительно так. Почему бы и не поговорить с хорошими людьми? Но с другой стороны, это не означает, что если нас примут в какую-то организацию, мы откажемся от всего того, что мы считаем принципиальными моментами во внешней и внутренней политике. Хотите поговорить? Давайте поговорим. Но должен быть разговор на равных. А для Вашингтона это уже неприемлемо. Потому что разговор на равных исключает возможность использовать другого переговорщика, как инструмент. В данном случае США хотят использовать нас против Китая. Нас это точно не устраивает. Точно так же нас не устроит, если китайцы попытаются использовать нас против Вашингтона.

Но это вопрос не ближайших месяцев, возможно не ближайших лет. Но об этом тоже стоит подумать заранее.

В эти числа в 1991 году в нашей стране произошла целая цепочка знаковых событий: не стало Советского Союза, произошла смена власти, отчасти режима. Давайте разберемся, что же такое августовский путч, было ли это госпереворотом или рывком в «светлое будущее»? Каковы результаты в историческом срезе?

— Я считаю, что Советский Союз — великое государство, которое было построено нашим народом. Для меня оно не менее важное и близкое, не менее ценное, чем Российская империя или сегодняшняя Российская Федерация.

В 1991 году мне был 21 год. И я прекрасно помню, эти события. Став более взрослым, более опытным человеком, я, конечно, чуть более досконально разобрался в произошедших событиях. Поэтому ответ на вопрос, который сегодня все чаще звучит: «А можно ли было сохранить Советский Союз?» — я хотел бы ответить так: «Наверное, невозможно». Знаете почему? Не потому что он был обречен из-за неправильной экономической политики, не потому, что советские войска вошли в Афганистан. Конечно, нет! Все это определенные сложности и трудности, которые могут быть преодолены. Советский Союз не мог быть сохранен, потому что правящая верхушка, Горбачев, и Ельцин, и их ближайшее окружение, руководство партийной организации других республик (которые в ближайшем будущем станут независимыми президентами) — все эти люди не хотели сохранения Советского Союза. Это значит, что у рядовых солдат, офицеров советской армии, у простых тружеников, у студентов, коим я тогда был, в 1991 году не было ни малейшего шанса на сохранение государства. Потому что руководство вело государство к краху.

Иногда говорят, что в случае победы ГКЧП Советский Союз мог быть сохранен. Я напомню, ГКЧП выступила в момент подписания так называемого «Союзного договора», на котором настаивал Горбачев. Так вот фактически, подписание этих документов ставило жирный крест на СССР, который мы знали. Но и это еще не все.

Поясню свою позицию. Горбачев, давайте называть вещи своими именами, отдал приказ в ГКЧП, который должен был провести важные для сохранения государства мероприятия, которые не мог сделать Горбачев, имея статус либерала и демократа. То есть сделать черную работу. После чего из отпуска должен был вернуться Горбачев и подписать документ, который все равно ставил крест на государственности Советского Союза. ГКЧП начала это делать, разговоры о том, что Горбачев был арестован, не выдерживают никакой критики.

Один питерский журналист из тогдашней газеты «Смена» просто взял трубку и позвонил Горбачеву. Никакой проблемы нет. Михаил Сергеевич снял трубку и ответил ему.

Борис Николаевич Ельцин, который противопоставляется ГКЧП, напротив, знал, что его никто не арестует. Советские структуры, спецслужбы вели Ельцина. Но даже в день так называемого «государственного переворота» его никто не удосужился арестовать. Ну что это за госпереворот, когда ничего не происходит?

Особенно к молодому поколению хотелось бы обратиться. Когда мы показываем картинки 1991 года: танки, стоящие у Белого дома, Борис Николаевич, стоящий на этом танке, вспомните одну вещь. Эти самые танки и этих десантников прислали власти Советского Союза для охраны этих помещений, а не для того, чтобы их захватить, а чтобы охранять.

Борис Николаевич, мужественно взбирающийся на этот танк, прекрасно знал, что ничего с ним происходить не будет, никто не будет на него покушаться. А наоборот. Это трамплин в блестящую политическую карьеру. Далее три дня ГКЧП, по сути, ничего не делает. Еще раз, ГКЧП не захватывал государственные здания. Он не арестовывал Ельцина и парламентариев Российской Федерации, которые как бы противопоставляются властям СССР. Ничего не делалось. Войска были выведены, расставлены и стояли.

А дальше была осуществленная классическая провокация, напоминающая стрельбу неизвестных снайперов. Все иностранные журналисты об этом пишут: вдруг в определенный момент, как по команде, люди снялись со своих мест и начали съезжаться в тоннель под Арбатом. Именно в этот момент, «удивительно» дело, «случайное совпадение» — произошло нападение на дежурный патруль. Группа людей, разогретых алкоголем (который в большом количестве выдавался для того, чтобы защитники Белого дома были в состоянии большей храбрости) атаковала этот самый мобильный патруль.

Кстати, вопрос, уважаемые зрители и читатели. Вы можете назвать фамилии трех человек, погибших в событиях августа 1991 года? Ведь это же герои новой России, это люди, чьи жизни положены в фундамент государственности. Ведь так нам тогда говорили и пытаются сегодня иногда сказать либералы. Вы можете назвать имена этих трех героев? Нет. Зою Космодемьянскую мы помним, помнит молодое поколение. Александра Матросова, который отдал свою жизнь за Родину, мы помним. А вот эти три парня? Вряд ли вы назовете хотя бы одну фамилию.

Я хочу сказать, что как в любом государственном перевороте, нужны были жертвы. Сакральные жертвы, чтобы показать, что кровавый советский режим гнобит советский народ. И вот таким образом дискредитировать тогдашнюю нашу власть. Эти три парня вовсе не погибли в инциденте с мобильным патрулем. Они были приписаны туда.

Ну а что касается военнослужащих, которые находились внутри БМП, их потом оправдали, они действовали ровно так, как должны были в этой ситуации. Когда неизвестные люди пытались закрыть им смотровые щели, забросать коктейлями Молотова и открыть люк, чтобы залезть в машину.

Ну и для того, чтобы поставить точку в этом печальном для нашего государства спектакле, скажем следующее. Три дня бездействия ГКЧП. Потом нам говорят, что эти люди пытались спасти Советский Союз. Они садятся в самолет и летят к Горбачеву, который «арестован». Вопрос, зачем к нему лететь, если вы его арестовали, о чем вам с ним разговаривать.

А они хотели спросить: «Борис Николаевич, вы просили нас вывести войска на улицы. Мы их вывели. Вы просили никого не арестовывать, ничего не делать, так и сделано. Но события развиваются и выходят из-под контроля. Что нам делать дальше, Михаил Сергеевич!?». Вот о чем спрашивали члены ГКЧП, которые полетели к Горбачеву. Ну а там они были арестованы. Ситуация в стране радикально поменялась. Ельцин получил частичную поддержку от населения, от СМИ. Ельцин, который залез на танк и проявил тогда сильную часть своего характера, фактически стал руководителем Советского Союза. Да, он оставался руководителем РФ. Но если бы он в тот момент хотел сохранить СССР, он бы мог это сделать. Что он сделал вместо этого? Через несколько месяцев с двумя другими руководителями, Белоруссии и Украины, не имея на это никаких конституционных полномочий, Ельцин сел и подписал Беловежские соглашения, просто росчерком пера заявив о прекращении существования СССР.

Ну и вишенка на торте. После этого Борис Николаевич снял трубку и позвонил президенту США. Отчитался в проделанной работе. И Горбачев на него обиделся. Вместо того чтобы арестовать заговорщиков, вызывать спецслужбы, наводить порядок, Горбачев заявил, что уходит в отставку. То есть еще раз предал всех нас. Вот эти уроки 1991 года представляются мне самыми важными.


Автор: Сергей Петров
0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!