Атаку дронов на НПЗ Саудовской Аравии сравнили с терактом 11 сентября в США

Осуществленная в ночь с 13 на 14 сентября 2019 года «атака дронов» против двух ключевых объектов нефтяной индустрии Саудовской Аравии (СА) не только по дате, но и по ряду характеристик и по вероятным последствиям имеет немало общего с событиями 11 сентября 2001 года.

Официальная версия произошедшего пока не озвучена, но указывается, что неизвестные БПЛА сбросили бомбы на объекты государственной нефтяной компании Saudi Aramco в Абкайне и Хурайсе, что привело к пожарам и прекращению их работы. На устранение последствий проведенной атаки может уйти несколько недель, а пока добыча и экспорт «черного золота» из Саудовской Аравии упадут почти вдвое, примерно с 10 до 5 миллионов баррелей в сутки, что приведет к существенному росту мировых цен на нефть. В ходе биржевых торгов 16 сентября нефть сорта Brent подорожала почти на 10%, с 60,2 до 66,5 долларов за баррель, не исключается и перспектива дальнейшего повышения — до планки в 80 или даже 100 долларов. А самое главное — нет никаких гарантий того, что подобные атаки не будут повторяться, причем в неизвестных масштабах и с непредсказуемыми последствиями.

Пожалуй, самый главный вопрос заключается в том, кто является исполнителем и организатором атаки. Уже известно, что ответственность за нее взяла на себя некая организация «Ансар Аллах», именующая себя хуситской и ранее «засвеченная» в нескольких эпизодах войны в Йемене. Показательно, что за это признание мгновенно ухватились все глобальные масс-медиа, ничуть не усомнившись в «хуситском» следе и доведя его прямиком до Ирана. Мотив, как говорится, безупречен — тут тебе и война возглавляемой Эр-Риядом коалиции против йеменских повстанцев-шиитов, и заинтересованность Ирана в повышении нефтяных цен при одновременном выдавливании с рынка конкурента в лице враждебной ему Саудовской Аравии, и «демонстрация прокси-силы» всем своим противникам в регионе, включая Израиль и США.

Да, боевые «дроны», способные преодолевать современные системы ПВО, — это достаточно сложная техника, эффективно использовать которую могут только весьма квалифицированные специалисты. И до сих пор хуситы никаких ударных БПЛА, да еще оборудованных средствами радиоэлектронной борьбы (РЭБ), не задействовали, как правило, атакуя объекты на территории СА ракетами класса «земля—земля». Не имели до сих пор подобной практики и силовые структуры Ирана, которые ограничивались разведывательными полетами и захватом иностранных «беспилотников». Зато большой опыт в этой сфере накоплен как раз военнослужащими и спецслужбами США и Израиля.

Все это вовсе не значит, будто хуситы и персы не могли осуществить удачную «разведку боем». Но чтобы настолько удачную, что ни один атакующий дрон не был замечен и сбит, — именно это вызывает наибольшие сомнения. В конце концов, если принять «хуситскую» версию, то в воздушном пространстве СА атакующие БПЛА должны были пролететь минимум несколько сотен километров — а это значит, что системы ПВО в этот момент либо не работали, либо «не заметили» необходимые цели. И то, и другое выглядит весьма странно, напоминая такую же «слепоту» американских ПВО в день 9/11, за которую все причастные к защите неба над Нью-Йорком и Пентагоном после трагедии не были отправлены в отставку и не свели счеты с жизнью, а странным образом оказались даже награждены и/или пошли на повышение.

Разумеется, эта ситуация невидимым грузом лежит и на России, поскольку при активизации версии «ослепления» будет раскручиваться «русский след» в поставке хуситам через Иран суперсовременных средств радиоэлектронной борьбы (РЭБ), которыми якобы обладает только Россия и которую последнее время активно обвиняют в применении такого оружия.

Возможно, это случайность, но буквально за день до атаки, 12 сентября, в Москву с рабочим визитом приезжал премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху, которому пришлось около трех часов дожидаться встречи с Владимиром Путиным в Кремле, и по всему виду российского президента было видно, насколько он не в восторге от визита высокопоставленного гостя из Земли Обетованной. Судя по всему, его «кейс» понимания не встретил, но в какой-то мере был принят. Насколько — отчасти можно будет судить по итогам переговоров в Анкаре, которые проходят 16 сентября между Владимиром Путиным, Реджепом Тайипом Эрдоганом и Хасаном Роухани.


Автор: Олег Щукин
0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!