Мятежный Триполи: есть ли в Ливане конфликт между суннитами и шиитами

Конфликт есть. И не исключено, что он может перерасти в нечто большее, чем просто взаимное недоверие. Специальный корреспондент Федерального агентства новостей передает из самой гущи ливанских протестов, которые не стихают уже больше трех недель.

Жители Триполи — самые яростные демонстранты в Ливане. Потому что самые бедные, бесправные и глубоко верующие (то есть чувство справедливости обострено до предела).

В отличие от Сайды, Тира или того же Бейрута, где я провел большую часть времени, наблюдая за полуголыми девчонками и полупьяными мальчишками, в Триполи митинги носят, скорее, семейный характер. И имеют религиозный оттенок (большинство триполитанцев — сунниты).

Люди одеты просто и целомудренно. Есть среди них и весьма радикальные товарищи, которых достаточно просто определить по внешнему виду: сердитые, бородатые, без усов. Помимо общих требований, их претензии к властям по поводу участия Ливана в сирийском конфликте носят куда более глубокий характер, нежели просто экономический. Они ненавидят президента Сирии Башара Асада. Ненавидят шиитскую «Хезболлу». Да и к России — ключевому союзнику Дамаска и Тегерана — относятся, мягко говоря, не очень.

Не религиозный протест?

Местный муфтий Биляль в черном френче и с тюрбаном на голове издали напоминает маяк посреди бушующего моря протеста.

Мужчине на вид лет 55-60. Густая борода с проседью и хмурый взгляд исподлобья придают ему весьма грозный вид. Сразу видно — в этих местах он пользуется беспрекословным авторитетом. Вокруг шейха то и дело крутятся подростки — явно хотят понравиться. А люди постарше обращаются за советами — тоже, скорее, для вида, чтобы погреться в лучах почета и славы.

Сам же Биляль в это время сидит с широко разведенными коленями и, гордо поглаживая бороду, наблюдает, как молодые люди, взгромоздившись на крышу дома, белой краской рисуют на стене огромный, метров десять в высоту, сжатый кулак — символ сопротивления.

— У нас не религиозный протест. Мы все тут ливанцы и у нас общий враг — коррупционная власть, которая выжимает из народа последние соки, — говорит муфтий.

Он явно не обрадовался компании российского журналиста. Но виду не подал. Хотя фривольности в жестах и словах явно поубавилось. И поначалу священнослужитель пытался тщательно подбирать слова.

— Мы уважаем Хасана Насраллу (лидер «Хезболлы». — Прим. ФАН). Он влиятельный шейх, и к его мнению прислушиваются и шииты, и сунниты. Но ему не место в политике. Пусть остается в сопротивлении. Знаете, мы так-то все члены сопротивления (по-арабски «Мукавама» — сопротивление Израилю и США). Для нас — кто воюет с Израилем, тот наш брат. И в этом смысле, мы стали сопротивляться намного раньше, чем они, — объясняет Биляль.

— Так «Хезболла» же — серьезная политическая сила. Стала таковой из-за поддержки населения. В конце концов, вы тут тоже политикой занимаетесь. Почему вам можно, а Насралле нельзя? — парирую я.

— Всем можно, — говорит шейх. — У нас свободная страна. Но, пожалуйста, не воруйте! И не покрывайте воров.

— Ну, хорошо, уйдут нынешние политики в отставку. Кто придет им на смену? У вас есть хотя бы отдаленное представление о том, каким должно быть новое правительство?

— Правительство технократов. То есть должны прийти люди, которые профессионально разбираются в том, чем они занимаются. Будь то экономика, дипломатия, туризм или сельское хозяйство. Нельзя, чтобы пастух возглавлял министерство. Это неправильно.

— Это все общие слова. Я уже сотый раз слышу слово «автократы», но еще ни разу не услышал конкретных фамилий и политических программ.

— Неужели вы думаете, что в Ливане мало умных людей? У нас полно профессионалов, готовых эффективно управлять страной. Приходите к нам в мечеть и пообщайтесь с прихожанами. Многие из них могут сделать для Ливана гораздо больше нынешних казнокрадов.

Тут шейх проговорился. Ведь если элиту страны выбирать из его прихожан, получается, что религиозный баланс будет нарушен, и шииты с христианами останутся не у дел.

На мой вопрос о том, сколько еще будет длиться демонстрация, и выйдет ли протест за рамки фестивального формата, шейх Биляль ответить не смог. Мол, бастуют и будут бастовать. Сколько придется. В Триполи с этим делом проблем нет — люди тут не покидали улиц даже тогда, когда протестная волна сходила на нет в других городах.

Что же касается сирийского сценария в Ливане, богослов отверг даже мысль об этом. «Если, конечно, «Хезболла» нас не спровоцирует».

Итого

Триполи — один из ключевых городов с точки зрения эскалации конфликта. Именно тут сконцентрированы активные и агрессивные салафиты, а также ливанцы, симпатизирующие террористам из «Братьев Мусульман» (организация запрещена в РФ). Хоть шейх Биляль и говорит, что с местными алавитами у них проблем нет (алавиты в Триполи составляют примерно 4-5% и проживают в основном в районе Джебель-Мохсен), известно, что стычки происходят. Напряжение возросло после начала конфликта в соседней Сирии. И в случае усугубления нестабильности в Ливане, велик риск начала гражданского конфликта именно на этих территориях.

Тем страннее тот факт, что на митинге присутствовало минимум полицейских и военных.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.


Автор: Аббас Джума
0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!