Хирургия шторма: что умеют военно-морские врачи

Вырезать воспаленный аппендикс без сложной аппаратуры и помощи медсестер, уследить за здоровьем сотни моряков в дальнем походе и прооперировать раковую опухоль учат военно-морских хирургов. Об одной из самых необычных и трудных медицинских специальностей в Вооруженных силах России читайте в материале «Защищать Россию».

Пожалуй, главное отличие военно-морской хирургии от прочей военной медицины заключается в большей экстремальности работы корабельных врачей по сравнению с их сухопутными коллегами. Делая операции на берегу, военно-полевой хирург работает с несколькими ассистентами, в просторной палате, стоя на твердой земле. Военно-морской хирург в дальнем походе, на корабле или подводной лодке такой роскоши себе позволить не может.

Корабельный врач действует в отрыве от береговой базы, у него ограничен набор медикаментов и медицинской аппаратуры, вместо большой операционной комнаты он действует в тесном кубрике, в условиях качки.

Нет возможности сделать анализы, лабораторное оборудование ограничивается микроскопом с камерой Горяева, предназначенной для выявления воспалительных процессов в крови по количеству лейкоцитов. Наконец, военно-морскому хирургу не с кем посоветоваться, все решения он принимает, опираясь только на свои знания и опыт.

С другой стороны, экипажи кораблей перед выходом в море проходят обследование, и на борт поднимаются только здоровые люди. Поэтому в походе врачи готовятся оказывать помощь морякам при травмах и ранениях. В мирное время вероятность проведения серьезных хирургических операций довольно низкая, тем не менее, военно-морские хирурги готовятся, в случае необходимости, проводить основные жизнеспасающие операции — трахеостомию (проделывание отверстия в трахее при непроходимости верхних дыхательных путей), удаление воспаленного аппендикса, дренирование плевральной и брюшной полостей.

Фото: Григорий Миленин

Перед выходом в море корабельной эскадры в береговом госпитале формируется так называемая усиленная хирургическая бригада. Кроме хирурга в нее могут быть включены стоматолог, анестезиолог, а также квалифицированные операционные фельдшеры.

Бригада размещается только на кораблях первого ранга (тяжелые ракетные крейсеры и большие противолодочные корабли), а пострадавших с других кораблей оперативного объединения к ним будут доставлять на катере или вертолете.

В самых сложных условиях приходится работать военно-морским хирургам на подводных лодках. Комплект медикаментов и оборудования позволяет корабельному врачу оказывать неотложную помощь на самом простом медицинском уровне: в субмарине нет возможности использовать общий наркоз, нет операционной — вместо нее используется кают-компания. У хирурга-подводника нет квалифицированных ассистентов — если придется вырезать кому-нибудь аппендикс, то помогать ему будет лишь санитар-инструктор — матрос срочной службы, получивший начальные знания об оказании само- и взаимопомощи, вроде наложения кровоостанавливающей повязки.

И уж если говорить о сложности работы, то самыми большими экстремалами можно назвать корабельных врачей на дизель-электрических подлодках.

Если на борту атомной субмарины, особенно подводного крейсера стратегического назначения, хирургу «есть где развернуться», то кают-компания современных подводных лодок «Варшавянка» поражает своей теснотой. Кстати, при необходимости, врач-подводник должен уметь устраивать операционную даже в матросском кубрике.

Фото: Григорий Миленин

Подготовка корабельных хирургов сегодня в основном проводится на кафедре военно-морской хирургии (ВМХ) Военно-медицинской академии в Санкт-Петербурге. Наряду со стандартной учебной программой они занимаются и на специальных тренажерах.

Один из них — макет кают-компании «Варшавянки». В нем будущие хирурги учатся оперировать в замкнутом пространстве и отрабатывают алгоритмы действий в боевой ситуации.

Наряду с обучением военно-морских врачей кафедра ВМХ занимается научно-практическими исследованиями. О некоторых из них корреспонденту «Защищать Россию» рассказал начальник кафедры доктор медицинских наук доцент Иван Соловьев. Так, одним из основных направлений является минно-взрывная травма на военно-морском флоте. Вышло множество монографий об особенностях повреждений на глубине и мелководье, о технике оказания помощи в этих случаях.

«Объем и тяжесть полученных повреждений при минно-взрывной травме в воде намного больше, и они значительно отличаются от повреждений, полученных на суше. Проводились исследования, которые показали — если человек находился поблизости от взрыва по пояс в воде, то все, что было в воде, оказывалось разрушенным — это и перелом костей и повреждения внутренних органов. В воде порядок повреждений выше, чем в воздухе. Грубо говоря, если человек наступит на противопехотную мину на суше, то ему просто оторвет ногу. Если в воде, то будет разрушено все, что находится в воде», — отметил Соловьев.

Начальник кафедры военно-морской хирургии Иван Соловьев Начальник кафедры военно-морской хирургии Иван Соловьев. Фото: Григорий Миленин

Также кафедра ВМХ, на базе собственной клиники, занимается лечением онкологических больных. Это и операции при четвертой стадии рака, и совершенствование тактики и подходов к лечению опухолей различной локализации, развитие новых методов лечения. Рассказывает Иван Соловьев:

«Почему онкология? Дело в том, что у любой хирургической клиники на первом месте общехирургические операции. Но в настоящее время большая хирургия — это только онкология. Если раньше было много операций по язвенным болезням, то сейчас их победили терапевты. Когда-то выполнялись обширные рассечения брюшной полости при желчекаменной болезни и грыжах, но сегодня это все оперируется лапароскопически, малоинвазивно».

А военно-морского хирурга, как подчеркнул доктор Соловьев, нужно растить и развивать.

Хороший специалист созревает только в большой хирургии, когда ему приходится оперировать несколько внутренних органов и проводить у хирургического стола по несколько часов.

Фото: Григорий Миленин
0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!