Россия и Япония: необходимое сближение

В Рамках Восточного экономического форума во Владивостоке состоялись переговоры Президента России Владимира Путина и премьер-министра Японии Синдзо Абэ. Встреча предваряет грядущий визит президента России в Японию. Японский премьер готовится встретить президента России в «наследственной» префектуре Ямагути, откуда он постоянно избирается членом парламента. Выступая на форуме, японский премьер-министр призвал Россию и Японию найти компромиссный вариант решения Южно-Курильской проблемы и как можно скорее заключить мирный договор.

Россия готова к компромиссам с Японией

В преддверии встречи с японским лидером российский президент высказался по вопросам сотрудничества с Японией и о переговорах по статусу Южных Курил (острова Итуруп, Шикотан, Кунашир и группа островов Хабомаи).

Президент России отметил необходимость подписание мирного договора с Японией. Болезненный для японской стороны вопрос «северных территорий» по словам Путина также должен быть решен, но последовательно, так чтобы ни одна из сторон не чувствовала себя проигравшей. Главным фактором, который бы позволил сдвинуть процесс с мертвой точки по словам российского президента должно стать расширяющееся сотрудничество Японии с Россией. Когда уровень взаимного доверия между Японией и Россией станет сравнимым с тем, что наблюдается между Россией и Китаем, тогда по словам президента будет достигнут компромисс. Эту же точку зрения российский президент высказал, выступая на форуме.

Таким образом российский президент намекнул, что решение пограничных споров с Китаем, в результате которого КНР получила ряд территорий, ранее контролировавшихся Советским Союзом и Россией, было достигнуто только потому что Китай является независимой и дружественной России державой. Реальная проблема в решении территориального спора с Японией для России – стратегическое сотрудничество этой страны с США (де-факто оккупация, длящаяся со времен поражения Японии во Второй мировой войне). В этих условиях передача островов Японии, будет означать де факто их передачу США, главному геополитическому противнику России.

Противодействие США

При этом российский президент сослался на Декларацию 1956 года, как на прецедент, который открывал дорогу мирному договору. В 1956 году Советский Союз и Япония подписали Московскую декларацию, официально заканчивающую войну между двумя государствами в 1956 г. В ней СССР согласился передать Японии Хабомаи и Шикотан после заключения мирного договора. Однако договор торпедировали США. В случае компромисса между Москвой и Токио они угрожали не отдать Японии остров Окинава и прекратить финансирование разрушенной войной страны. Токио в итоге тогда подписать мирный договор отказался.

В 1960 году после того как был подписан Договор о взаимодействии и безопасности между США и Японией СССР официально отказался рассматривать вопрос о территориальных уступках Японии, так как это бы привело к расширению территории используемой главным геополитическим противником Советской России – США.

Российская сторона неоднократно заявляла о готовности вернуться к переговорам, отталкиваясь именно от этой декларации. Само по себе – это уже большая уступка японцам. Тем более, что этот принцип – «сначала два острова», а также принципиальное положение о разведении экономических и политических аспектов отношениях двух стран выдвинули в 90-х сами японские дипломаты. Речь идет о т.н. «Группе Судзуки». Основу группы составляли депутат нижней палаты Судзуки Мунэо, высокопоставленный чиновник МИД и специалист МИД по России Сато Масару. Они видели необходимость развития тесных отношений с Россией. Был разработан принципиально новый подход к территориальному вопросу, но в 2001 г. Судзуки Мунэо стал неудобной фигурой для нового руководства страны и его устранили от власти при помощи развязанного в 2002 г. коррупционного скандала. Масару Сато был арестован за несколько дней до Судзуки по обвинению в злоупотреблениях и нецелевом использовании финансовых ресурсов МИДа.

Тем не менее, де факто предложенный этой группой тактика и сосредоточение на многостороннем сотрудничестве двух стран и развитии личных контактов глав государств стали основой нового японского подхода к решению проблем с Россией.

Японский интерес

В течение последних нескольких лет Япония проявляет заинтересованность в сближение с Россией. Присоединение к антироссийским санкциям под давлением США и ответные меры России вызвали негативную реакцию японского бизнеса, заинтересованного в том числе в сотрудничестве с российскими оборонными корпорациями. Премьер-министр Синдзо Абэ неоднократно по неофициальным каналам выражал заинтересованность во встрече с российским президентом, вопреки негативной позиции на этот счет США.

Россия нужна Японии как с экономической очки зрения, прежде всего, как транспортный коридор в Европу альтернативный китайскому «Шелковому пути», так и как политический и военно-политический партнер.

Япония обеспокоена ростом военно-политического могущества Китая и его претензиями на господство на Тихом океане. Китай в частности выдвигает территориальные претензии на контролируемые Японией острова Сенкаку. С японской точки зрения китайские претензии на лидерство в регионе опасны и не обоснованы, а потому Япония стремится дать им отпор. Россия как государство, тесно связанное с Китаем может рассматриваться японцами как рычаг давления на Поднебесную. Россия может также выступать посредником между странами в случае необходимости. Наконец отвлечение ресурсного потенциала России от Китая на Японию уменьшает силовой потенциал Китая.

Россия нужна Японии и для сбалансирования своих отношений с США. Дело в том, что правительство Синдзо Абэ, составленное их правых консерваторов с одной стороны пролило договор о военном союзе с США, а также добилось принятия закона о коллективной самообороне, расширяющем военное сотрудничество с США и дальнейшее размешены американских войск в Японии. Однако с другой под предлогом «помощи США» произошло расширение полномочий Сил Самообороны и теперь речь идет о превращении их в настоящие Вооруженные Силы и неизбежном пересмотре 9-й пацифистской статьи японской Конституции. По сути расширение сотрудничества с американцами нужно нынешнему премьеру и японским консерваторам для реализации масштабных внутриполитических преобразований, где главная цель – изменение разработанной американской же оккупационной администрацией Конституции.

Пока японский правый истеблишмент включая влиятельную организацию «Ниппон Кайги», куда входит и Синдзо Абэ и большинство его министров сохраняет приверженность союзу с США, однако те реформы, которые японские консерваторы хотят провести в долгосрочной перспективе может поставить этот союз под угрозу. Конституция должна стать менее либеральной, что обеспокоит занятых распространением либеральных ценностей американцев. Кроме того, сильная Япония с гипотетически ядерным оружием (а нынешний министр обороны Томоми Инада до своего назначения на эту должность выступала за создание собственных ядерных сил), уже не будет нуждаться в «защите США.

Однако это дело будущего, а перекос в отношениях в сторону США надо исправлять уже сейчас. Многовекторная политика в принципе создает больше пространства для дипломатических маневров и торга даже с союзниками. Можно провести историческую аналогию с англо-японским союзом 1902 года. Тогда Япония впервые оказалась тесно втянута на 19 лет в орбиту влияния атлантистских держав. При этом многие японские политики считали этот договор кабальным и более соответствовавшим интересам Британии, для которой главным было сдержать Россию на Тихом океане. Карл Хаусхофер вспоминал:

«Если бы германский и японский флоты сотрудничали с русской сухопутной армией, океанское соглашение перестало бы быть кабальной по отношению к Англии сделкой, превратившись в равный договор», — такой была позиция прозорливых японцев, с которыми я беседовал на эту тему, и на этой позиции они явно стояли и гораздо раньше».

В свете этого исторического опыта понятны попытки Синдзо Абэ проводить многовекторную политику и уравновесить союз с США более тесными отношениями с Россией. В этом свете нужно понимать и создание министерского поста по экономическим отношениям с Россией в его кабинете. Пока экономическое сотрудничество не столь велико, однако заявлено о неких масштабных проектах, а главное это политический сигнал того, что Японии нужно сближение.

Российский интерес

С точки зрения геополитики – Япония наиболее желанный партнер России на Дальнем Востоке. Несмотря на островное положение, с точки зрения культурного кода и ценностей Япония является классической континентальной державой. На этот парадокс обратили внимание еще немецкие геополитики первой половины XX века. Ведущий немецкий геополитик Карл Хаусхофер даже выдвинул идею континентального блока вдоль оси «Берлин-Москва-Токио». Как и Китай, Япония обладает серьезным экономическим и, инновационным потенциалом, который бы мог содействовать развитию российского дальнего Востока, однако с демографической точки зрения не опасна для малонаселенных окраин России.

После поражения Японии во Второй мировой войне страна превратилась в зависимую от США державу. На территории страны располагаются американские военно-морские базы, а сама она является частью «пояса Анаконды» - зоны подконтрольных американцам государств, окружающих со всех сторон Россию. Выведение Японии из-под американского контроля является таким образом геополитическим приоритетом России на Тихом океане.

Ведущий немецкий геополитик Карл Хаусхофер в преддверии Второй мировой войны даже выдвинул идею континентального блока вдоль оси «Берлин-Москва-Токио». Хаусхофер верно отмечал усилия британцев и американцев по недопущению создания евразийского геополитического союза, объединяющего Европу, Россию и Восточную Азию и отмечал многочисленные попытки немцев, русских и японцев создать такой союз. В частности, он называет имена графа Витте, японского маркиза Ито, бывшего несколько раз премьер-министром Японии в конце 19- начале 20 века и графа Гото Симпэй, видного японского государственного деятеля и дипломата начала века двадцатого.

Консервативный союз

Для того, чтобы сейчас дело сдвинулось с мертвой точки необходим ряд действия как на уровне государственных структур, так и общественности двух стран. От Японии Россия ждет большей самостоятельности и реализации экономических проектов, о которых так долго говорилось.

От России требуется больше такта в отношениях с Японией и понимания внутриполитической ситуации. За рамки приемлемого должно быть вынесено манипулирование советскими и ура-патриотическим мифами и использование жупела «японского милитаризма». Вопрос изменения Конституции и обретения нормальных вооруженных сил – внутреннее дело Японии. Симпатии экспертов, особенно, старшего поколения японским левым, защищающим 9 статью Конституции понятны, но мало соотносятся с консервативной и суверенистской ориентацией самой нынешней России.

Выборы в верхнюю палату японского парламента в 2016 году уже после проведении пакета законов о самообороне свидетельствуют только об одном – курс Синдзо Абэ поддерживается большинством населения. А значит России нужно уметь понимать японских консерваторов, правых и монархистов, включая членов влиятельной «Ниппон Кайги». И конечно, контактировать с ними. Нужны контакты с антиамериканскими правыми, включая такие организации как «Иссуй-кай». Сейчас это маргинальная я группа, но в условиях мировых пертурбаций в ситуации упадка американской гегемонии такие силы волна истории может вознести достаточно высоко.

При этом надо понимать тот факт, что среди правых кроме этих уличных антиамериканистов и сторонников многовекторного подхода типа Абэ очень много людей близких по своим взглядам американским неоконсерваторам, как нынешний президент «Ниппон Кайги» Тадае Такубо. При этом России не важно, любят нас японцы или нет, важно, чтобы они избавились от опеки США.

0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!