«В случае войны мы удивим США и Израиль»: Иранский аналитик о ситуации в Сирии, генерале Сулеймани и многом другом

Мнение интервьюера и интервьюируемого могут не совпадать с позицией редакции. Содержимое интервью — это частное мнение иранского эксперта, возможно, отражающее позицию Тегерана. А возможно, и нет.

Хусейн Руиваран — бывший руководитель телеканала «Аль-Алям», один из ведущих аналитиков в Иране, специалист по Ближнему Востоку — в эксклюзивном интервью ФАН рассказал о генерале Касеме Сулеймани, которого знал лично, о ситуации в Иране и Сирии. А также о том, почему в 2020 мировых войн не будет.

Провальные выборы — вина иранской власти

Почему на прошедших в конце февраля парламентских выборах в Иране была столь низкая явка? И какова, на ваш взгляд, основная причина победы консерваторов?

— Действительно, явка была низкая. Даже в 2004 году, когда реформисты (сторонники либеральных реформ) призывали народ не участвовать в выборах, явка была больше. Причин тому несколько: во-первых, неэффективность исполнительной власти и лично президента Рухани. Как известно, депутаты-реформисты пришли к власти в 2016 году на фоне успеха СВПД (Совместный всеобъемлющий план действий, ядерная сделка. — Прим. ФАН). Они много всего наобещали людям и, как и ожидалось, одержали внушительную победу. Однако дальше слов дело не пошло. К тому же мало, кто ожидал прихода к власти Дональда Трампа и выхода США из СВПД. Снова санкции, инфляция, кризис. Разрыв между бедными и богатыми напоминает бездонную пропасть. Все это усугубляется коррупцией. И люди просто разочаровались.

Во-вторых, разумеется, на явке отразилась вспышка коронавируса. Я не специалист в этой области, мне сложно сказать, насколько все серьезно. Может, совсем не серьезно. Но в обществе началась настоящая истерия. Ряд стран отгородились от нас — Ирак, Турция, Пакистан, Армения, Грузия. Некоторые люди побоялись выйти из дома. Хотя власть изо всех сил пыталась сдержать панику. Никакой эпидемии пока нет, все работает. Но иранцы — мнительный народ.

Ну и еще одна, на мой взгляд, ключевая причина — это иранская молодежь. Я имею в виду иранцев от 25 до 30 лет. У многих из них нет достойной работы, а следовательно, нет и финансовой возможности жениться и заводить детей, купить жилье, автомобиль, как-то планировать свое будущее. Новое поколение просто не верит, что их голос на выборах может хоть на что-то повлиять. На них давят, с одной стороны, из-за рубежа, а с другой — коррупция и несправедливость внутри страны. К тому же это парламентские выборы, а не президентские. То есть к ним априори относятся несерьезно.

Давайте перенесемся в начало января, когда весь мир замер в ожидании ирано-американской войны. Почему вооруженный конфликт все-таки не начался?

— Давайте по порядку. Как известно, США, воспользовавшись планом и разведданными Израиля, убили нашего национального героя, генерала Касема Сулеймани, и мы просто не могли не ответить на такой вызов. А вот у американцев был выбор — либо нанести удар в ответ на нашу ракетную атаку и спровоцировать войну, либо проглотить. И они проглотили. Согласитесь, начинать войну накануне президентских выборов — не самая удачная идея. Трамп, конечно, клоун, но не дурак, и помнит, что из-за развязанной США войны против Ирака Буш-старший проиграл выборы Биллу Клинтону.

К тому же, покажите мне хоть одну войну, не ставшую для Соединенных Штатов болотом. И то в Ираке и Афганистане. Теперь представьте, что будет, если они начнут конфликтовать с такой сильной региональной державой, как Иран.

Американцы недооценивают наш потенциал. А зря. Помните, когда мы перехватили американский сверхсекретный БПЛА? А сколько беспилотников мы сбили? Ну и, наконец, кто предоставил йеменским хуситам дроны для удара по Saudi Aramco?

То есть вы подтверждаете, что это были иранские беспилотники?

— Да, разумеется, подтверждаю. Иран всегда помогает своим союзникам. Это лишь несколько примеров того, что бывает, если замышляешь что-то против Ирана. Больше 40 лет США пытаются «раскачать» нашу страну. Они перепробовали все методы, пытались уничтожить нас тогда, когда мы были наиболее уязвимы — во время войны с Ираком (1980–1988 гг.), когда весь мир был за Саддама Хусейна. Когда против нас применяли химоружие — около 140 тысяч иранцев пострадали от ядов. Тегеран все равно не удалось сломить. Мы сохранили свой ВПК, и могу с полной уверенностью сказать, что сегодня мы сильны как никогда.

Чтобы не быть голословным, приведу конкретный пример. Недавно нам доложили, что ИГИЛовские снайперы в Сирии сильно осложняют работу бойцам «оси сопротивления» (имеет в виду сирийскую армию и «Хезболлу». — При. ФАН). В ответ мы отправили дорогостоящую оптику с тепловизорами иранского производства. И вооруженные по последнему слову техники террористы были ликвидированы в кратчайшие сроки.

Возвращаясь к вашему вопросу о возможности ирано-американского конфликта, я бы сказал, что, в отличие от того же российского оружия, к которому мы относимся с глубочайшим уважением, наше вооружение плохо изучено американцами. И поверьте, в случае войны нам есть, чем удивить США, Израиль и весь мир.

Ну и я не раскрою секрета, если скажу, что нашим главным оружием является иранский народ. Это люди, чьими руками была совершена Исламская революция. Они готовы умереть, потому что знают, что смерть — это только начало. Они рады распрощаться с жизнью за свои дома, за свою религию, за честное имя, которое зарабатывалось веками. Мы, персы, помним свои корни. Вы не найдете в Иране дома, в котором не было бы сборника стихов Хафиза или Фирдоуси. Сирия и Ирак тоже древнейшие государства, но люди там позабыли, кто они и откуда.

Я уже молчу про американцев. У них вообще ничего нет. Они вцепились за свои деньги, власть, дома, машины. Но готовы ли они умирать за этот мусор?

Израильский фактор

— Я забыл еще об одной важной причине, по которой США не осмелятся напасть — это Израиль. Для Вашингтона — как родной ребенок. И в случае агрессии мы потопим Израиль. Мы нанесем удары по городу Димона, и это будет равносильно ядерному удару (недалеко от Димоны располагается ядерный реактор и центр ядерных исследований. — Прим. ФАН).

Мы показали, на что способны, нанеся удар по американским базам в Ираке. Поверьте, там были жертвы, что бы ни говорил Трамп.

Он заявил о десятках солдат с сотрясением мозга...

— Да-да-да, у всех сотрясение мозга. Они что, наши ракеты головами отбивали? Как на футболе? То есть ни переломов, ни иных травм не зафиксировано? Ну это же смешно.

Феномен Сулеймани

Господин Руиваран, я знаю, что вы дружили с генералом Касемом Сулеймани. Расскажите, как вы познакомились? Каким он был?

— Давайте я для начала расскажу вашим читателем, кто такой Сулеймани, и чем он занимался.

Разумеется, думаю, не все это знают.

— Иран — необычное государство. Мы, как и все, опираемся на великую иранскую нацию и все, что связано с этим понятием — национальный флаг, национальный банк, национальная сборная по футболу и так далее. Но есть и другая опора — мусульманская умма, за связь с которой отвечал генерал Касем Сулеймани и возглавляемые им силы «Кудс», находящиеся в составе КСИРа («Корпус стражей Исламской революции» — элитное иранское военно-политическое формирование. — Прим. ФАН). Именно «Кудс» осуществляет работу с ливанской «Хезболлой», сирийскими «Национальными силами обороны», иракской «Хашд аш-Шааби», йеменскими хуситами. А также нашими союзниками в Афганистане и других странах. Многие ошибочно называют это «экспортом Исламской революции», но Исламская революция — сугубо иранское явление. Мы никому не навязываем свою политику, но взаимодействуем на базе общих интересов (в частности, борьбы против США и Израиля. — Прим. ФАН). Также ряд экспертов говорят о некой шиитской дуге, но и это лишь отчасти правда. В нашем представлении, исламская умма простирается от Африки до Индонезии. Например, в Палестине мы поддерживаем суннитов. Мы поддерживаем угнетенных мусульман по всему миру вне зависимости от их религиозных убеждений или политических воззрений.

Знакомство с Сулеймани было большой неожиданностью

— В 2006 году, во время Второй ливанской войны, я возглавлял в Тегеране телеканал «Аль-Алям». И три раза в неделю я выступал по телевидению с комментарием по поводу текущей обстановки на фронте. Тогда за телевещание в стране отвечал господин Али Лариджани (впоследствии спикер парламента. — Прим. ФАН). Он как-то вызвал меня и говорит: «А не отправиться ли тебе в Ливан? Будешь выходить в эфир оттуда — из самой гущи событий». На том и порешили. Через несколько дней я прилетел в Дамаск (бейрутский аэропорт был закрыт), добрался до сирийского портового города Тартус и оттуда попал в Ливан. В Бейруте я провел месяц. Вплоть до объявления прекращения огня на основе резолюции 1701 Совбеза ООН.

Моя миссия была закончена. Но аэропорт в Бейруте по-прежнему был закрыт. И мне снова пришлось возвращаться в Иран через Сирию. После долгих часов утомительного пути, я, наконец, прибыл в аэропорт Дамаска, где меня сразу узнали — в конце концов, мое лицо месяц не сходило со всех экранов Исламской республики. И предложили сесть в бизнес-класс. Именно там я и встретил генерала Касема Сулеймани. Он тоже летел домой. Я был в шоке — такой человек мог позволить себе личный самолет, но он возвращался вместе со всеми. Через Сирию.

А о чем вы разговаривали, пока летели из Сирии в Иран?

— Не буду раскрывать содержания нашей беседы, но я был пронзен насквозь его острым умом. Еще больше меня поразила простота и легкость, с которой он рассуждал. Больше месяца генерал провел на войне, но выглядел так, как будто приехал в Ливан на недельку туристом. Никакой спеси, в прекрасном настроении. Свежий, подтянутый. Но что самое главное, он ни разу не упомянул о себе и своих достижениях. Хотя я по долгу службы был прекрасно осведомлен о них.

«Хезболла» — больше, чем военная организация

Давайте вернемся к силам «Кудс» и иранскому проекту «Хезболла»…

— Позвольте, но это не совсем иранский проект. Я бы сказал, что это ирано-ливанский проект. «Хезболла» — часть ливанского общества. Они арабы, а не персы, и мы не диктуем им, как жить.

Знаете, я недавно был в Ливане. В самый разгар беспорядков. И многие на улице так не считают. Я встретил немало ливанцев, которые уверены, что «Хезболла» полностью подчинена Ирану. В толпе даже раздавались выкрики в адрес членов партии, мол, какого черта вы говорите по-арабски говорите на вашем фарси.

— Это глупости. Мы не лезем в их внутренние дела. Единственное, что мы координируем — это вопросы национальной безопасности наших государств. Как известно, у нас общий враг. Думаю, ни один ливанец с этим спорить не будет. Даже те из ливанцев, кто настроен против «Хезболлы», причисляют себя к «сопротивлению» и не отрицают того факта, что Израиль и США — отнюдь не союзники Бейрута.

Тем временем в Сирии наши с «Хезболлой» усилия продемонстрировали впечатляющие результаты в борьбе с боевиками. КСИР помог вооружить и обучить солдат. То же самое можно сказать про Ирак. Причем на нашей стороне воюют не только шииты, но и сунниты.

Кстати, что касается Ирака. Когда боевики «Исламского государства»1 захватили территории, Багдад запросил у США вооружение. Был выплачен внушительный аванс, однако оружия иракцы так и не дождались. Страшно подумать, что бы было, если бы Иран не пришел на помощь. По нашим данным, террористы в сложившейся ситуации могли захватить иракскую столицу в течение нескольких суток. Тогда Касем Сулеймани отправился в командировку в Багдад. Вместе с оружием, боеприпасами и живой силой. Тысячи иранских добровольцев заявили о своей готовности отправиться защищать святые места. Иракская и сирийская почва пропитана их кровью.

По прогнозам Соединенных Штатов, ИГ1 было проблемой на десятилетия. Но мы справились с ней за несколько лет. Это не значит, что война закончилась. Как-никак, за 10 лет Саудовская Аравия потратила на террористов 100 миллиардов долларов. США вооружили их. Мы даже знаем, сколько стоили сирийские солдаты и чиновники. Например, подкупить премьер-министра обошлось саудитам в 50 миллионов долларов (намек на Рияда Хиджаба. — Прим. ФАН). Рядовой военнослужащий был оценен в 20 тысяч долларов. Таким образом и создавалась так называемая Свободная сирийская армия (ССА).

Сулеймани очаровал Путина

— Да, это правда. Присутствие России в Сирии — заслуга Касема Сулеймани. Так как он на тот момент уже вплотную работал в полях, его разведчикам не составило труда собрать большое количество информации о русскоязычных террористах, воюющих в составе ИГ. После чего генерал отправился в Москву и передал все, что знал, Владимиру Путину. Он сказал российскому президенту, что у Москвы есть выбор — ждать, пока эти бандиты навоюются в Сирии и вернутся строить «халифат» в России, либо самим отправиться уничтожать эту нечисть.

Скажем так, папка, которую положил на стол Путину Сулеймани, была настолько толстой, а ее содержимое настолько впечатляющим, что Путин не смог поступить иначе. Они договорились, что Россия будет действовать в воздухе, а Иран на земле.

Он всегда знал, что умрет не в Иране

— До недавних пор у Израиля было неоспоримое превосходство в регионе. Их разведка работала повсюду, они могли нанести удар по любой арабской стране. И мы считаем, что именно Касем Сулеймани положил этому конец. Он смог перетянуть одеяло на нашу сторону, выстроив агентурную сеть, охватившую весь Ближний Восток. Но самое главное, он наладил дело таким образом, что все работает и без его участия. Это была одна из основных целей генерала. Ведь он, как и полагается настоящему мусульманину, каждый день готовился к смерти. В таких условиях создать структуру, завязанную на одного человека, было бы крайне неразумно, согласитесь.

Также именно Сулеймани принадлежит идея прятать все вооружение под землей. Включая ракеты. Это окончательно поменяло правила игры. И теперь мир вынужден осваивать эти правила. Игнорировать роль Ирана больше невозможно.

Турция удерживает беженцев в заложниках и открыто поддерживает террор

Сегодня Сирия благодаря России и Ирану почти полностью освобождена от террора. Однако остается провинция Идлиб и тысячи вооруженных террористов, которые пользуются всеобъемлющей поддержкой Турции. Каковы ваши прогнозы относительно дальнейших действий Эрдогана?

— Действительно, ситуация обострилась. Если раньше турки помогали террористам скрыто, под предлогом гуманитарных конвоев и борьбы с курдами, то теперь они открыто воюют на стороне террористов против сирийской армии. Это вызвано беспрецедентным успехом САА в Идлибе — освобождены, в частности, Серакиб, Маарет ан-Нуман, трасса М5.

Сейчас турки не брезгуют ничем, лишь бы закрепиться в Сирии. При этом непонятно, как решать вопрос с беженцами. Часть направляют в Европу, других не пускают, а оставшихся запугивают, мол, возвращаться им некуда, злой Асад их всех убьет и посадит. Россия и Иран готовы выступить гарантами безопасности беженцев. Но турки фактически удерживают их в заложниках.

Мой прогноз: освобождение Идлиба — это дело времени. Турки неизбежно уйдут из Сирии. Они не потянут войну против России и Ирана. Призывы из разряда «оставьте нас наедине с Асадом» абсурдны. Москва и Тегеран будут стоять на своем до конца — наши позиции гораздо крепче.

Я считаю, что Эрдоган, пришедший к власти на волне исламизма, вступил в период кризиса. Он стремительно теряет рейтинг. Внутри страны у него проблемы с курдами и экономикой. На ближайших выборах у него есть все шансы проиграть. И только сговорчивость и компромиссы смогут ему сейчас помочь.

1 Организация запрещена на территории РФ.


Автор: Аббас Джума
0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!