«Аш-Шабаб»: как Сомали оказалось во власти террористической «молодежи»

Федеральное агентство новостей негативно относится к идеологии экстремистских организаций. Данный текст не является пропагандой экстремизма и носит исключительно информационный характер.

В феврале 2011 года ополченец одного из племен Абди Абдалла по ошибке заехал в район столицы, находившийся под контролем организации «Аш-Шабаб» (араб. «Молодежь»; одно из названий группировки «Харакат аш-Шабаб аль-Муджахидин»).

Боевики тут же посадили ополченца в тюрьму по подозрению в шпионаже в пользу государства. Прямых улик у «следователей» не было. Обвинение строилось на показаниях человека, который однажды видел Абди Абдаллу рядом со зданием городской полиции.

«Меня судили и отрезали руку и ногу. Судья сказал, что отныне я чист перед Аллахом, но теперь я не могу найти работу».

Если бы «следователям» из «Аш-Шабаб» удалось найти более веские улики, то ополченцу отрубили бы голову. Связь любого сомалийского гражданина с государственными структурами для «Аш-Шабаб» — страшное преступление, сравнимое по тяжести только с куфр-и инкари [араб. — непризнанием всевышнего Аллаха и его отрицанием].

Журналист-международник, писатель Вадим Фефилов специально для проекта «Антитеррор» рассказывает, что же представляет собой «общественная» организация, у которой имеются собственные тюрьмы, суды и даже «контрразведка».

Предпосылки появления «Молодежи»

Ислам распространился по Африканскому Рогу в X-XIII веках. Основным учением был суфизм, проповедующий презрение к материальным ценностям и познание Аллаха через аскетизм, терпение и благочестие. В XIX и до середины XX века территории племен сомале находились под протекторатом Великобритании и Италии. Местные племена и семейные кланы с переменным успехом вели борьбу с колонизаторами под знаменами вооруженного джихада.

1950-е годы — короткий период существования светского Сомали. В отелях Могадишо появились туристы из Европы и США. Сорт бананов «сомале», который выращивали на плантациях недалеко от столицы, был популярен в лучших ресторанах Парижа. Сомалийские модники и модницы щеголяли по Могадишо в узконосых туфлях и коротких платьях (эти фантастические картинки можно найти на YouTube). Будущие родители «ашшабабовцев» слушали легкую музыку и катались на мотороллерах вдоль столичной набережной у Индийского океана.

В 1960 году страна получила независимость. В 1969 году в результате военного переворота к власти пришел генерал Мохаммед Сиад Барре. Он объявил в молодом государстве курс на «строительство социализма с исламской спецификой». Учрежденную Национальную военную академию президент назвал в честь джихадиста Саида Хасана, воевавшего не только за независимость, но и за обустройство исламского государства1 в Сомали.

Заигрывание с идеями марксизма-ленинизма принесли Сиаду Баре скорый урожай. В 1970-е годы Сомали получила серьезную экономическую и военную помощь от Советского Союза. В африканскую страну приехали тысячи советских специалистов. На северном побережье (где сейчас существует сепаратистское государство Сомалиленд) был построен глубоководный морской порт и появилась база ВМФ СССР.

Сомали имело все шансы стать передовым африканским государством, но президенту Сиаду Барре не давала покоя идея пансомализма (Soomaali weyn). Эта концепция появилась еще в позапрошлом веке и до сих популярна среди некоторых сомалийцев.

Идея пансомализма заключается в объединении пяти земель традиционного проживания сомалийского этноса — в бывших Британском Сомали, Восточной Кении, Итальянском Сомали, на юге Джибути и в Сомалийском регионе нынешней Эфиопии — в одно общее государство.

Несмотря на возражения советников из СССР президент Сиад Барре затеял войну за эфиопскую провинцию Огаден, населенную преимущественно этническими сомалийцами.

В войне двух своих «социалистических» сателлитов Советский Союз сделал ставку на более понятную и предсказуемую Эфиопию. 20-тысячная кубинская военная группировка, присланная на помощь Эфиопии, заставила сомалийские войска отступить.

Ветеран сомалийско-эфиопской войны одноногий Абди Махад сейчас живет в государственном Центре военных инвалидов в Могадишо. Он с тоской вспоминает времена правления президента Сиада Барре и его короткую дружбу с СССР.

«Могадишо был самым красивым и безопасным городом Африки, мы гуляли обычно у Университета, повсюду были прекрасные цветы в клумбах, а сейчас — ни безопасности, ни красоты, — сокрушается Абди Махад. — Кто виноват в этом? Не знаю, мы все время об этом спорим».

После падения режима президента Сиада Барре и распада единого государства Сомали местные суфийские братства объединились в религиозно-политическую организацию «Ахлю ас-Сунна ва-ль-Джамаа».

Тогда же в конце 1980-х в Сомали появились первые салафитские организации «Аль-Итисам» и «Хизб-уль-Ислам».

Позже на их основе образовался «умеренно фундаменталистский» Союз Исламских Судов, а на его обломках в 2006 году выросла крайне радикальная организация «Аш-Шабаб».

Становление «Молодежи»

После политического и экономического кризиса конца 1980-х и бегства президента Сиада Барре в 1991 году население Сомали в течение двадцати лет страдало от хаотического насилия со стороны клановых группировок ополчения, разношерстных повстанческих отрядов и представителей криминала.

Бывшая звезда сомалийской эстрады 63-летняя Абиба Баджани шла по центральному кварталу Могадишо. Ей очень хотелось есть. В паре кварталов от дома она встретила неизвестного юношу. Незнакомец остановился и показал на нее пальцем. Скорее всего, узнал по старым фотографиях или афишам, виденным у родителей. В начале 1980-х она была самой популярной эстрадной певицей в стране.

— Ты — Абиба? — спросил неизвестный юноша.
— Да.

Она подумала, что этот «милый юноша» может дать ей денег на хлеб. Однако парень достал из-под рубахи пистолет и выстрелил в ногу Народной артистке Сомали.

«Я упала на землю, а он побежал дальше по улице, размахивая пистолетом и крича во все горло: «Я ранил певицу Абибу! Я стрелял из пистолета в саму Абибу Баджани!» — рассказывает она.

Таковы были уличные нравы в Сомали 1990-х и 2000-х. В обществе был огромен запрос на безопасность, любая власть в стране в первую очередь должна была обеспечить людям спокойную жизнь.

В 2010-2011 годах стрельба на улицах Сомали стихала только дважды в сутки, во время утренней и вечерней молитвы, и всего на 20-30 минут. Большая часть страны перешла под тотальный контроль религиозных активистов из организации «Аш-Шабаб».

Черный флаг джихада реял над 10 из 17 районов Могадишо. Силы признанного международным сообществом правительства удерживали только морской порт, столичный аэропорт и комплекс правительственных зданий.

Ситуация вела к полному исчезновению Сомали с политической карты мира. Казалось бы, государственные армия и полиция должны были бы сплотиться и выступить единым фронтом, — но это не про сомалийцев.

1 февраля 2011 года в одном из кварталов Могадишо вспыхнула ссора между отрядом полиции и армейским подразделением. Силовики не поделили грузовик с катом, растением, которое является легким наркотиком.

Ссора из-за «ценного груза» из соседней Эфиопии переросла во многочасовые ожесточенные бои между двумя силовыми структурами. В результате 27 человек были убиты, еще 87 получили ранения. Среди пострадавших оказались мирные граждане, попавшие под «дружественный» минометный огонь. В следующие сутки у врачей и медперсонала гражданского госпиталя Банаадир было много работы.

Один из хирургов (который по совместительству работал также в другой больнице, находившейся в районе, контролируемом «Аш-Шабаб») в перерыве между операциями заявил, выйдя в больничный двор:

«На той территории гораздо больше порядка, там нет такого хаоса, как здесь».

По словам доктора, вне линии фронта «бойцам «Аш-Шабаб» запрещено расхаживать по городским улицам с автоматами и пулеметами; когда не воюют, они сдают под подпись оружие и боеприпасы в специальные оружейные помещения».

Раненых из-под огня вывозил владелец частной станции скорой помощи доктор Абдулькадир Адэм. Ранее он жил за границей, но когда в родном городе началась война, он продал недвижимость, купил карету скорой помощи и вернулся в Могадишо. За зиму 2011 года у него с разницей в месяц погибли два водителя.

Доктор Адэм ездил по городу на вызовы к больным по обе стороны фронта. У него был так называемый «эмэн», то есть «приглашение», от исламистов «под гарантии безопасности шариатского суда».

«Аш-Шабаб» сами звали меня на вызов. Можно было быть абсолютно уверенным, что они меня не тронут, потому что у них своеобразный порядок. Очень жесткий, но порядок», — отмечает врач.

Победное шествие «Аш-Шабаб» по стране шло с 2006 по 2011 год — боевики смогли предоставить сомалийцам наиболее востребованную общественную услугу — безопасность.

«Комсостав» и численность

Различные источники сходятся на том, что в рядах «Аш-Шабаб» примерно 10 тысяч бойцов. Среди них есть иностранцы из африканских и арабских стран, но в основном это сомалийцы. Радикальная экстремистская идеология находит поддержку у самых бедных слоев населения, которые остались без всякой помощи государства. Возраст активистов соответствует «молодежному» бренду — от 13 до 20 лет.

На данный момент под контролем организации находится от четверти до половины территории страны — в основном это деревни и небольшие поселки. Сейчас боевики «Аш-Шабаб» «официально» занимают город Эль-Бур, находящийся в 150 километрах от эфиопской границы, и городок Эльдер — оба в провинции Гальгудуд.

Первым лидером «молодежной» организации стал Муаллим Аден Хаши Айро. Он был уничтожен в результате удара ВВС США в 2008 году. Ему на смену пришел Ахмед Абди Годане, известный как Мухтар Абу Зубейр. Он был крайне осторожен, очень редко появлялся на публике, но все же был ликвидирован американцами в 2014 году.

Действующий лидер организации — Ахмед Умар (Ахмед Дирийе) с куньей (характерной частью арабского имени) Абу Убейда.

Его правая рука — человек по имени Махамед Абди Муса (он же Хабиль или Хамис), который является главой «Амнията» — службы безопасности «Аш-Шабаб», которая выполняет функции военной разведки и контрразведки. Еще один заместитель главаря — Шейх Али Махмуд, который отвечает за средства массовой коммуникации и возглавляет пресс-службу.

Среди сомалийцев бытует мнение, что среди высших государственных чиновников есть тайные сторонники «Аш-Шабаб». Есть данные, что некоторые чиновники были вынуждены платить организации деньги, чтобы боевики не убивали их семьи.

«Аш-Шабаб» часто переходит границы Сомали и проводит диверсионные атаки в странах-участницах миротворческих сил AMISOM (миссия Африканского союза в Сомали). Самые громкие террористические «вояжи» за границу осуществляются в основном в Кению, чьи военные наиболее активно и последовательно борются с террористами в Сомали.

В сентябре 2013 года сомалийские боевики в качестве мести атаковали огромный торговый центр «Уэстгейт» в кенийской столице Найроби. Тогда погибли 67 человек.

В июне 2014 года боевики «Аш-Шабаб» на двух грузовиках въехали в кенийской городок Мпекетони — спокойное место, популярное у туристов, которые ищут недорогого и уединенного отдыха. Террористы заходили в бары и гостиницы и расстреливали мужчин, смотревших по телевизору трансляцию чемпионата мира по футболу в Бразилии. Погибли 50 человек.

В апреле 2015 года боевики «Аш-Шабаб» захватили университетский городок в кенийском городе Гарисса и взяли в заложники 533 студента и 60 преподавателей. 148 человек погибли и 79 были ранены

Критика со стороны иностранных исламистов

Уроженец Саудовской Аравии Насер аль-Бахри (он же Абу Джандаль) был в Афганистане начальником личной охраны «террориста №1» Усамы бен Ладена, создателя международной террористической группировки «Аль-Каида»1 (запрещена в РФ). Воевал в Кашмире, Югославии, Афганистане. Был арестован в Йемене и сидел в тюрьме местной госбезопасности.

«Почему «Аль-Каида» отличается от «Аш-Шабаб»? Потому что на самом деле они не могут решить проблемы людей, не могут правильно рассказать им об исламе.

Я видел фотографии из Сомали. Они учат людей палками, разрядами тока, кнутами, как будто ислам — это только убийства и насилие. Нет, ислам — это совсем другое, ислам — это развитие, повышение уровня сознания, вот что такое ислам. А получается, что эту религию понимают как палку, как удар хлыстом, и это очень вредное суждение. В этом они отличаются от «Аль-Каиды», — заявляет Абу Джандаль.

В 1970-1980 года суданец Шейх Хасан ат-Тураби возглавлял африканскую ветвь организации «Братья-мусульмане»1 (запрещена в РФ). Он отсидел 12 лет в суданской тюрьме за попытку государственного переворота.

«Взять «Аш-Шабаб» — ну что они сделали с Сомали? Они же взяли уничтожили все: инфраструктуру, правительство, — жалуется лидер африканских исламистов.

А сколько времени потеряно! Экономика в руинах, все в руинах. Убивают друг дружку. Столько человеческой энергии в трубу ушло! Знаете, ведь «Аш-Шабаб», как и все традиционалисты, — они же не умеют управлять страной, созидать. Они умеют только воевать и больше ничего. Какие из них государственники? Сейчас там получше, «Аш-Шабаб» отбросили на самый юг».

Конец «народного признания»

В середине 2011 года миротворческие силы Африканского Союза из Уганды, Джибути, Бурунди, Сьерра-Леоне нарастили военную миссию в Сомали до 12 тысяч человек. К августу им удалось полностью освободить Могадишо. В феврале 2012 года линия фронта находилась в 40-60 км от столицы Сомали. Командовал наступательной операцией генерал Мохаммед Санней.

В молодости Мохаммед Санней учился в военном училище в Одессе. Он немного говорит по-русски и не расстается с советским пистолетом ТТ. Его кортежу приходилось менять маршруты передвижения и в столичных кварталах, и за городом, по несколько раз в день. Его предшественника, командующего Южным Фронтом, убили пару месяцев назад на одной из этих дорог.

«Аш-Шабаб» появилась в середине нулевых как неформальная общественная организация, которая боролась против похищений людей ради выкупа, а теперь ее цель — «борьба с врагами ислама по всему миру». Но у них уже ничего не получится», — уверен генерал.

Восприятие сомалийцев как единой нации — заблуждение. Они состоят из несколько этнографических групп. Существуют три крупные подгруппы, относящиеся к племени сомале напрямую — хавие, дир и дарод. Помимо сомале существуют племена дигиль и мирифле. Все они составляют основу сомалийской нации, но отличаются друг от друга как в языковом, так и в культурно-бытовом отношении .

В годы гражданской междоусобицы 1990-х разобщенность сомалийцев из-за принадлежности к разным племенам приобрела особую остроту. Борьба между этническими кланами за власть провела к расколу страны на несколько самопровозглашенных непризнанных государств: Сомалиленд, Пунтленд, Джубаленд, Авдаленд, Нортленд, Юго-Западное Сомали, Галмудуг, Государство центральных регионов Сомали.

Популярность «Аш-Шабаб» в Сомали резко пошла на спад из-за запрета древних племенных праздников (например, традиционной встречи сомалийского нового года), а также строжайшего запрета суфийских обрядов, таких как празднование дня рождения пророка Мохаммеда и посещения могил усопших родителей. Эти древнейшие традиции племен сомале боевики объявили «моральным растлением чистых мусульман».

Чтобы навести общественный порядок в соответствии со своим пониманием боевики «Аш-Шабаб» использовали карательные меры в соответствии с нормами шариата — публичные казни и экзекуции, ввели запрет на пользование Интернетом и телевидением. Было запрещено даже слушать трансляции спортивных передач по радио.

В Могадишо боевики «Аш-Шабаб» убили четверых журналистов с радиостанции «Кулмийе». Угрозы постоянно поступали и главному редактору радиостанции Шармарке Абукару Амину.

«Ты идешь по улице и тебе звонят с незнакомого номера, и незнакомый голос сообщает тебе, во что ты одет, как тебя зовут, и что жить тебе осталось недолго — ты уже на мушке. Это по-настоящему страшно, потому что им ничего не стоит тебя убить», — рассказывает журналист.

По данным наших источников, в 2019 и начале 2020 года на территориях Сомали, находящихся под контролем «Аш-Шабаб», внезапно прекратились публичные экзекуции с отрубанием рук и ног за совершенные правонарушения. Казни с отсечением головы теперь совершаются только по обвинению в тяжком преступлении — шпионаже в пользу государства. За более мелкие преступления теперь только штрафуют.

Возможно, лидеры «Молодежи» почувствовали, что теряют массовую поддержку населения, которое устало от жестоких методов наведения общественного порядка в многострадальном Сомали. Теперь они пытаются привлечь сторонников, организуя массовые мероприятия на мусульманские праздники, что показать «позитивную» сторону своего движения.

*Организации «Аль-Каида» и «Братья-мусульмане» признаны Верховным судом Российской Федерации террористическими экстремистскими организациями, их деятельность запрещена на территории России.

1 Организация запрещена на территории РФ.


Автор: Вадим Фефилов специально для проекта «Антитеррор»
0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!