На что тратят деньги наркобароны Латинской Америки

Латиноамериканские наркокартели славятся не только локальными «играми престолов» и бесконтактными доставками отрезанных голов на порог конкурентов. Наркоторговля — это многомиллиардная индустрия, которая существует благодаря высшим должностным лицам, взаимным услугам, глубокому уважению и нескончаемому потоку свежеотмытых наркоденег.

Последние, к слову, приятно тратить всем участникам «черного рынка», но немногим удается делать это с таким размахом, как в Латинской Америке.

Автор Telegram-канала «Секс, картели, Фрида Кало» рассказывает о том, на что наркобароны и члены их семей спускают «честно» заработанные деньги.

Когда речь заходит о главах картелей и безумных тратах «для души», в первую очередь вспоминается Пабло Эскобар. В 1989 году журнал Forbes поместил главу Медельинского наркокартеля на седьмую строчку в списке самых богатых людей мира.

Подсчитать реальный доход предприимчивого выходца из колумбийских трущоб, который контролировал 80% продаж кокаина по всему миру, было практически невозможно. Денег было так много, что их приходилось прятать на складах и в стенах, куда легко проникали крысы.

Каждый год грызуны съедали почти 10% от выручки Эскобара. Но никто не расстраивался: по мнению руководства, пусть лучше будет так, 90% все равно достанется картелю, а не правоохранителям.

В собственности главы Медельинского наркокартеля находились больше тридцати загородных поместий, около пятисот тысяч гектаров земли и коллекция из сорока раритетных «Роллс-Ройсов».

Самой известной резиденцией Эскобара являлась вилла Hacienda Napoles.

На ее территории были вырыты 20 искусственных озер, шесть бассейнов и построен небольшой аэропорт. Также здесь располагался личный зоопарк Эскобара, любившего показывать гостям многочисленных антилоп, буйволов, носорогов, слонов и, конечно же, бегемотов. Последним, по слухам, наркобарон скармливал своих врагов. После смерти Эскобара бегемоты сбежали в джунгли.

В 1993 году, когда наркобарона убили, его семья вступила в судебную тяжбу с колумбийским правительством, стремясь получить и поместье, и земельный участок стоимостью более двух миллионов долларов.

Победу в споре одержали власти Колумбии.

В настоящий момент Hacienda Napoles — это огромный парк развлечений. Дом наркобарона стоит в руинах, а к потомкам эскобаровских бегемотов присоединились тигры, львы и пумы.

Сам Эскобар, хоть и с детства мечтал быть богатым, к деньгам относился достаточно утилитарно. Широкое распространение получила история о том, как он сжег в костре почти два миллиона долларов, чтобы согреть маленькую замерзшую дочь.

Традицию роскошной наркожизни вслед за Эскобаром продолжил Хоакин Гусман Лоэра, он же Эль Чапо, бывший лидер картеля Синалоа. Как и глава Медельинского картеля, Эль Чапо родился в бедной крестьянской семье, и зарабатывал на жизнь помогая отцу и братьям выращивать и продавать марихуану. И вскоре закономерно захотел большего.

В отличие от своего колумбийского вдохновителя, Эль Чапо попадал в списки долларовых миллиардеров Forbes четыре раза.

По данным Министерства юстиции США, за свою более чем тридцатилетнюю карьеру в качестве наркобарона Эль Чапо заработал свыше 12 миллиардов долларов. Назвать эту сумму стопроцентно верной при этом нельзя — даже во время суда над лидером картеля Синалоа обвинители признавали, что имеют в виду лишь примерный совокупный доход.

Защита наркобарона утверждала, что подобные цифры — чересчур завышены. Отдельные эксперты соглашаются с адвокатами Эль Чапо: американский Минюст не учел, например, такие «операционные» расходы, как взятки государственным чиновникам, зарплату для рядовых членов картеля, обеспечение безопасности Эль Чапо, находившегося в бегах, покупку самолетов и наркосубмарин, используемых для доставки наркотиков в США.

Эль Чапо, разумеется, приобрел резиденцию — как и всякий уважающий себя лидер наркокартеля. Обязательные атрибуты в виде нескольких бассейнов и теннисных кортов глава Синалоа разбавил по примеру Эскобара зоопарком. Преимущественно в нем жили тигры, львы и пантеры.

Иметь одно единственное поместье при такой активной светской и рабочей жизни — дело воистину неблагодарное, поэтому Гусман приобрел ранчо в каждом мексиканском штате (на данный момент их 31).

Для тихого семейного отдыха наркобарон также обзавелся несколькими домами на океанских побережьях. Самый знаменитый из них находится в Акапулько и стоит, предположительно, около 10 миллионов долларов.

Для удовлетворения таких сиюмитных желаний, как поездка в одно из казино Макао или оздоровительный ретрит в Швейцарии, лидер картеля купил несколько частных самолетов. Согласно показаниям одного из «коллег», в возрасте 61 года у Эль Чапо не было ни одного седого волоса — данный факт связали с многочисленными тратами на косметологов и врачей.

Справедливости ради, своих партнеров и подчиненных Эль Чапо тоже не обижал. Однажды в качестве подарка на Рождество пятьдесят «самых ближайших советников» получили от наркобарона по автомобилю стоимостью около 35 тысяч долларов каждый.

На «вознаграждение» полицейских, местных политиков и коммерсантов уходило около 10-12 миллионов долларов в месяц.

На благотворительность в картеле Синалоа тоже не скупились — Эль Чапо, а вместе с ним его многочисленные партнеры и родственники, строили приюты, закупали оборудование для школ, помогали детям погибших «коллег» получить образование.

Была у Эль Чапо и своего рода страсть — траты на экстравагантное оружие. Самым известным приобретением стал пистолет 38 калибра с инкрустированной бриллиантами рукояткой и выгравированными на нем инициалами Гусмана. Предположительно, у наркобарона было несколько подобных экземпляров с камнями разных цветов.

Один из сыновей Эль Чапо, Альфредо, частично унаследовал экстравагантные вкусы отца и использовал позолоченное оружие.

Вспоминая «отцов» наркобизнеса, нельзя не упомянуть об их детях, выросших в атмосфере роскоши, гламура, а также с полным осознанием того, как были заработаны деньги их родителей.

У молодых наркобаронов появились социальные сети и используются они не только для зловещих посланий конкурентам, но и для демонстрации своего «статуса».

Такую моду ввели, скорее всего, многочисленные дети Эль Чапо. Уже упоминаемый Альфредо спокойно выкладывал в сеть фотографии дорогих машин, вилл, вечеринок — а позже стал разбавлять их фотографиями оружия и ручных тигрят. Апофеозом стала публикация огромных стопок наличных денег и упакованных брикетов с наркотиками. Со временем оружие и наркотики переместились в руки полуобнаженных девушек — чаще всего предположительных любовниц наркобаронов.

Стопки наличных денег стали использоваться в качестве подставок под еду или показательно разбрасываться по полу.

Но сегодня подобные фото размещают уже вовсе не дети наркобаронов.

Сегодня «Нарко-гламур» превратился в настоящий молодежный тренд и даже сформировал своего рода массовую субкультуру. И это неудивительно, учитывая, как мировой кинематограф идеализирует образ криминальных авторитетов и наркобаронов.

Молодые люди — и не важно, богатые или бедные — мечтают жить как narcos. Некоторые, к сожалению, и вовсе считают их если не героями, то уж точно людьми, достойными подражания.

Федеральное агентство новостей не пропагандирует распространение и употребление наркотических веществ. Данный текст носит исключительно информационный характер.


Автор: Фрида Кало
1 комментарий
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Иммигранты
Если "Федеральное агентство новостей не пропагандирует распространение и употребление наркотических веществ", Тогда слово " заработал" в отношении наркобаронов должно печататься в кавычках. Даже в двойных. Да и в отношении любых торгашей и ростовщиков.