ГУЛАГ и наша Победа

ГУЛАГ и наша ПобедаРассуждая на сайте о причинах победы нашего народа в Великой Отечественной войне, большинство авторов обычно никогда не упоминают о ГУЛАГе. Между тем, последний имеет самое прямое отношение к данной теме, поскольку являлся одним из важнейших слагаемых этой Победы. Правда, данную точку зрения нельзя назвать популярной среди историков. Судя по публикациям в интернете, среди них господствует сегодня другая, крайним выражением которой являются взгляды П.Краснова, утверждающего, что заключённые ГУЛАГа не могли внести тогда серьёзного вклада в экономику СССР, поскольку составляли менее 2 % его трудовых ресурсов (П.Краснов. Каким был риск оказаться в Гулаге // www.rusproject.org/pages/analysis_3/risks_stalin.html).

Это утверждение как минимум спорное, поскольку опирается на сомнительные основания (как и большинство других его выводов). Остановимся на них подробнее. Указанная цифра получается у данного автора в результате деления общей численности определённых им же трудовых ресурсов СССР (120 млн.) на максимальное количество заключённых к началу войны. На самом же деле, для определения экономической эффективности ГУЛАГа нужно сравнивать число заключённых не с общими трудовыми ресурсами СССР, а с количеством промышленных рабочих, поскольку труд заключённых использовался в основном в промышленности. Сельским хозяйством занималась ничтожно малая их часть, причём произведённая ими продукция шла исключительно на нужды самого ГУЛАГа.

Согласно переписи 1939 года, рабочий класс составлял тогда 33, 7 % населения СССР, причём треть его была занята в сельском хозяйстве (работники совхозов и МТС). Таким образом, на промышленных рабочих остаётся 22,4 %, то есть приблизительно 44 миллиона человек. Трудоспособные возрасты населения (от 16 до 59 лет) составляли тогда в СССР 55,5 % от всей его численности (www.mysteriouscountry.ru/wiki/index.php/ Народное хозяйство СССР/1960/Территория и население), значит от общего числа промышленных рабочих это чуть более 24 миллионов. Если же брать только те отрасли промышленности, где в основном и использовался подневольный труд (горная, металлургия, деревообработка, лесозаготовки, строительство и т.п.) , то число занятых в них рабочих составляло, согласно переписи 1939 года, около 15 миллионов человек (Там же). Именно эти цифры и следует ставить в основание расчетов. В лагерях и колониях ГУЛАГа на начало войны находилось, согласно Википедии, 1 929 729 заключённых , то есть почти 2 миллиона, что составляет более 8 % от общего числа трудоспособных промышленных рабочих и более 13 % от рабочих тех отраслей промышленности, где использовался подневольный труд.


Однако и эта цифра не отражает реального соотношения свободного и подневольного труда. Дело в том, что в состав ГУЛАГа входили не только лагеря и колонии, но и спецпоселения из высланных в мало освоенные районы так называемых «кулаков» и других «подозрительных» правящему режиму категорий населения СССР. Спецпереселенцы тоже были заняты, как правило, в промышленных отраслях (в основном в угольной и лесной). Их численность на 1 октября 1941 года Википедия определяет в 936 547 человек. По её же данным, за полтора года до войны к ним добавились выселенные из западных областей Белорусии и Украины поляки, так называемые «осадники», в количестве 139 596 человек. Вместе с заключёнными все они составляли примерно 3 миллиона человек, то есть 12,5 % всей промышленной рабочей силы в СССР и 20 % в отраслях занятости заключённых и спецпереселенцев.

Но даже эта цифра не даёт достаточного представления о подлинной роли ГУЛАГа в советской экономике военных и предвоенных лет. Говоря о системе Главного управления лагерей, следует учитывать, что одной из основных целей его существования было освоение богатых природными ресурсами, но труднодоступных и очень малонаселённых территорий Сибири, Дальнего Востока, Северного Урала и Севера Европейской части страны. Если брать за основу трудовые ресурсы этих территорий, то заключённые и спецпереселенцы составляли здесь едва ли не большую их часть. К примеру, на Дальнем Востоке население края составляло в 1940 году около 2 750 000 человек (Там же), а заключённых находилось здесь к началу войны приблизительно около 500 000 (Подсчитано по таблице «Исправительно-трудовые лагеря на территории Дальневосточного края 1929 – 1954 гг.» из книги «Хотелось бы всех поимённо назвать»: Книга-мартиролог. Хабаровск, 2004), то есть они составляли примерно треть всех трудовых ресурсов края и большую часть трудовых ресурсов местной промышленности и промышленного строительства. Если же учитывать спецпереселенцев, то подавляющую часть рабочей силы для промышленности Дальнего Востока давал ГУЛАГ. Он же в основном обеспечивал её местным сырьём.

Правда, производительность труда заключённых, как и любого другого подневольного труда, была невелика. Тем не менее, утверждение некоторых историков, что ГУЛАГ был совершенно нерентабельным и потому с экономической точки зрения бессмысленным предприятием, на мой взгляд не совсем соответствует действительности. Более низкая, по сравнению с вольнонаёмными рабочими, производительность труда заключённых частично компенсировалась большей продолжительностью рабочего времени последних: 10-12 часов вместо 7-8 и один выходной в 3-4 месяца вместо еженедельных. Кризис советской лагерной системы начался после её значительного удорожания в результате роста бюрократического аппарата и истощения наиболее доступных источников топлива, сырья и рабсилы (из-за больших потерь в ВОВ) только во 2-й половине 40-х годов. В 30-е же годы и во время Великой Отечественной войны ГУЛАГ, видимо, полностью оправдывал себя в глазах тогдашнего руководства СССР. Конечно, полностью самоокупаемым он и тогда, скорее всего, не был. Но это от него и не требовалось. Главной его задачей было скорейшее экономическое развитие в целях индустриализации слабозаселённых и мало освоенных, но богатых природными ресурсами северных и восточных регионов страны. В суровых климатических условиях этих территорий применение только вольнонаёмного труда неизбежно потребовало бы ещё больших финансовых затрат. В начале 30-х годов таких средств у советского государства ещё не было. Этот факт и стал основной причиной развёртывания сталинским руководством системы ГУЛАГ в СССР. Морально-нравственная сторона этого вопроса была принесена им в жертву чисто экономическим интересам государства.
Поражения советской армии в первый период войны и потеря большинства наиболее экономически развитых территорий европейской части СССР тяжело отразились на работе ГУЛАГ. Эвакуация западных лагерей вызвала существенную дезорганизацию всей системы и большую скученность заключённых, а возникший недостаток продовольствия в стране привёл к значительному сокращению их пайков. При этом, нормы выработки для них наоборот возросли. Учитывая, что и в довоенные годы снабжение лагерей, по признанию Берия (письмо Молотову от 9 апреля 1939 г.), осуществлялось обычно только на 60-65 % , такое положение не могло не привести к катастрофе. И она действительно произошла. По данным Википедии, с 1941 по 1943 год только в исправительно-трудовых лагерях (без учёта колоний) умерло 735 870 заключённых. Это 47 % от общего количества погибших в лагерях за 22 года, с 1930 по 1952 (1 580 750 человек). Всего же за годы войны погибло около миллиона заключённых. Только к 1944 году нормы питания заключённых опять выросли на 12-46 %, но и тогда оставались на 30 % ниже довоенных.

Тем не менее, несмотря на голод, ГУЛАГ внёс достаточно серьёзный вклад в развитие военной экономики СССР. Согласно данным историка Земскова, с начала ВОВ и до конца 1944 года заключённые ГУЛАГа выпустили 70,7 млн. единиц боеприпасов (в том числе 25,5 млн. миномётных мин, 35,8 млн. ручных гранат и запалов к ним, 9,2 противопехотных мин, 100 тысяч авиабомб и др.), 500 тыс. катушек для полевого телефонного кабеля, 30 тыс. лодок волокуш, 67 млн. метров тканей (из которых пошито 22 млн. единиц обмундирования), 7 млн. метров древесины и т.д.

За этот же период НКВД СССР перечислил в доход государства около 3 миллиардов рублей, поступивших из других наркоматов за предоставленную им рабочую силу. С середины 1944 года там работало 225 тысяч заключённых ГУЛАГа. Их использовали, в частности, на производстве вооружений и боеприпасов (39 тысяч), в чёрной и цветной металлургии (40 тысяч), в авиационной и танковой промышленности (20 тысяч), в горной и нефтяной промышленности (15 тысяч), на электростанциях и в электрической промышленности (10 тысяч), в леспроме (10 тысяч) и др. На строительство оборонительных рубежей в первый период войны было отправлено 200 тысяч заключённых.

В 1941-1943 годы сотни тысяч заключённых направлялись и на подведомственные самому НКВД стройки. В частности, на строительство железных дорог было передано 448 тысяч человек, на промышленное строительство – 310 тысяч, лагерям лесной промышленности – 320 тысяч, горнометаллургической – 171 тысяча, на аэродромное и шоссейное строительство – 268 тысяч. В качестве примеров таких работ можно назвать строительство Магнитогорского и Кузнецкого металлургических комбинатов в июне 1941 года (4300 ЗК), Джезкаганского медеплавильного комбината (3000), Уфимского нефтеперегонного завода (2000), завода им. С.М.Кирова наркомата танковой промышленности (2000), Челябинского металлургического завода. В те же годы заключёнными были построены ряд нужных фронту железных дорог, в частности: Свияжск-Ульяновск и Саратов-Сталинград (в строительстве последней значительную роль сыграли и военно-строительные части).

В целом, по видам работ, заключённые использовались в период войны следующим образом: на строительных работах – 34 %, в производстве – 25 %, в горнорудной промышленности – 11 %, в прочих (лесозаготовки, погрузочно-разгрузочные работы и т.п.) – 30 5 % (В.Н.Земсков. ГУЛАГ (историко-социологический аспект)// Социологические исследования. 1991, N 6. С. 10-27; 1991, N 7. С. 3-16). Для характеристики уровня влияния ГУЛАГ на экономику страны хорошо подходит утверждение Николая Верта, что в момент своего высшего развития, в начале 50-х годов, ГУЛАГ обеспечивал 100 % потребности страны в платине и бриллиантах, 90 % - в серебре, 25 % добычи цветных металлов, 12 % потребности в угле и древесине (Николай Верт. ГУЛАГ через призму архивов. Shalamov.ru/research/61/1html). Вряд ли эти цифры были ниже и в военные годы.

В 1942 году ряды подневольных тружеников тыла пополнили «трудмобилизованные» граждане СССР немецкой и других национальностей воюющих против нас стран. Из них были сформированы рабочие колонны, жившие за колючей проволокой и трудившиеся вместе с заключёнными на стройках и в промышленных цехах. Численность их за всё время войны составила более 400 000 человек (Земсков). На восстановлении разрушенной экономики СССР бок о бок с другими невольниками труда работали и военнопленные, число которых, по данным Википедии, достигало 3 486 206 человек (не считая японцев, которых было ещё 575 000). Из них формировали рабочие батальоны. В 1944-1945 гг. к ним добавили 155 262 трудоспособных гражданских немцев и «вражеских элементов», интернированных в странах Восточной Европы и в Восточной Пруссии. Венгерские историки заявляют и о примерно 200 тысячах интернированных гражданских венгров. Правда у нас эти сведения пока не подтверждены. В рабочие батальоны были зачислены в 1945 году также около 600 тысяч советских граждан из числа вернувшихся на родину репатриантов.

На последок, не касаясь больной для нашего общества темы репрессированных, определим общее количество граждан СССР, прошедших через карательную систему сталинизма. Общая численность заключённых, прошедших через лагеря и колонии ГУЛАГа, видимо, уже известно. По утверждению В.Роговина, из архивных материалов ГУЛАГа следует, что за 1921-1953 годы через лагеря прошли около 10 миллионов человек (Партия расстрелянных. Вадим Роговин. web.mit.edn/people/fik/Rogovin/volume5/pit.html). Видимо, в это число он включил и заключённых колоний. Общее же число спецпоселенцев за все годы составляет, согласно Википедии, более 5 миллионов человек. К ним нужно добавить другие перечисленные выше категории подневольных граждан СССР («трудмобилизованные» и репатрианты) – всего около 1 миллиона человек.

В этой же связи можно упомянуть также так называемые БИРах (Бюро исправительных работ) в которые, согласно Указу Верховного Совета СССР от 26 июня 1940 года, помещались на шесть месяцев рабочие, опоздавшие на работу более чем на 20 минут. Уже к началу ВОВ на их учёте находилось около 1 264 000 человек (Земсков). Принимая во внимание эту цифру, можно заключить, что через разные формы подневольного труда в нашей стране прошли более 17 миллионов советских граждан, не считая более 4 млн. военнопленных и около 300 тысяч интернированных иностранцев.


Автор: Юрий Тарасов
0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!