Рожденные под красной звездой. Служебные собаки российской армии

Без кого сегодня не обойтись саперу, где воспитывают самых бдительных часовых российской армии, и почему доброе слово не только кошке приятно? За ответами на эти вопросы наш корреспондент отправился в 470-й ордена Красной Звезды методико-кинологический центр служебного собаководства Вооруженных сил России.

Опытный диверсант сможет найти лазейку в системе электронной охраны стратегического объекта, хитрый инженер всегда сможет заминировать местность так, что поисковая аппаратура саперов не сумеет выявить взрывное устройство. Помешать этому может только специально подготовленная и выдрессированная служебная собака.

Единственным местом, где готовят специалистов-кинологов, а также разводят и дрессируют собак для нужд российской армии, сегодня является 470-й кинологический центр. Подготовка животных построена по двум направлениям службы — караульной и минно-розыскной. Поэтому на тренировочной площадке Центра можно встретить не только степенных алабаев или вертких немецких овчарок, но и добродушных лабрадоров. Но прежде чем приступить к специальному обучению, все собаки проходят общий курс дрессировки. С помощью одиннадцати различных приемов, таких как выполнение команд вожатого «Сидеть!» или «Лежать!», а также преодоления сложных препятствий на площадке, военнослужащие вырабатывают у своих подопечных послушание, храбрость и характер. Отдельно проводятся занятия по приучению собак к звукам стрельбы и взрывов. Слишком трусливые особи выбраковываются.

Служебные собаки российской армии


Фото: Григорий Миленин

На караул!

Несмотря на появление и совершенствование все новых систем охраны и сигнализации, для обеспечения безопасности объектов в Вооруженных силах России по-прежнему используют караульных собак. Их главная задача — за несколько десятков метров учуять нарушителя, громким лаем предупредить часового о возможной опасности и, в случае необходимости, самостоятельно атаковать незваного гостя. Как объяснил корреспонденту «Защищать Россию» заместитель начальника Центра по специальной подготовке капитан Виталий Пудовкин, российских собак тренируют на захват по «гуманной схеме», то есть за руку. Сила челюстей у животных крупных пород такова, что при захвате, например, за ноги (как тренируют собак военные кинологи во Франции) нарушитель может получить разрыв бедренной артерии и скончаться от потери крови.

Служебные собаки российской армии


Фото: Григорий Миленин

При укусе за руку такой исход менее вероятен, но серьезные травмы гарантированы. Поэтому главным орудием дрессировки караульных собак является рукав из нескольких слоев плотной ткани. Для начала его дают потрепать молодой собаке, через несколько занятий фигурант (так называют дрессировщика в роли условного нарушителя) начинает играть с ней в его перетягивание. На следующем этапе дрессировщик, облаченный в защитный костюм, все с тем же рукавом изображает прорыв через границу поста или нападение на часового, а вожатый дает своей собаке команду «Фас!». Наконец, в финале обучения караульную собаку оставляют на учебном посту, а «нарушитель» подбирается к нему с дальних подступов.

С собакой необходимо разговаривать. Пускай она не понимает человеческую речь, но она очень чутко улавливает интонацию вожатого. Она чувствует его эмоции и через них понимает, когда действует правильно, а когда — нет.

Капитан Виталий Пудовкин

Служебные собаки российской армии


Фото: Григорий Миленин

Автор этих строк стал свидетелем работы натренированной овчарки на посту. Поначалу зубастый от души облаял незнакомца с фотоаппаратом, но стоило на горизонте появиться фигуранту, как караульный пес переключил все внимание на него. Набюдая нарушителя уже за семьдесят метров, овчарка была готова броситься на его задержание. Учинить расправу над «потенциальным противником» псу помешала только цепь. Но вот фигурант подбегает ближе, прыжок! И любимая игрушка — рукав — в пасти у собаки, а враг ретируется, чтобы через несколько минут проделать это упражнение со следующим животным.

Нюх на опасность

Обучение собак по специальному курсу караульной службы по нормативу занимает полгода. Почти в два раза больше времени требует подготовка животного для работы с вожатым в составе минно-розыскного расчета. Несколько разнятся и методы дрессировки — если для караульной собаки он игровой, то для четвероногого сапера лучше работает вкусопоощрительный.

Служебные собаки российской армии


Фото: Григорий Миленин

На учебном минном поле раскладываются макеты противотанковых и противопехотных мин с небольшим количеством взрывчатого вещества и кусочком лакомства внутри. Смешение запахов взрывчатки и пищи вырабатывает у собаки условный рефлекс на команду «Ищи!», а зигзагообразное размещение макетов на площадке приучает ее охватывать большую площадь поиска. Постепенно количество лакомства в макетах сокращается, а за найденный осколок тротила или гексогена вожатый поощряет свою собаку поглаживанием и словами.

После того, как навык самостоятельного поиска закреплен, вожатый приучает минно-розыскную собаку указывать на место закладки мины. Военные кинологи натаскивают животных на два вида сигнализации — лаем или посадкой. По мнению специалистов 470-го центра, голосовой сигнал наиболее эффективен в городских условиях, тогда как для работы на местности предпочтительнее обозначение посадкой.

Служебные собаки российской армии


Фото: Григорий Миленин

Для выработки этого рефлекса используют метод локализации запаха взрывчатки. В несколько резервуаров, вкопанных в землю, — как правило, это обрезок широкой трубы — закладывают фрагмент взрывчатого вещества, а на подложке сверху — лакомство. В замкнутом пространстве запахи концентрируются и перемешиваются. Собака находит нужную трубу, но достать пищу не может. В этот момент вожатый должен подать ей команду «Сидеть!» или «Лежать!», в зависимости от того, какую из них она выполняет более охотно, и после выполнения тут же угощает ее найденным лакомством. В дальнейшем оно будет убрано, но в ходе тренировок собака смекнет, что там, где пахнет взрывчаткой, надо сесть, и тогда получишь угощение. Если не из трубы, то из рук вожатого.

Однако вкусопоощрительный метод дрессировки минно-розыскных собак — не аксиома. Вожатый ефрейтор Александр Вишняков, который летом этого года уйдет в запас, поделился с «Защищать Россию» своим опытом воспитания непоседливой годовалой овчарки по кличке Цента: «Ее за мной закрепили, когда она была еще подростком. В первые дни я приходил к вольеру и просто с ней разговаривал. Потом я стал заходить в вольер и кормить ее, через несколько дней принес ей игрушку. Постепенно мы привыкли друг к другу. Цента очень любит играть, и с помощью игрушки я стал приучать ее искать взрывчатку».

Я призывался из Твери. Через четыре месяца ухожу в запас. Дома меня ждет мой пес, тоже овчарка, но с Центой все равно будет тяжело расставаться. Надеюсь, что после увольнения я смогу приехать в центр на день открытых дверей и повидаться с ней. Скоро я начну увеличивать перерывы в общении с ней, чтобы собака меньше переживала пропажу своего вожатого и привыкла к новому.

Ефрейтор Александр Вишняков

Служебные собаки российской армии


Фото: Григорий Миленин

Память о войне

Наряду с основной работой по подготовке караульных и минно-розыскных собак, кинологи Центра поддерживают методики дрессировки, опробованные еще в годы Великой Отечественной войны. Так, в особом подразделении обучают собак-истребителей танков. В первые дни ВОВ войска Красной армии не всегда могли противостоять танковым натискам гитлеровцев, противотанковое вооружение было слишком слабо против толстой лобовой брони немецких «Тигров». Но была у этих машин ахиллесова пята — днище. Именно под него было решено отправлять собак с зарядом взрывчатки на спине. В сжатые сроки была освоена новая комбинация — предварительно некормленую собаку приучали есть под танком. Сначала под незаведенным, потом под работающим. Затем обстановка усложнялась и из танка раздавалась стрельба.

Всего за годы Великой Отечественной войны собаки ценой своей жизни уничтожили свыше 300 немецких танков. Известен даже эпизод подрыва вражеского эшелона с помощью овчарки по кличке Дина. Направленная своим вожатым в сторону железнодорожного полотна, она взбежала на пути, сбросила на рельсы вьюк с многокилограммовым зарядом и умчалась обратно в лес. Железнодорожный состав с бронетехникой Вермахта был пущен под откос…

Служебные собаки российской армии


Фото: Григорий Миленин

Также кинологи 470-го центра практикуют науку управления собачьими упряжками. В ходе той же Великой Отечественной собаки вывезли с поля боя почти 700 тысяч тяжелораненых бойцов и доставили на передовую свыше 3500 тонн грузов. Для поддержания навыков в подразделении содержат популяцию ездовых хаски.

В годы войны собаки, воспитанные в Центре (тогда он назывался Центральной военно-технической школой собаководства), обнаружили более 4 миллионов мин и неразорвавшихся снарядов. Они показали такую эффективность, что уже в начале 1944 года к советским властям обратились представители генштаба Великобритании с просьбой поделиться методикой подготовки минно-розыскных животных.

Служебные собаки российской армии


Фото: Григорий Миленин

Кузница кадров

В составе Центра действует всемирно известный питомник служебных собак «Красная Звезда». Для российской армии тут разводят восточно-европейских, кавказских, немецких, среднеазиатских и южно-русских овчарок, пиринейских горных собак, ротвейлеров, лабрадоров, хаски, московских сторожевых и черных терьеров. Последние две породы были выведены в питомнике во второй половине ХХ века.

Как и в мире людей, здесь есть свой роддом, куда постороннему просто так не войти, поликлиника и детский сад. В нем содержатся подросшие щенки, которых через некоторое время закрепят за вожатыми и определят в свой вольер. Детство для них заканчивается в шестимесячном возрасте, с этого момента щенков начинают дрессировать.

Служебные собаки российской армии


Фото: Григорий Миленин

Однако питомник не в состоянии обеспечить все вооруженные силы своими собаками, поэтому часть животных составляют бывшие домашние питомцы служебных пород, с которыми хозяева не сумели справиться и отдали в 470-й центр.

Вклад в науку

Наряду с учебной работой, в Центре на протяжении десятилетий велась и научная деятельность. Уже в 1946 году в лаборатории центральной школы военного собаководства на животных был проведен первый в мире успешный эксперимент по пересадке сердца. Операцию проводил основоположник мировой трансплантологии Владимир Демихов.

В период войны в Афганистане специалисты-кинологи вместе с инженерами МВТУ им. Баумана совершили несколько научных открытий. Так, для собак минно-розыскной службы бауманцы разработали стимулирующий иглоиппликатор — когда животное уставало, вожатый клал ей на затылок и шею эластичную ленту с иглами, расположенными в особом порядке и прижимал ее на одну-две минуты. Такого воздействия было достаточно, чтобы собака вновь почувствовала в себе силы для поиска мин. Кстати, с помощью этого иппликатора сотрудники питомника «Красная Звезда» однажды смогли вылечить от паралича перспективного щенка черного терьера.

У собаки есть ум. Она не просто выполняет команды вожатого, она чувствует его, анализирует ситуацию. Если человек пришел к собаке в плохом настроении, то не стоит ожидать от нее полной отдачи. Наука выявила у собак элементарную рассудочную деятельность, а это значит, что животное осмысливает свои действия, а не только полагается на инстинкт и рефлексы.

Ветеринар Центра Лидия Плотвинова

Служебные собаки российской армии


Фото: Григорий Миленин

Также в 1980-е годы сотрудники кинологического центра и МВТУ проводили эксперимент «Луч» на выявление совместимости собаки и вожатого минно-розыскного расчета по энергетике биотоков. Как рассказала ветеран Центра Лидия Плотвинова, почти полвека проработавшая в нем ветеринаром, чувствительным прибором замерялась сила биотока на руке вожатого в точке хэ-гу. После этого к нему подводили собаку, человек обнимал ее и замер повторялся. Если человек и собака внутренне, пускай и неосознанно, доверяли друг другу, то биоток вожатого усиливался. По мнению экспериментаторов, такая совместимость должна была улучшить способности расчета к поиску мин.

Был в этом эксперименте и курьезный момент — у одного из вожатых выявили несовместимость со всеми подопытными собаками. И это при том, что сам он очень их любил. Позже выяснилось, что в раннем детстве вожатого покусала собака, но он это напрочь забыл. Однако человеческий организм все запоминает.

Служебные собаки российской армии


Фото: Григорий Миленин

В конце восьмидесятых годов исследовательская работа в центре была свернута, а многие научные работники ушли в гражданские вузы. Но, как пояснила Лидия Плотвинова, все экспериментальные наработки были систематизированы и сданы в архив Минобороны, так что при необходимости их всегда можно будет задействовать.

Григорий Миленин

0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!