Бойцы клинической оппозиционности

Мы-то думали, что горе, накрывшее страну, хоть как-то сплотит два непримиримых лагеря, позволит сделать шаги навстречу друг другу. Оказывается, это мы по наивности душевной.

Вчера Интернет в очередной раз выполнил роль лакмуса. Кого-то разочаровал, кого-то разъярил, кого-то откровенно ткнул носом в мерзость. Первой отличилась Божена Рынска, которая открыто и неоднократно радовалась смерти съёмочной группы НТВ.

Кто там у нас, позвольте, госпожа Рынска? Светская львица и светский хроникёр? Простите, а кто назначил эту даму с замашками зоновской надсмотрщицы на роль светской львицы? И можно ли называть светским хроникёром акынствующую даму, старающуюся более-менее сносно складывать матерные слова в предложения? Правильно: нельзя данную особу считать таковой.

Правда, понять Божену Львовну можно. Старт она взяла в мутные и опасные девяностые. И душевных травм на её долю выпало не меньше, чем на долю любой проститутки, практикующей в те времена. Были и физические страдания. Потом произошёл резкий толчок вверх от нужных людей, столь повлиявший на психику Божены Львовны. А потом случилось падение в ущелье пограничных состояний, виной которому в том числе и эксперименты с алкоголем.

До сих пор перед глазами раскрасневшееся лицо товарища Рынской и её вопль, обращённый не к бывшим клиентам, а к телеоператорам и фотографам: "Я Божена! Снимайте!"

Этим криком она сделала первый шаг к своей клинической оппозиционности. И сейчас на полном серьёзе считает себя видной диссиденткой. Если лавры Валерии Ильиничны покоя не дают, то нужно подуспокоиться. Потому как Валерия Новодворская и Божена Рынска — это примерно как Григорий Перельман и майдановский сотник Парасюк.

Но успокоиться не получается. И возникает вопрос к государству. Неужели за изощрённое глумление над безвинно погибшими у нас уголовно не преследуют и боженырынски могут безнаказанно плевать в души и родным, и близким, и тем, кто искренне переживает трагедию борта, отправлявшегося в Хмеймим?

Предвижу ответ: "Госпожа Рынска психически больна". И у меня тут же возникает ещё один вопрос: "А почему, собственно, не лечите и не изолируете от общества?" Ведь в данном случае вылечить — значит уберечь.

Потому как после вчерашней виртуальной вакханалии Божены Львовны появились комментарии, над которыми ей стоит крепко призадуматься. Вторит Рынской и Аркадий Бабченко, так же лишённый понятий о святости, как и понятий вообще.

Для них наше горе — это их радость. Простейшая, хорошо известная, омерзительная формула, находящаяся на вооружении слабых и неумных людей, ставших патентованными негодяями. Одно неприятно и даже мерзко. Они ходят по тем же улицам, что и мы.

Естественно, отреагировала на нашу трагедию и украинская сторона. Читая комментарии, отказывался верить, что их писали не интернет-боты, а живые люди. Вот мне хотелось бы спросить у них… Они когда на кладбище отправятся, дабы родных помянуть, вспомнят ли о сказанном, кольнёт ли их что-то в остатки мозга и души? Вряд ли.

А ещё хотел бы спросить у этих товарищей, как они с такими мыслями пороги храмов переступают. Но их ещё об этом спросят. Обязательно спросят. И в том, что воздастся, сомневаться не приходится.

Вот таким он оказался, лакмус Интернета после трагедии. Ещё раз доказавший, что нет предела человеческой мерзости. Зато терпению предел есть. И мне страшно подумать, но, кажется, скоро лента финиша.

0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!