Исторический маразм Украины: в Верховной Раде принимают закон о реабилитации украинских нацистов УПА 18 января 2017 19:19

(Часть первая)

В истории бывают периоды, когда целый народ, общество полностью впадает в спячку беспамятства. Тогда в сознание людей, потерявших духовный иммунитет и нравственные ориентиры, вновь проникает коричневый вирус.

Сейчас на Украине нацизм уже заявил о себе, обретя явь и плоть сначала в виде небольшой, но очень активной группки свидомых, которая в очередной раз в истории внушила спящему большинству, что рецепт процветания - это «одна нация, один народ». Осталось добавить «один фюрер», на место которого пока претендуют многие. И люди не заметили как они, вызвав хаос, захватили власть. Ни в одной другой стране мира, кроме Украины, самопровозглашенные нацисты не контролируют службу безопасности и не занимают важные посты в Министерстве внутренних дел и парламенте. Нацисты «Правого сектора» и «Свободы» даже подчеркивают свою приверженность идее деления населения Украины по бандеровскому принципу. Дмитрий Ярош, возглавляющий «Правый сектор», в своей книге «Нация и революция» пишет: «Украина - мононациональное государство, но на нашей земле живёт около пятнадцати процентов представителей национальных меньшинств. Понятно, что у многих из этих людей возникнет закономерный вопрос: «Что будет с нами, когда украинцы получат свою государственность?» Ответ однозначен и не выдуман нами, а передан нам от наших предшественников, и потому является святой заповедью для нас. Звучит он так: не украинцы, которые вместе с украинцами ведут борьбу за государственность нации, являются нашими собратьями.

Не украинцы, не встающие под украинские освободительные флаги, но и не противодействующие нашей борьбе и относящиеся толерантно к праву украинского народа быть хозяином своей судьбы на своей земле, сохраняют все гражданские права и свободы. Не украинцы, выступающие против национально-освободительной борьбы украинского народа, являются врагами нации, со всеми вытекающими из этого последствиями».

Практика не заставила себя ждать. В конце января 2014 года на трассе Львов - Краковец местные нацисты захватили пассажирский автобус с гражданами Польши. Как сообщает свидетельница происшедшего, «один из этих украинских националистов заявил, что «если не хотите в топку», то каждый в автобусе должен прокричать «Слава Украине - слава героям!».

В мае 2015 выпускники Ивано-Франковского физико-технического лицея-интерната на Украине исполнили песню «Я - бандеровец» на своем последнем звонке. По замыслу авторов, «эта песня должна разойтись по всей Украине и повысить патриотический дух граждан, напомнить об истории и о тех людях, которые положили головы за Украину в прошлом».

Первые ростки нацистской пропаганды на Украине, опираясь на нацистскую украинскую диаспору Канады, начали проявляться еще в 90-е годы. В частности такие: 22 февраля 2014 года литератор, председатель подкомитета по связям с соотечественниками, проживающими за пределами Украины и Комитета по вопросам культуры и духовности (какой только духовности, вдумайтесь!) Владимир Яворивский внес законопроект об отмене ответственности за оправдание фашизма. И проглотили. Дальше - больше. Идею расширяет и всячески дополняет очередными искажениями истории профильный отдел Института истории Украины в рамках так называемого «нового концептуального видения» истории ІІ-й мировой и Великой Отечественной войн. Например, такими: ОУНовцы, в частности бандеровцы и их УПА, вели «национально-освободительную борьбу на два фронта - против советских и немецких оккупантов» и т. п. Именно на этой «основе» местные органы власти в Западной Украине противозаконно реабилитировали вояк УПА, и националисты стали разрушать памятники и переименовывать улицы и площади, названные в честь героев и событий Великой Отечественной войны 1941–1945 г.г., стали преследовать ветеранов ВОВ и требовать от государства признания военных формирований ОУН, в т.ч. УПА, «воюющей стороной» во ІІ-ой мировой войне, «борцами за незалежнисть Украины».

Затем «в знак восстановления исторической справедливости» Порошенко делает 14 октября Днем защитника Украины в честь Украинской повстанческой армии, сотрудничавшей с нацистами во времена Второй мировой войны.

Официально создаётся новая «свидомая» история при непосредственном участии украинских эмигрантских кругов Канады, США и спецслужб ведущих стран Евросоюза.В начале апреля 2015 года появляется информация, что в Мюнхене начала работу немецко-украинская комиссия, которая будет заниматься изучением истории Украины без «искажающей советско-российской перспективы». Об этом сообщает ежедневная немецкая газета Frankfurter Allgemeine.Официальная цель комиссии - создание самостоятельного политического образа Украины, а также противодействие идеологизации исторических событий и борьба с «подтасовками путинской пропаганды».

Последним штрихом к кровавой драме, которая разыгрывается на Украине, станет принятие в феврале 2017 года Верховной Радой закона о реабилитации участников так называемых освободительных движений. Тем самым, как пишет глава Украинского еврейского комитета, «открывается путь для автоматической реабилитации не только организаторов и участников еврейских погромов времен Петлюры и Украинской народной республики (1917 - 1920 гг.), но и, что самое ужасное, членов ОУН и бойцов УПА, полицаев - участников массовых убийств евреев, поляков и ромов».

Вновь проявляется удивительный феномен - маразм памяти. Люди не чувствуют запаха серы украинских коричневых, и запаха крови, которая сочиться на Донбассе, но может охватить и целые регионы разваливающейся страны, повторив печально-известные Волынские события. Если и не по всей форме, то - в согласии с основной идеей (идеей очищения «нации» от иноэтничных компонентов). Ибо тот, кто не помнит уроков истории, обречен пережить их еще раз.

Поэтому необходимо напоминать и показывать эти жуткие фотографии преступлений изощренных садистов-бандеровцев беспамятной Украине, что именно происходило на её территории 70 лет назад и за какие подвиги сегодняшние украинские нацисты, облаченные властью, так славят свои «героев».

Как известно, одной из главных отличительных черт нацизма, украинского в том числе, являются массовые убийства. Поэтому уничтожение поляков, евреев, русских не было случайностью. Уже в мае 1941 года руководство ОУН(Б) (крыло ОУН, подчинявшееся Бандере) выпустило инструкцию «Борьба и деятельность ОУН во время войны», которая в том числе определяла отношение к другим нациям: «Национальные меньшинства подразделяются на:

а) дружественные нам, то есть члены всех порабощенных народов;

б) враждебные нам, москали, поляки, жиды.

а) Имеют одинаковые права с украинцами, они могут возвратиться на свою родину.

б) Уничтожаются в борьбе, кроме тех, кто защищает режим: переселение в их земли, уничтожать прежде всего, интеллигенцию, которую нельзя допускать ни до каких правительственных учреждений, и вообще сделать невозможным появление интеллигенции, то есть доступ до школ и т. д. Например, так называемых польских селян необходимо ассимилировать, осведомляя их, тем более в это горячее, полное фанатизма время, что они украинцы, только латинского обряда, насильно ассимилированные. Руководителей уничтожать. Жидов изолировать, убрать из правительственных учреждений, чтобы избежать саботажу, тем более москалей и поляков. Если бы была непреодолимая необходимость оставить в хозяйственном аппарате жида, поставить над ним нашего милиционера и ликвидировать за малейшую провинность.Руководителями отдельных областей жизни могут быть лишь украинцы, а не чужинцы-враги. Ассимиляция жидов исключается».

Однако в планы Германии никакая «независимая Украина» не входила, поэтому к концу 1941 года бандеровцам пришлось самим уходить в подполье и пересматривать свои планы относительно «нежелательных элементов». Что характерно, руководство ОУН (Б) по-прежнему призывало не нападать на немцев. Вот как описывает этот процесс историк Александр Дюков: «Новый план деятельности был официально сформулирован в апреле 1942 года на II конференции ОУН (Б). Вооруженную борьбу против нацистских оккупантов было решено не вести, поскольку борьба с немцами играет-де на руку Москве.

В октябре 1942 года во Львове была собрана первая военная конференция ОУН (Б), по итогам которой было решено подготовить программу военной деятельности организации.

Судя по опубликованным отрывкам, в программе намечалась подготовка к вооруженному восстанию. В ходе этого восстания предполагалось радикально разрешить проблему «национальных меньшинств»:

«Поляков всех выселить, дав им возможность взять с собой, что они хотят, так как их также будут защищать Англия и Америка. Тех же, которые не захотят уезжать - уничтожать. Активнейших врагов и среди них всех членов противоукраинских организаций уничтожить в день перед объявлением мобилизации. На учет они будут взяты заблаговременно районными и уездными военными командами».

В начале 1943 года этот план начал воплощаться.

Для подтверждения этого не будем приводить характерные выдержки из архивных документов, опубликованные в различных сборниках, а ознакомим читателей с фрагментами книги живого свидетеля тех событий, представителя украинской диаспоры Виктора Полищука «Горькая правда. Преступления ОУН-УПА (исповедь украинца)». Книга этого автора, изданная в Торонто, во многом необычна. И, прежде всего, личностью автора и его позицией.

Виктор Варфоломеевич Полищук родился в 1925 г. на Волыни, на территории, принадлежавшей до 1939 г. Польше. Происходит из этнически смешанной семьи (отец - украинец, мать - полька), коих великое множество проживало на Волыни. По вероисповеданию - православный. В сентябре 1939 г., когда советские войска вошли в Западную Украину, отец В. Полищука был арестован энкаведистами. До сих пор о его судьбе ничего не известно. Виктор Полищук с матерью и сестрами был депортирован в Северный Казахстан. В 1944-46 гг. работал в Васильковском зерносовхозе Днепропетровской области. В 1946 г. выехал в Польшу, где получил высшее юридическое образование. С 1981 г. проживает в Канаде, владеет собственным издательским предприятием. Имеет ученые степени кандидата юридических наук и доктора политологии, автор ряда научных и публицистических работ. Книга «Горькая правда» повествует о малоизвестных у нас событиях времен второй мировой войны в Западной Украине: массовых убийствах членами Организации Украинских Националистов и Украинской Повстанческой Армии мирного польского населения, а также украинцев, помогавших им.

Нельзя не отдать должное мужеству автора. Его стремление напомнить о горьких уроках истории, помешать возрождению украинского национализма, в котором он видит страшное зло, вызвало ненависть бандеровцев разных поколений и украинской диаспоры в Канаде и США, в большинстве своем, по утверждению автора, контролируемой ОУН. Далекий от реалий современной Украины В. Полищук искренне не может понять, как историки, вчера еще клеймившие бандеровщину, сегодня оправдывают ее, как деятели литературы, когда-то проливавшие поэтические слезы над жертвами националистических преступников, теперь воспевают их палачей. Украинский народ не заражен национализмом, утверждает В. Полищук в своей книге. Национализм стремятся возродить, насадить в Украине. В ответ на обвинение в антипатриотизме он замечает: «Не народ свой обвиняю, а очищаю от той скверны, что являет собой ОУН-УПА».

О преступлениях Украинской Повстанческой Армии

«Перед войной я закончил 9 классов. Когда немцы забирали молодежь в Германию на каторгу, то взяли и меня. Но мне посчастливилось убежать, и я вступил в партизаны. Попал в партизанское объединение М.Шукаева, которое прошло с боями по тылам от Чернигова до Чехословакии. То есть через Житомирщину, Ровенщину, Тернопольщину, Львовщину, Прикарпатье. Так что с бандеровцами (ОУН, УПА) приходилось встречаться не раз и не два. И не за столом, а в боях. Не дай Бог было попасть им в руки! Издевались хуже немцев. Вырезали на груди или на лбу звезды, выкручивали руки, ноги, истязали до смерти. А сколько они сожгли польских сел и вырезали «священными ножами» поляков! Сколько мирных людей, служащих, учителей перебили уже после войны! Вот какой была их борьба за вольную Украину («Робітнича газета», Київ, 29 сентября, 1992 г.).

Конференция «Украинская Повстанческая Армия и национально-освободительная борьба в Украине 1940–1950 гг.», которая проходила в Киеве в августе 1992 г., рекомендует Президенту Украины: «Конференция ставит вопрос о том, чтобы законодательные органы новой Украины признали ОУН, УПА, УГОР (Украинская Главная Освободительная Рада) наиболее последовательными борцами за независимость Украины, а бойцов Украинской повстанческой Армии - воюющей стороной.» («Новий шлях»; Торонто, 26 сентября 1992 г.)

М.Зеленчук, председатель Всеукраинского братства УПА на Софийской площади 26.08. 1992 г. требовал: «Признать борьбу УПА как справедливую освободительную борьбу украинского народа за свою Независимую Державу» («Гомін України», Торонто, 16 сентября 1992 г.).

Так что ж такое УПА? Была ли это армия, которая принесла славу Украине?

Доказательства преступлений УПА

Если бы описать все злодеяния УПА против польского и украинского народа, о которых есть доказательства, то нужно было бы издать отдельную книгу, приводя лишь только факты без комментариев на сотнях страниц мелким шрифтом. Я сам собрал более ста, подписанных конкретными людьми, с указанием адреса. Но сначала приведу личные доказательства.

Летом 1943 г. моя тетка по матери Анастасия Витковская пошла с соседкой-украинкой днем в село Тараканов, расположенное в трех километрах от г. Дубно. Разговаривали по-польски, так как тетка, женщина неграмотная, родом из Люблинщины, не смогла научиться украинскому языку. Пошли они, чтоб поменять кое-что на хлеб, так как у тетки было шестеро детей. Никогда ни она, ни дядька, Антон Витковский, тоже человек совсем неграмотный, не только не вмешивались в какую-либо политику, но и не имели о ней никакого представления. И ее, а также соседку-украинку, убили бандеровцы из УПА или Самооборонных кустовых отделов (в них входили вооруженные часто вилами, ножами местные крестьяне, подчиненные ОУН-УПА) только за то, что они разговаривали по-польски. Убили зверски топорами и бросили в придорожный ров. Об этом мне рассказала другая тетка - Сабина, которая была замужем за украинцем Василием Загоровским.

Родители моей жены жили до войны в Полесье. Ее отец - чех, а мать - полька. В семье разговаривали по-польски. Когда в начале 1943 г. в южном Полесье начались массовые убийства поляков, вся семья убежала к родителям отца в село Угорек около Дермани.

Однажды знакомый украинец сообщил тестю, что УПА готовится уничтожить его семью. Они убежали в Кременец. Кто-то слышал разговор этого молодого украинца с отцом моей жены. Его, подозревая в «измене», повесили в центре села и прицепили на грудь табличку: «Так будет со всеми изменниками». Повешенного не разрешали снимать в течение нескольких дней.

Два факта, которые имели место в разных местах в разное время. Их объединяет одно: авторство ОУН-УПА, беспричинность убийств. У моего отца был брат, Ярохтей, который жил в с. Липа Дубенского района. За то, что он открыто клеймил УПА, его убили выстрелом в рот. Дядька Ярохтей был обыкновенным малограмотным крестьянином.

Нет возможности в одной книге рассказать обо всех отдельных массовых убийствах поляков и украинцев, совершенных ОУН-УПА, поэтому ограничусь лишь некоторыми.

Очень близкий мне человек М.С. рассказал: «24 марта 1944 г. в морозную ночь бандеровцы напали на наши хаты, подпалили все строения. Жили мы в селе Поляновице (Цыцивка) Зборовского уезда (автор называл старое административное деление — ред.) Тернопольской области. Отец мой, поляк, женился на украинке. С украинцами из соседних сел мы жили в мире. Мы слышали об убийствах на Волыни, но сначала не думали, что и нас могут убивать. Где-то в феврале 1944 года бандеровцы (мы не разбирались, кто в УПА, кто в другой группе - всех называли бандеровцами, так как они сами славили «вождя» Бандеру) поставили перед нашим селом требование о выкупе. Крестьяне деньги собрали и отдали бандеровцам. Но это не помогло. Ночью все мужчины, то есть отец, младший брат и я, как и в другие ночи, спали в убежище под хозяйственными постройками. Мать (украинка) с двумя моими сестрами и сестрой отца, которая вышла замуж за украинца из-под Харькова, ночевала в хате. Сразу же после полуночи мы почувствовали запах дыма и догадались, что УПА подожгла дома. Я выскочил из погреба, подняв ляду. По мне, убегающему, стреляли, но не попали. Отец тоже пытался выбраться из погреба, но не смог - сгорел. От дыма задохнулся мой младший брат. Мать, убегающую из горящего дома, ранили, но она спаслась. Убежала также семилетняя сестра, хотя и получила ранение в колено. Убежала также сестра отца, которую ранили выстрелом в руку, вследствие чего руку пришлось ампутировать. Вторая 13-летняя сестра, убегая, попалась на глаза бандеровцу, который проколол ей грудь штыком, и она погибла на месте. Этой же ночью бандеровцы сожгли и убили соседей наших - Белоскурского и Барановского и других из нашего небольшого села».

Т. Г. из Глухолазов (Польша) пишет: «Мы жили в польском селе Чайков, уезд Сарны. В июне или июле 1943 г. приехали перед обедом бандеровцы на конях. Окружали дома, поджигали их, а тех, кто из них убегал, убивали топорами, штыками. УПА не боролась с немцами. До войны у нас не было вражды между украинцами и поляками».

Э.Б. из США: «Жили мы в селе Радоховка. В марте 1943 года в полночь уповцы подожгли дом соседа Янчарека. В тех, кто из него убегал, стреляли. Спасся только сын Ян, остальные погибли: Яков Янчарек, его жена, мать, сын Януш, дочь Ледзя, вторая дочь с грудным ребенком. Жертвы бандеровцы бросили в колодец. Моя мать была убита в мае того же года - шла в село, и ее застрелили.

До войны мы с украинцами жили в согласии.

3-Х. из Польши, г. Валч: «Село Николаевка на Волыни. Нападение бандеровцев было 24.04.1943 г. на рассвете. Бандеровцы вошли в нашу хату и начали пытать, коля штыками. Принесли солому и подожгли. Меня также пробили штыком, и я потерял сознание, упав на тетку. Когда пламя добралось ко мне, я пришел в себя и выскочил в окно. Бандеровцев уже не было. Мой стон услышал сосед - украинец Спиридон, он занес меня к другому украинцу - Безухе, который на лошади повез меня в больницу. Вследствие нападения погибли 14 человек, среди них была беременная женщина».

Г.К. из США: «14 июля 1943 г. в Колодне бандеровцы замучили 300 человек. Согнав их, приказали лечь, мол, будут делать обыск. В лежачих начали стрелять. Свидетель - Антек Полюля. Бандеровцы из Колодни: Андрей Шпак, Семен Коваль, Володя Сничишин, из Олешкова - Павел Романчук. К убийству призывал поп, который говорил: «Будем святить ножи, чтобы кукель из пшеницы вырезать».

В.В. из Великобритании сообщает, что 12.07.1943 г. в селе Загаи бандеровцы убили - и тут список из 165 фамилий, среди них грудные дети, беременные женщины, старики. Он говорит, что до войны с украинцами были нормальные отношения, враждебность началась тогда, когда Гитлер начал обещать вольную Украину».

Г.Д. из Польши: «Во вторник, 14 июля 1943 г., в селе Селец Владимир-Волынского района украинцы убили двух пожилых людей - Юзефа Витковского и его жену Стефанию. Их застрелили в собственной хате, которую потом подожгли. После полудня этими же топорами убили двух пожилых людей Михаловичей и их 7-летнюю внучку, мужа и жену Гроновичей, экономку ксендза по имени Зофия. В убийствах принимал участие Иван Шостачук, который до войны был в польской армии капралом и поменял свое вероисповедание на римско-католическое. Его младший брат Владислав, православный, предупредил семьи Морелевских и Михалковичей. В банде был украинец - Юхно, который убивал поляков, а его отец спас семью Стичинских. До войны отношения с украинцами были хорошими, портиться они стали в начале 1943 года, когда из Львовщины и Станиславщины начали прибывать агитаторы, которые бунтовали украинскую молодежь, обещая вольную Украину. Не все поддавались нашептыванию, в частности, не поддавались люди старшие по возрасту. Учительницу начальной школы Майю Соколив, жену заведующего школой, которую прислали из Советского Союза, русскую, вместе с мужем, матерью и годовалым сыном Славиком утопили в колодце. Из семьи Морелевских бандеровцы убили родителей, невестку Ирену (19 лет) и сына Юзефа (20 лет). Всех, кроме Ирены, убили недалеко от леса. Ирену забрали в хату руководители банды, держали ее в подвале, насиловали, а потом выбросили в колодец. Ирена была беременной. Смешанные семьи также убивали».

Я.Д. из Канады: «На наше село Лозов Тернопольской области, что над речкой Гнездечной, бандеровцы напали в ночь на 28 декабря 1944 года. Замучили около 800 человек. Первая группа бандеровцев после сигнала ракеты била окна и выламывала двери, вторая группа убивала, а третья грабила, после чего поджигали дома».

В.М. из Канады: «Село Грабина, Владимир-Волынская область. 29 августа 1943 г. в воскресенье пришла весть, что бандеровцы убивают: Отец приказал мне спрятаться. Когда вошли в наш двор, там была моя мать, которую сразу же застрелили из пистолета. Отец это увидел и, выйдя, сказал: «Что вам нужно, ведь я вам ничего плохого не сделал?» Бандеровец в ответ ударил его топором в голову. Отец упал, тогда бандит в него еще и выстрелил. Мать убили сразу, а сестру на третий день.»

Е.П. из Польши прислала выписку из парафиальной книги села Мосты Великие около Жовквы, в которой обозначено 20 убитых. В селе Рокитна в вербное (католическое) воскресенье было убито топорами 16 человек, а три человека: Казимир Витицкий, паламарь, его жена и ребенок были утоплены в проруби.

К.И. из Великобритании: «Германовка. Нападение имело место в сентябре 1943 г. на рассвете. Напали на меня близкие соседи — Костецкий. Головатый и Заплетный. Побили меня и ограбили. 14 февраля 1944 г. была свадьба моей двоюродной сестры, недалеко от меня, на нашей улице. Молодой работал на почте и пригласил своего начальника, а когда тот отъезжал, то бандеровцы убили его выстрелом. Началась стрельба, бросали гранаты. Все свадебные гости были убиты, хату сожгли. Убиты были также и музыканты, шесть их было, среди них было несколько украинцев. Среди гостей также было несколько украинцев, их тоже убили. Убито 26 человек. Один украинец, сосед, позволил мне ночевать в его хате, но однажды, придя из церкви, сказал, что дальше не может меня прятать, так как священник сказал: «Братья и сестры, пришло время, когда можем отплатить полякам, жидам и коммунистам». А мой сосед работал в совхозе, так его считали коммунистом. Фамилия этого попа Волошин. Была одна польско-украинская семья, так ее, как и всех поляков, уничтожили. До войны совместная жизнь с украинцами была хорошая, вражда настала, как начали организовывать УПА. В конце ноября 1944 г. на воротах был прибит листок, на котором было написано, чтобы я в три дня убрался из села, а то убьют и сожгут. Я оставил все и убежал».

И так далее, и так далее. Повторяю: нет возможности опубликовать все факты. У меня не было возможности получить сведения с Украины, в частности из Волыни и Галичины относительно замученных там бандеровцами украинцев. Когда я обращался на Украину, на мои письма не отвечали или отмалчивались относительно сути дела. Не могу понять - или там еще боятся бандеровцев или уже снова их боятся. Если бы я жил на Украине, такие сведения я бы достал.

Считаю нужным, пока еще живы некоторые свидетели этих злодеяний, создать совместную польско-украинскую, а может быть, и польско-украино-еврейскую комиссию или комитет для получения фактов от непосредственных свидетелей убийств. Чтоб можно было соединить эти данные с теми, которые уже есть, и напечатать хотя бы небольшим тиражом документ, чтобы такая книжка была в научных учреждениях в Польше и на Украине, в библиотеках. Об этом должны позаботиться те, кто живут в Польше и на Украине».

Продолжение во второй части.

Олег Янковский

1 комментарий
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Основатели
Как минимум, статья УК.