15.02.2017 18:23 Главная
0

Утилизация военных по-украински. Дмитрий Родионов

На днях стало известно, что в одну из луганских больниц в отделение радиологии госпитализирован Олег Попов. Если кто уже забыл, тезка «Солнечного клоуна» — это украинский перебежчик из Одессы, который убил своего сослуживца, угнал БМП с позиций ВСУ и сдался народной милиции ЛНР под Кировском. Впоследствии он дал пресс-конференцию в Луганске, в ходе которой рассказал о причинах своего поступка.

Петр Порошенко

Так вот, как сообщает источник «Луганска-1», медики давно отмечают постепенное ухудшение здоровья Попова, но в последнее время он постоянно жаловался на слабость, головные боли, тошноту, у него постоянно держалась температура. Проведённые анализы крови показали уменьшение эритроцитов и тромбоцитов, что может быть проявлением лучевой болезни.

Напомню, в прошлом году многие СМИ писали о том, что украинское военное командование по причине нехватки техники отправило в т. н. «зону «АТО» расконсервированную технику из другой «зоны» — из Чернобыльской зоны отчуждения.

По данным «Киберберкута», половина украинской военной техники имеет советские паспорта, в которых есть отметка о том, что эта техника использовалась для ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, а позже дислоцировалась в зоне отчуждения, при этом в новых, украинских, паспортах соответствующая отметка отсутствует.

Кроме того, в прошлом году в руки журналистов попало распоряжение премьер-министра Владимира Гройсмана, к которому прилагается письмо главы Службы безопасности Украины Василия Грицака о возможном возникновении в Донбассе «чрезвычайной ситуации». А в сентябре в подконтрольных Киеву районах Донбасса состоялась масштабная «радиоактивная разведка», которую осуществляли сотрудники СБУ и Государственная инспекция ядерного регулирования. По данным луганских СМИ, были проверены десятки объектов, среди которых шахты, предприятия, лечебные учреждения и даже заброшенные пионерские лагеря, в которых или рядом с которыми дислоцировались силы ВСУ и «добровольческие» батальоны. Нужно ли уточнять, что список объектов, подлежащих проверке, был засекречен и недоступен даже гражданским властям?

Кроме того, летом прошлого года ряд СМИ сообщил, что на подконтрольных Киеву территориях участились случаи обращения граждан к врачам с симптомами, возникающими при малых дозах облучения.

Или вот еще оставшаяся практически незамеченной нашими СМИ информация с Луганщины. Все тот же «Луганск-1» в прошлом году рассказал, что на позиции ВСУ в городах Северодонецк, Лисичанск, Попасная и поселок Новоайдар привезли древесину из… внимание… Чернобыльской зоны.

По словам военнослужащих, привезенный лес имеет радиационный фон. Однако именно им солдат заставляли отапливать блиндажи, поскольку ранее глава Луганской областной военно-гражданской администрации Георгий Тука не раз жаловался на несанкционированную вырубку леса военнослужащими ВСУ.

Все, конечно, можно понять. Донбасс — сплошная степь, там традиционно топят углем, ибо лесов почти нет. Лес дорогой. Если это не чернобыльский лес. Хороший лес, как недавно выяснилось, давно идет на продажу в Европу в нарушение украинских законов. А для обогрева собственной армии сойдет и радиоактивный. И техника зараженная — все же техника, которая все же ездит. БТР, БМП, грузовики — что их, выбрасывать, что ли, теперь? Нет, техника еще послужит в Донбассе, повоюет, а заодно и будет естественным для военной техники путем утилизирована.

А как же радиация? А что радиация? Мы же знаем из откровений украинских политиков, что в Донбассе живут «недочеловеки», «неполноценные украинцы», «ватники» и т. д. Их не жалко. Не жалко даже территории, с потерей которой Киев давно смирился и в кошмарном сне видит ее возвращение в состав Украины, что с населением, что без. С этой территорией можно обращаться как с оккупированной.

Но если с местными жителями, которых в Киеве за своих не считают, все как бы ясно и понятно, то как же солдаты ВСУ, которым предстоит пользоваться зараженной техникой и которые отапливают свои позиции чернобыльским лесом?

Но и тут ответ прост. Военнослужащие ВСУ, а уж тем более бойцы националистических батальонов для Порошенко и К° свои не в большей степени, чем жители Донбасса. Их отличие только в том, что они еще пригодятся для выполнения планов киевских властей. Как и чернобыльская техника. Отработают — и в утиль. Кстати, что касается нацбатов — то тут у Порошенко еще больше мотивации их утилизировать как можно скорее, ведь они, в отличие от всушников, представляют для него реальную угрозу.

После этого у кого-то еще остаются вопросы о том, почему столь массовы случаи дезертирства из украинской армии?

Или вот еще характерный эпизод. Несколько дней подряд СМИ «искали» «потерявшуюся» украинскую ДРГ, которая отправилась «наблюдать на передний край собственных позиций», но не вернулась, и с ней пропала связь. Несколько дней все СМИ об этом писали, выдвигались различные версии, военные эксперты рассказывали о том, что бывает, когда диверсионные группы попадают в плен, как их задерживают и обезвреживают и так далее. Итог этой истории оказался до глупости банален и почти точь-в-точь повторял историю, случившуюся буквально в прошлом месяце: группа подорвалась, по некоторым данным, при неудачной попытке установки растяжки.

Полагаю, не только у военных специалистов должен возникнуть вопрос: как так? Нет, ну ведь вовсе не обязательно быть спецом, чтобы понимать, что через линию фронта посылают только специально обученных людей, а не абы кого. Нет, это у ополченцев в 2014-2015 гг. в разведку ходили все подряд просто потому, что специально подготовленных людей не было, было ополчение, а не армия. Но у украинской стороны была все же хоть и сильно «потрепанная» «Майданом» и деморализованная, но армия. И сейчас на дворе год 2017-й. Уже у армий республик появились свои профессионалы, а на Украине они до сих пор «штучный товар»?

Мы же знаем, что нет. И на примере того, как они работают, на примере убийств Мозгового, Дремова, Моторолы, Анащенко, Гиви — мы видим, что там есть профессионалы высокого класса. И они должны быть в каждом боевом подразделении. Во всяком случае, диверсанты должны обладать необходимыми навыками, в том числе в саперном деле, ведь идти через линию фронта — это значит, идти через минные поля, растяжки и прочие инженерные заграждения.

Особенность донбасской линии фронта в том, что там невозможно поставить блокпосты через каждые сто метров или построить стену с сигнализацией и под напряжением. Между опорными пунктами существует множество «дыр» и «лазов», где ДРГ постоянно ходят туда-сюда. То, что невозможно поставить под огневой контроль, — наглухо минируется. Это похоже на шахматную доску: одна группа прошла — оставила свои «ловушки», другая обезвредила их и оставила свои. И такая война саперов длится каждый день. И каждый день кто-то подрывается. Но когда несколько групп подряд по одинаковой схеме подрывается на собственных растяжках с разницей в пару недель — это вообще повод задуматься.

Либо украинские командиры настолько безалаберны и халатны, что посылают необученных солдат на минные поля, т.е. практически на верную смерть, либо они делают это намеренно — для «утилизации человеческого ресурса». Я не знаю, какой из этих вариантов правильный, но оба явно не в пользу украинской армии.

Показательно, что, как рассказали казаки полка имени Платова, которые и сообщили о гибели группы, бойцы ВСУ погибли не все сразу, были раненые, они еще долго запрашивали помощь, но ответом было лишь молчание эфира. Казаки долго еще слушали «крики в пустоту» умирающих, пока те не стихли.

При этом командование ВСУ, разумеется, это не признает. Вообще, этой темы они старались избегать, новости о пропаже и поисках группы мы узнавали от украинских военных волонтеров. Минобороны и Генштаб многозначительно молчали.

Да, тут еще можно вспомнить прошлогодний эпизод на «Светлодарской дуге», когда командиры в прямом смысле слова погнали своих солдат в наступление пехотой без артиллерийской поддержки на позиции ополченцев прямо по… минному полю. Это тоже несовместимая с офицерским званием халатность или намеренное устранение «лишних людей»?

Впрочем, и тут вполне заслуживает право быть версия дезертирства. Страшно идти через линию фронта по минным полям. Но еще страшнее — оставаться. При попытке уйти на сторону республик шансы выжить примерно 50 на 50. А тех, кто остается, практически ждет верная смерть, тем более что Киев, очевидно, готовит новое обострение и, возможно, новую полномасштабную войну, где украинских солдат погонят на пулеметы ополченцев по минным полям, а в спину им будут стрелять пулеметы заградотрядов. Сами ВСУшники нередко говорят о том, что не так страшны «сепары», как представители «нацбатов», которые зачастую провоцируют гораздо больше боевых потерь в рядах ВСУ. Это не преувеличение, я собственными глазами неоднократно наблюдал на «передке», как «правосеки» обстреливали ВСУшников в то время, как ополченцы соблюдали мирные договоренности и не стреляли. Я сначала не понял, для чего? Ведь это не наступление, и никто не бежит с поля боя. Ответ моих друзей ополченцев, которые постоянно наблюдают подобные картины, меня просто вогнал в ступор: просто так, чтобы не расслаблялись. Ну и чтобы в плен не сдавались, ведь случаев перехода солдат ВСУ на сторону республик реально очень много, лично наблюдал не одного такого.

Вспомним уже упомянутого Олега Попова, пулеметчика 93-й механизированной бригады ВСУ, который, по собственному признанию, мечтал стать военным, но за 11 месяцев службы полностью разочаровался в ВСУ: военная структура вооруженных сил, по его словам, деградирует.

«За период своей службы, находясь в тех или иных подразделениях, я имел «удовольствие» видеть людей, которых принимают в вооруженные силы. Это, прежде всего, судимые или с непогашенной судимостью и, как говорят на зоне, «люди в авторитете», которые имеют на себе наколки соответствующие», — рассказал он в ходе своей пресс-конференции.

«Второй фактор — это люди, конечно, которые очень любят выпивать, и третьи — те, кто принимает наркотики, «траву» и такого плана».

«Костяк армии, передняя линия, фронтовая линия состоит вот из этих людей, на которых ставится ставка. Такие люди, как семейные, работают, социально нормальные люди — это очень низкий процент на передней линии. В основном идут судимые, алкоголики, наркоманы», — рассказал перебежчик.

Об условиях службы в ВСУ мы знаем уже многое. Как бы ни старалась украинская пропаганда, вопиющие случаи нарушения элементарных прав человека в рядах ВСУ все же становятся благодаря СМИ достоянием общественности. Сразу на память приходит случай, когда несколько десятков бойцов 53-й отдельной механизированной бригады, недовольные условиями размещения на полигоне Широкий Лан в Николаевской области, пешком прошли 300 километров, чтобы пожаловаться в прокуратуру областного центра на ужасающие условия службы.

Это и плохое питание, и просроченные лекарства, и отсутствие питьевой воды, электричества, дров, возможности помыться и постирать одежду. Кроме того, по словам бойцов, технику (уж не ту ли самую, чернобыльскую?) им приходилось ремонтировать на свои деньги, в то время как волонтерская помощь с территории, где было расквартировано подразделение, постоянно вывозится в неизвестном направлении. Кроме того, бойцы вынуждены спать в дырявых палатках практически на снегу по три человека на каждое койко-место или в военном транспорте, еду покупать за свой счет, а воду вытапливать из снега, в довершение ко всему, их банально обсчитывали при начислении денежного довольствия. «Я понимаю, на передовой. Наша дорога отсюда и дотуда устлана трупами», — заявил тогда один из «бунтовщиков».

«Широкий Лан, Николаевская область, нет питьевой воды, нет еды, света, дров, и вряд ли будут. Врачи, большая часть… не лечат, в госпиталь попасть проблема, постираться — вообще молчу. Комбриг угрожает за любое неповиновение… Многих избили, забрали военники, паспорта, карточки, деньги. Рапорта не проходят, рвут при тебе… Все говорят одно: верните на передовую, там хоть есть за что умирать», — написал тогда украинский военкор Дмитрий Гнап.

Тот «бунт» в итоге закончился помывкой в бане и громкими обещаниями разобраться и все исправить. Однако все это напомнило разовое «затыкание дыр», в то время, как тут, как в известном анекдоте, «всю систему менять надо было».

Это был 2015 год. Думаете, что-то поменялось? Да как же!

Можно еще вспомнить о злоключениях 128-й отдельной горно-пехотной Закарпатской бригады из Мукачево, которая прошла всю войну с самого начала, побывала в дебальцевской мясорубке — все время практически без обеспечения, без ротации. Наконец, ее отправили на отдых и переформирование на Яворивский полигон, а там измученных солдат поселили буквально в болото. Как рассказал депутат Верховной рады Юрий Деревянко, «на полигоне не созданы условия для приготовления пищи и банно-прачечного обслуживания, отсутствуют душевые помещения, комнаты для умывания и туалеты… Военнослужащие вынуждены спать в палатках, которые протекают, на мокрых матрасах и ковриках. После дождя в середине палаток и вокруг них образуется болото».

Для статистики: 128-я бригада потеряла во время войны 129 солдат и офицеров убитыми. Дезертировали из бригады… 109 человек. Это много или мало? Я не военный человек, но предположу, что полторы роты дезертиров — это диагноз! В 2015-м главный военный прокурор Украины Анатолий Матиос насчитал в стране 16 тысяч (ТРИ ДИВИЗИИ) дезертиров, из которых поймать удалось лишь 344 человека.

Конечно, украинской пропаганде неудобно признавать эти факты. Им тех же перебежчиков, перешедших на сторону Донбасса, легче признать «геройски погибшими от рук сепаров». Или подорвавшимися при выполнении задания. Но вот неприятность, объявляется потом в Луганске такой вот Олег Попов и правдой жжет сердца людей. Попов, кстати, не просто сбежал: он убил своего командира и чуть было не угнал боевую машину, которая просто сломалась в пути (не из Чернобыля ли, роковой случай или закономерность?). Понятно, что для своих граждан пропаганда еще работает и даже в эпоху Интернета. Но, попав на фронт, увидев своими глазами, как издеваются над солдатами, как их посылают на смерть, не задумываясь, как их держат в условиях хуже, чем некоторые держат скотину, при этом армия еще как-то обеспечивается и выживает исключительно благодаря волонтерам из числа «патриотов» (достаточно вспомнить, как раненных и убитых приходилось вывозить на гражданских машинах волонтеров), которые единственные видят в них защитников отечества, а не пушечное мясо, у многих ли еще останутся «патриотические» иллюзии? Многие ли захотят защищать такую родину, которая о них ноги вытерла? К тому же до попадания на фронт многие под влиянием пропаганды верят, что там против них воюют «российские агрессоры». А тут они видят, что агрессоры это они, и воюют они с шахтерами и рабочими.

Для большинства солдат единственное, что их останавливает от перехода на сторону ополчения, – страх подорваться на мине или быть убитыми в спину своими же.

Впрочем, на боеспособность армии оказывает сильное влияние не только моральное состояние солдат. У украинской армии есть еще одна серьезнейшая проблема — недостаток опытного младшего офицерского состава. Просто катастрофический недостаток. По словам украинского военного эксперта Олега Жданова, недокомплект младших офицеров в ВСУ «просто сумасшедший» и превышает 60%.

Вспомним слова «фюрера» «Азова» Андрея Билецкого, которому, как говорится, нет смысла врать и приукрашивать.

«Обеспеченность личным составом на линии фронта — 40−60%. Огромные прорехи, людей нет, люди не мотивированы… Мы снова умоемся кровью, как зимой 2014 года, когда нам рассказывали об изменениях в армии, как мы окрепли и поднялись за это время. А потом случилось Дебальцево. И мы поняли, что опять ничего не стоим».

Порошенко очень любит называть ВСУ «самой сильной армией Европы» и рассказывать сказки о том, как сильно и в лучшую сторону изменился ее моральный и боевой облик после 14-го года, то есть после победы «Майдана», что в кратчайшие сроки было возрождено и приумножено уничтоженное при прежней «злочинной владе». Однако возрождать было совершенно нечего — все военное наследство, доставшееся Незалежной от УССР, было уничтожено еще в первые годы незалежности, и Янукович тут вообще ни при чем.

Из 30 военных вузов 25 расформированы. Среди них все три высших командных артиллерийских училища в Сумах, Одессе и Хмельницком. Сегодня единственные оставшиеся Национальная академия Сухопутных войск имени гетмана Сагайдачного во Львове и Военная академия в Одессе в сумме дают стране полтысячи лейтенантов ежегодно. Это для четвертьмиллионной армии, из которой почти сто тысяч военнослужащих дислоцированы в Донбассе!

Латать дыры в Генштабе решили своеобразно — призвать выпускников военных кафедр гражданских вузов. Пикантность ситуации в том, что военная кафедра на Украине — платная, т .е. это легализованный способ откосить от армии. Стоит обучение в один семестр, кстати, больше средней месячной зарплаты по стране. То есть это форменное издевательство над теми, кто думал, что стоило один раз заплатить и жить спокойно. Не получится. Во всяком случае тем, кому нет 43 лет (для сравнения: в России военные кафедры бесплатны, и призыву их выпускники подлежат только до 28 лет). Такой вот новогодний сюрприз приготовили украинцам власти. Наверное, подумали, что те, кто нашел деньги на военную кафедру, найдет и на то, чтобы второй раз откупиться. Думаю, многие военкомы уже составили бизнес-планы и приготовили карманы.

А те, кому второй раз откупиться денег не хватит — пойдут служить и воевать. И это страшнее всего — в Донбассе у ВСУ самые большие потери среди командиров взводов и рот, так как ими командуют плохо подготовленные лейтенанты. Представляете, что будет, если во главе подразделений поставят тех, кто вовсе в армии не служил?

Еще один момент. По словам замгендиректора «Укроборонпрома» Сергея Пинькаса, 95% поломок боевой техники в зоне «АТО» происходит из-за «безобразной и безграмотной эксплуатации» в войсках ВСУ. Если так дальше пойдет, то воевать будет не только некому, но и не на чем. Впрочем, ВСУ всегда выручит техника из Чернобыля.

Многие зададутся вопросом, но ведь на вооружение и обучение армии идут огромные средства, «западные» партнеры Украины помогают деньгами и нелетальным (а по неофициальным данным, и летальным) оружием. Где все это? Ну, про то, что Запад поставляет на Украину, мы неоднократно слышали и смеялись дружно, когда летели в кюветы списанные британские «Саксоны» и ломались без возможности достать запчасти распиаренные укропропагандой американские «Хамви».

А про деньги… Ну, видимо, не в тех они карманах оседают, ой не в тех.

Еще раз спрашиваю, кого-то еще удивляет, что желающих служить на Украине все меньше и меньше, а дезертиров все больше и больше?

При этом президент Порошенко ранее говорил о том, что процесс мобилизации в стране временно приостановлен, поскольку в настоящее время армия пополняет свои ряды исключительно за счет добровольцев, которые четко осознают цель своей службы. По его словам, следует уделять больше внимания уровню профессиональной подготовки тех солдат, которые служат по контракту. Как заявил министр обороны Степан Полторак (более известный как «Полторак Дебальцевский», сами понимаете — за что), «сегодня территориальную целостность на Донбассе защищают исключительно добровольцы, люди, которые считают, что нет более важного, чем защита страны».

«Сейчас в зоне АТО нет ни одного мобилизованного, нет ни одного бойца срочной службы», — рассказал журналистам глава оборонного ведомства в конце января.

Впрочем, повторю, как бы пропаганда ни работала, шила в мешке не утаишь. Вчера разведка ЛНР сообщила о нехватке личного состава в украинской армии.

«Нашей разведкой подтверждается информация о нехватке личного состава в рядах украинской армии. Это связано с увеличением количества военнослужащих, не желающих продлевать контракт на службу в рядах ВСУ, и, кроме того, растет количество уклонистов, не желающих служить в армии, где командиры отдают преступные приказы на истребление народа Донбасса», — сообщил журналистам спикер НМ ЛНР Андрей Марочко.

Вот вам и «патриоты», защищающие «территориальную целостность». Вот вам и «сильнейшая армия в Европе».

Личного состава в Донбассе у Украины действительно много. По некоторым данным, около 90 тысяч против 30-40 у ополченцев. Вполне достаточное количество для того, чтобы пойти в широкомасштабное наступление по всей линии фронта. И даже достаточное для того, чтобы захватить Донбасс. Но только путем заваливания его трупами. Все эти 90 тысяч могут стать удобрением для степей Донбасса. Впрочем, Порошенко на это как-то плевать. Ему важно продержаться еще хотя бы какое-то время. И если для этого надо будет, он и миллион положит в землю. Предварительно «заразив» ее радиацией. Чтобы никому она не доставалась.

И солдаты ВСУ прекрасно понимают, что ничего хорошего от столкновения с реальными «сепарами» их не ждет. Вот и пытаются сбежать из этого кровавого «дурдома» любым способом. Куда угодно. Хоть бы и сразу на небеса, сгустившие свои мрачные тучи над минными полями «серой зоны» некогда благодатной донецкой степи.

Дмитрий Родионов

Читать оригинал >> 18:23 15.02.2017

0 комментариев
Войдите, чтобы оставить комментарий. Простая в два клика.
Пока никто не оставил комментариев к этой статье. Вы можете стать первым!
Новости MEDIA REPOST v2.0
Обновление прав пользователей сети MEDIA REPOST
Подробности смотрите здесь
Сирия. Боевые действия ОНЛАЙН
Сводка военных событий в Сирии. Пост обновляется.
Установить виджет online-ленты на свой сайт
Новороссия. Боевые действия ОНЛАЙН
Сводка военных событий в Новороссии (ЛНР и ДНР). Пост обновляется.
Установить виджет online-ленты на свой сайт
#ЯбМог - работа в ДНР и ЛНР
Поддержи проект трудоустройства в ДНР и ЛНР
Мнения сообщества
Основатели
Как ни крути до яйценюка ему ещё далеко.
Основатели
Не удержался, чтоб не потролить... 《Атомный реактор нагревает воду, которая превращается в пар, который раскручивает турбины, которые возбуждают генераторы, которые вырабатывают электричество, которое поступает в электромоторы, которые крутят гребные винты.》... в доме, который построил Джек))ещё
Основатели
Супер статья! Про кинозал не знал.
Основатели
Что же тут прекрасного? Основатель фонда по распилу денег для сирот.. таким не за чем размножаться..
Основатели
Они начали скакать после того как их Святослав разбил.
Последние комментарии